Ланиакея

Размер шрифта: - +

Глава 7

До возвращения Вагнера оставалось шесть дней, но они казались мне шестью месяцами. Я чувствовала себя все хуже при мысли о том, что увижу его, и все лучше — тоже от этой же мысли. Расхаживала по комнате вместо того, чтобы готовиться к практикам, думала, кусала губы, грызла ногти.

Если бы не вторая Фаина, мне бы было намного тяжелее перенести то, что я узнала, но как только угроза ушла, она снова скрылась в тень и только иногда подавала голос, изрекая что-то вроде: «Ты, похоже, совсем чокнулась». Где-то она была права.

Я снова и снова перебирала в памяти все, что сказала Ника, я заставляла себя поверить в то, что она ошиблась, но упрямая цифра «четыре года» оказывалась сильнее и безжалостно отметала все доводы.

К тому времени, как мы познакомились, у Вагнера уже два года как был импринт. Наверняка у них уже глубокое запечатление, а может быть, и настоящая любовь, а ты, Голуб, придумала себе невесть что. Между вами ничего не было. Ты запечатлена не взаимно, и, радуйся, что узнала об этом, пока не стало слишком поздно.

И ведь это все уже однажды случилось со мной. И ведь именно это и было причиной того, что творила со мной сейчас моя удивительная способность отрицать хорошее, чтобы не пропустить момент, когда наступит плохое.

Я не позволяла себе замечать холодности и отстраненности отца — и вот что вышло.

Я не позволяла себе поверить в его нелюбовь, хоть и видела ее, должна была видеть — и удар оказался таким сильным, что какая-то часть меня словно до сих пор оставалась онемевшей, как будто и не прошло время, а все случилось только вчера. А ведь если бы я была готова, если бы я не отбрасывала прочь сомнения, ничего этого бы не случилось.

Запечатлевшись на Вагнере, я сказала себе, что подобной ошибки не допущу —не могу допустить, иначе это меня просто сломает. Он был холоден со мной, он едва ли меня замечал — и я сразу начала готовиться к тому, что с ним мне не быть никогда. Я загоняла мысли о нем в самую глубину сознания, я не позволяла себе ни на секунду поверить в то, что мое запечатление может быть взаимным, хоть и тянулась к нему, не в силах сопротивляться... до того злосчастного дня, когда сквозь дым и боль мою руку ухватила его рука, и далекий голос сказал мне, что я уже справилась.

И ведь было глупо думать о том, что за почти тридцать семь лет своей жизни он не успел запечатлеться и найти свою единственную. Было глупо — но я подумала, позволила себе обрести надежду и на мгновение забыла об осторожности.

Мне хотелось никогда не знать его и не видеть, и не слышать больше.

Мне хотелось увидеть его — так отчаянно, как никогда раньше.

Я понимала, что от этих мыслей и в самом деле скоро просто сойду с ума, и что единственный выход для меня — это взять и спросить напрямую... проклятье, ну почему в жизни все настолько сложнее, чем в романе о любви?

— Да ты успокоишься наконец? – спросила меня Кристи, отвлекаясь от ноутбука, на котором что-то бешено строчила. — Ты сама не своя эти дни, что стряслось-то?

— Успокоюсь когда-нибудь, — сказала я, падая на диван рядом с ней и потирая ледяные ладони друг о друга. Мне не хотелось озвучивать свои мысли, так что я заговорила о другом. — Что пишешь? Снова дневник?

Я знала, что Кристи ведет дневник. Она как-то показывала мне его, еще в самом начале обучения.

«21 марта. Стерто – 3 дня, восстановлено 3 дня». Перечень воспоминаний и все в таком роде.

Кристи умела стирать и восстанавливать память, причем иногда она эту способность использовала на себе, так что ей приходилось вот уже двадцать лет вести дневник, в котором она фиксировала важные события своей жизни — чтобы случайно стерев их, не забыть восстановить.

В ответ на мой вопрос она закусила губу и похлопала рядом с собой, приглашая пододвинуться ближе. Повернула ко мне ноутбук, и я вгляделась в строчки, бегущие ровными рядами по электронной странице.

«8 ноября. Стерто – 1 день, восстановлено 1 день.

Стерто: импринтинг. Встреча с А. в коридоре в 12.00, практика психофизиология амнезии в 15.30, встреча с А. в коридоре в 17.55. Восстановлено: невозможно восстановить практику, много фрагментов с А.».

Я перевела взгляд на Кристи и заметила, что она смотрит на меня.

— А теперь смотри сюда.

Она переключилась на следующую страницу.

«14 ноября. Стерто – 2, восстановлено – 1.

Отрабатывали с А. взаимодействие в паре, устанавливали раппорт. Импринтинг стерт частично, много фрагментов. Удалить невозможно.

17 ноября. Стерто – 8, восстановлено 7.

Стерта целиком практика за последнюю неделю. Тактильное воспоминание остается во фрагментах за 14, 15, 16 число. Импринтинг стерт частично…»

— Ну и так далее…. Ты понимаешь, что прочла? Объяснять надо?

— Фрагменты — это то, что удалить не получается? — спросила я.



Юлия Леру

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться