Лавандовое сердце

17. За меня решает жадность

Я оказалась права – с Арви мне сразу стало спокойнее. Вернее, спокойнее в той части, которая касалась непрошеных гостей. Он помог мне пережить еще два нашествия на лавандовое поле, и на этот раз гости убегали, как только видели несущегося к ним пса. И, как бы ни хотелось мне продлить любование красотой, лаванду я все же срезала – чтоб не было соблазнов. Потом, видимо, где-то просочились слухи, что я живу одна, и мне пришлось пережить неприятный момент, когда под вечер явились двое мужчин под предлогом: «не нужно ли хозяюшке помочь с какой-нибудь работой». Я сказала, нет, не нужно, но убедили их не мои слова, а угрожающее рычание Арви (по моему тайному сигналу). После этого все затихло, и я окончательно расслабилась.

Но вот в том, что касается домашнего быта, Арви оказался совершенным сорванцом. Во-первых, он полюбил гонять Мисти, и почтенной старушке пришлось вспоминать искусство лазания по деревьям. Во-вторых, он обожал грызть обувь, и я ничего не могла сделать с этой дурной привычкой! Пожаловалась Трею, он только засмеялся:

- Прости, этого я никак не мог предусмотреть: я же не пускал его в дом.

Трей объяснил мне, как отвадить пса от лакомых «кусочков», но как только Арви видел туфли или сапоги, он забывал и о наказании, и о командах. Все, что мне оставалось, убрать соблазн подальше. Зато с ним никогда не было скучно.

Матс не проявлялся, и я уже начала беспокоиться, как однажды вечером затрещал вызов комма. Я нажала кнопку.

- Завтра жду вас в конторе Эрма в десять.

- И вам добрый день, пан Матс, - не сдержалась я, но он на мою подколку не отреагировал.

Последовал традиционный обмен взглядами. Мне показалось, что он на меня злится. И чем я умудрилась провиниться за это время, если учесть, что мы не разговаривали, не виделись и даже не переписывались?

- Так приедете?

- Да, конечно…

- До встречи!

И отрубился. Как всегда, коротко и по существу. Бизнес-подход!

Я задумалась. А зачем я ему? Месяц закончился, расчет Эрм обещал перевести на днях. Наверное, мне нужно собрать вещи и отвезти поверенному ключи, но это можно сделать и без присутствия хозяина. Или может он потребует с меня отчет о том, как я провела последние дни на ферме?

Матс был не в духе. Об этом несложно было догадаться, потому что за дверью разгорелся спор:

- Это неблагоразумно, - увещевал его Эрм, - вы должны сразу все выяснить и обозначить границы, а пускать на самотек…

- Еще ничего не ясно, - раздраженно ответствовал Матс, - я хочу выяснить…

Я дождалась паузы и постучала в стеклянную перегородку. Две головы резко дернулись и повернулись в мою сторону.

- Пани Виола, - протянул Матс, - я почему-то думал, что вы пунктуальны…

Часы, висящие над столом поверенного, показывали две минуты одиннадцатого. Похоже, Матс не в духе и ищет повод, чтобы слить на меня свое раздражение. Эрм откашлялся и пригласил меня за стол переговоров. Поправил галстук. Матс, как всегда, остался стоять, упершись кулаками в столешницу. Интересно, это его привычная тактика ведения переговоров? Я вопрошающе уставилась на поверенного. Матс кивнул ему, давая слово.

- Вы получили расчет, пани Адер? – уточнил поверенный.

- Да, спасибо, перевод пришел сегодня утром.

- Отлично. Я подготовил новый контракт, по которому вы остаетесь на «Лилле» до 10 января.

Я не сразу сообразила, о чем он, а потом возликовала. Но, стараясь не выдать себя, сосредоточилась на нюансах и спросила:

- Почему именно до этого числа?

- По закону пан Матс Тамм может вступить в право наследования фермой, принадлежавшей его родителям, через четыре месяца. В случае, если другие претенденты не заявят о своих правах в пределах этого срока.

Повисла пауза. Матс смотрел мимо меня в окно. Поверенный перебирал бумаги. Я пыталась сообразить. Значит, вот, о чем они говорили. Стало быть, кто-то из людей на общей фотографии вспомнил свою принадлежность к роду Тамм и решил наложить лапу на ферму? Единственная плантация лаванды на весь Северный округ при должной раскрутке может стать прибыльным делом! Пани Ханна, кажется, упоминала, что на юге живут дальние родственники ее мужа.

- С учетом этих обстоятельств, - продолжил поверенный, - пан Матс принял решение…

- Я просто хочу, чтобы вы остались, - перебил его Матс, которому, видимо, надоели разглагольствования поверенного.

Я растерялась и, кажется, покраснела. По крайней мере, щеки защипало от прилива крови.

- Пан Матс имеет в виду, - поспешно добавил поверенный, - что вы можете остаться на ферме на условиях нового контракта до истечения указанного срока. Как известно, недвижимость без присмотра быстро ветшает, и за фермой нужен пригляд, чтобы на момент вступления в наследство она была в товарном виде. В ваши обязанности, как и прежде, будет входить уход за садом и лавандовым полем, а также контроль ремонтных работ, если таковые понадобятся за это время.

- Что значит «товарный вид»? – перебила я. – Вы что, планируете продавать «Лиллу»??

Я вспомнила, с какой теплотой пани Ханна рассказывала о своих многолетних попытках вывести лаванду, вспомнила тягучий аромат над фиолетовым полем. Колкие ветви, упрямо не поддающиеся обрезке. Вспомнила звук пресса в мастерской…Это же не просто недвижимость, это – семейная история, это частичка души, вложенная в дело. Неужели Матс этого не понимает??



Александра Глазкина

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться