Лавандовое сердце

Размер шрифта: - +

16. За меня решает пес

Только набирая Трея, я вдруг сообразила, что за время, прошедшее с дня похорон, я ни разу его не видела. Может, опять уехал куда-нибудь? Или на него так подействовала угроза Матса, что он не решается заехать ко мне? Не могу сказать, что его молчание меня не задевало, но куда больше меня задевало то, что все это время я про него и не вспоминала. Управляясь в саду, я вспоминала долгие задушевные беседы с пани Ханной. Перед сном я вспоминала Бланку. Прибираясь в доме, пыталась представить, как по этим выцветшим половицам бегал когда-то медвежонок Матс, тогда еще не такой угрюмый. Но Трей… Может, я уже понимала, к чему эта тишина, и боялась признаться сама себе?

Но сейчас я была полна решимости. В конце концов, я звоню по делу, и если он сочтет это предлогом – пусть! Сам же предлагал обращаться за помощью. По крайней мере, все станет ясно. Трей моему звонку, казалось, обрадовался.

- Сможешь приехать сегодня? Как раз тебя кое с кем познакомлю.

Я согласилась. Правда, к назначенному часу опоздала, потому что никак не могла найти ключ от дома. Вряд ли кому вздумается забрести на «Лиллу», но я решила перестраховаться. В конце концов, ключ обнаружился в одном из вазонов на веранде, под букетом сухоцветов, и, выкатив велосипед, я отправилась к Трею.

Он встречал меня у ворот. Посмотрел пытливо, обнял, и у меня заколотилось сердце. Мое тело предательски реагировало на его близость, и плевать ему было на недомолвки!

- Как ты?

- Нормально.

- Прости, что не заезжал. Не хочу, чтобы у тебя были неприятности с Матсом.

- Почему он тебя так не любит? – не сдержалась я.

Трей пожал плечами:

- Матса вообще сложно назвать дружелюбным. Когда-то у нас были стычки, но, согласись, в сорок лет глупо вспоминать о подростковых обидах. Уж если на то пошло, у меня к нему должно быть куда больше претензий.

- Почему?

Трей взъерошил волосы и рассмеялся:

- Ви, какая разница. Но одно я знаю точно – лучше Матса не злить.

С этим я согласилась и не стала выпытывать дальше. На заднем дворе Трей подвел меня к просторному вольеру, разделенному на несколько секций. Некоторые пустовали, в одной сидела лохматая собачонка с выстриженным ухом, смазанном какой-то блестящей мазью, а во второй – красавец-пес овчарской породы: ухоженный, горделивый, с умными карими глазами. При нашем появлении собачка залилась лаем, и Трей успокаивающе поцокал:

- Ну-ну, Самми, успокойся, это не по твою душу!

Потом сказал уже мне:

- Самми будет милашкой, когда долечится, но вряд ли она сможет быть защитницей. А вот Арви…

Он протянул руку сквозь сетку и подозвал пса. Тот покорно подставил голову, но на меня косился недоверчиво.

- Как могли бросить такого красивого пса? – спросила я.

- У людей разные мотивы. Самми – явно бродяжка, когда я ее подобрал, у нее все кости торчали. А вот Арви кто-то выпустил в поле, видимо, далеко от дома, иначе б он вернулся. Я давал объявление в информатории (у него на ошейнике была лишь бирка с именем, без адреса), но никто не откликнулся. Думаю, прошло достаточно времени, чтобы признать его бездомным.

- Да, такого будут бояться. Только есть один нюанс – я тоже его боюсь!

- Ну, - улыбнулся Трей, - это дело поправимое. Потренируемся. Готова?

- Что, прямо сейчас? – растерялась я. – Честно говоря, нет.

- Да, ладно, все в порядке!

Трей зашел в вольер, пристегнул к ошейнику Арви поводок и вывел его во двор. Я невольно сжалась. Пес не кинулся на меня, как я того боялась, но тихо зарычал. Трей стал его успокаивать и объяснять, как ему повезло, и какая замечательная хозяйка у него будет. Мне показалось, что слова предназначались больше мне, чем псу!

- Арви – молодой пес и добрый, просто пока у него период недоверия к людям. Пойдем! – сказал он.

Мы двинулись за пределы двора, где в густой траве таилась едва заметная тропинка. Трей надежно держал пса и сдерживал его, когда тот пытался ко мне кинуться.

- Ви, если ты будешь бояться, ничего не выйдет, - увещевал меня Трей. – Смотри, он не собирается на тебя нападать, он просто хочет познакомиться. Арви – не агрессивен, но хитрость в том, что незваные гости этого знать не могут. Главное, чтобы он научился тебя слушаться.

Я кивала, но уже понимала, что зря это затеяла. И вовсе не потому, что боялась Арви, а потому что постоянно отвлекалась на… Трея. Этот мягкий завораживающий голос, эти искрящиеся глаза, эти сильные руки. Как же мне хотелось вновь ощутить его крепкие объятия! Но между нами вышагивала овчарка.

- И сколько времени потребуется, чтобы мы привыкли друг к другу? – спросила я.

- Посмотрим. Скажи, а Матс не против, что ты возьмешь собаку?

- Если честно, я это с ним не согласовывала… - призналась я.

- Да, и почему?

Потому что он откажет, лишь бы мне досадить. Потому что он решит, что раз я беру собаку – значит, претендую на то, чтобы осесть на «Лилле. Потому что мне не хотелось лишний раз видеть этот тяжелый взгляд.



Александра Глазкина

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться