Лау. Проклятая корона

Размер шрифта: - +

Пленница.

Лау тысячу раз успела пожалеть, что не воспротивилась. Но сделанного не воротишь, и ей пришлось смириться. 

Уже в который раз.

Мать в облике огромного сапфирового дракона тащила ее на своей спине, не останавливаясь ни на секунду. Для нее такие расстояние все равно что Лау пройтись от дома до сарая. Наверное, круто вот так вот взять и обратиться в огромную крылатую ящерицу, а затем спокойненько долететь до города и таким же макаром обратно, но уже с покупками. Увы, Лау могла только ладони и ступни преобразовывать, а также зубы. Кроме того, улучшались зрение, слух, обоняние и.. сила. Самая приятная часть обращения.

- Мам, а кто такой Алмаз?

Луиза, вздрогнув, повернула голову к дочери, взирая на нее большими глазищами. Они правда были очень жуткими.

- Таких людей называют мразями, - передала свои мысли мать, тон ее походил на тон матери-настоятельницы. - Он сын первой фаворитки, Ирбис. Женщина, скажу я тебе, огонь. С самого детства готовила старшего сына занять трон, хотя все знали, что единственная наследница - ты. Так вскружила сынку голову, что сейчас он делает нам гадости. Узурпатор чертов.

- Не ругайся, - хмыкнула Лау. - А эта Ирбис что, помешана на драгоценных камнях? Почему его зовут Алмаз?

- Помешана как никто другой. Ты такого фанатика нигде не встретишь. Дочь она назвала Изумруд.

- Она тоже жаждет занять трон? - после минутной паузы спросила девушка.

- Нет. Ей всего одиннадцать, и она больна. Ирбис обычный человек, и гены виверны очень хорошо отразились на ее последнем ребенке, - и добавила хмуро, - За все ее грешки.

- То есть Алмаз полностью здоров?

- Живучий.

Плохо, подумала Лау. Если бы он болел, как его сестра, возможно, у нее был бы шанс сыграть на этом. Но удача явно отвернулась от девушки, как только та слишком расточительно распорядилась своей жизнью. Что ж, она может справиться и своими силами, незачем ей никакая удача.

<...>

Вот что было страшно - так это увидеть величественный огромный замок. Он был похож на замки, которые изображают в книгах, но все же в кое-чем отличался - он был настолько мрачен, что у Лау заледенели руки. Когда мать начала снижаться на огромную пустынную площадь, все ее мышцы затвердели и очень больно врезались в еще не окрепшее тело Лау. Давясь стенаниями и обиженными всхлипами, полукровка скатилась по плечу драконихи на твердую землю и тут же пошатнулась. Честное слово, она бы точно упала, если бы не крыло Луизы, которое вовремя зацепила когтем девушку за шиворот и поставило в более устойчивое положение.

Пытаясь справиться со страхом, Лау сжала руки в кулаки. Спокойнее, ты выжила в схватке с органоидми, имея только навыки борьбы с лесным зверьем. Ты и здесь победишь.

Мать, уже обратившаяся в человека, небрежно расправляла складки на золотистом платье, имевшие крайне длинные полы и рукава. И то и другое волочилось по земле, но выглядело очень красиво, особенно на маме и на фоне темного королевского замка. Лау невольно отошла подальше, наигранно прикрываясь от всей такой сияющей матери, будто ее блеск ослепил ее.

- Не балуйся, - улыбнулась мама. - Нам еще предстоит добраться до кабинета Болдрейга и найти завещание. Это очень важно, отнесись к этому серьезно.

- Почему я не вижу охрану? - пропустив наставление матери мимо ушей, спросила Лау.

- После войны, как ты заметила, многое пришло в упадок. В казне, наверное, уже даже медяка не осталось. Платить наемным рабочим стало нечем, и постепенно и армию распустили, и слуг. Некоторые убежали сами.

- Куда, если все королевство страдает? - недоуменно приподняла брови Лау.

Луиза нахмурилась. Она посмотрела на дочь хмурым взглядом, но не таким, каким обычно награждают врагов или очень провинившихся. Это было чисто родительское недовольство, больше наигранное.

- Так, ты вообще моих уроков не помнишь? Признавайся, спала! - толкнула женщина дочь в бок, ведя ее куда к секретному входу. - Надеюсь, своим рассказом я хоть немного освежу тебе память. Наше королевство - это не только деревни вокруг Дождянки, Шосам и столица. Оно огромно. И поверь, очень много земель, которых не коснулась война даже дымом. К тому же, всегда есть другие страны, они любят переселенцев, особенно с нашей территории.

- Мы в Дождянке вообще почти ничего о войне не слышали, - кивнула девушка.

- Вот именно. От основного побоища мы были настолько далеко, что жили так, как будто ничего и не происходит. Так что солдатам было куда бежать.

Они замолчали, продвигаясь по какому-то более ухоженному, чем в бывшем доме, тоннелю. Но он был очень узок, и Лау начала одолевать паника. Она тяжело вздохнула, почему ощущая, что воздух будто бы потяжелел, а стены... начали сужаться.

- Мам, что это? - испуганно спросила Лау.

- Что? - та недоуменно повернулась на зов, и по ее взгляду Лау поняла, что ничего не случилось.

- Ты не видишь? - девушка уперлась ладонями в стены и в бесполезной попытке раздвинуть их напрягла мышцы.

Луиза недолго думала, она поняла все практически мгновенно.

- Так, только не волнуйся. Выдохни. Закрой глаза, - Лау, сомневаясь, что это поможет, сделала, как велела мать. - А теперь, пожалуйста, только не кусайся, - и внезапно схватила дочь за руку, побежав так быстро, что у девушки начали заплетаться ноги. С такой скоростью она могла бежать только в режиме твинка, а Луиза, кажется, всегда.

Впереди показалась дверь, которую Луиза распахнула одним мощным ударом кулака. Но зрение все равно подвело, потому что Лау увидела только темноту, и только потом, когда по глазам ударил свет, увидела, что они просто скрывались за большим гобиленом.

- Я больше в этот коридор не зайду, - выдохнув, пообещала Лау.

- Доченька, - хмыкнула мать, смахивая с плеча паутину, - стены не двигались, - и ехидно улыбнулась, увидев, как перекосилось лицо дочурки.



Дарья Клим

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться