Лавка подержанных артефактов

Размер шрифта: - +

Ифрит

— Д-долго е-ещё? — стуча зубами от холода, спросил Стив.

Он стоял в центре комнаты, держа на вытянутых руках потемневшую книгу. Несмотря на лето за окном, одет Стив был так, будто зима нагрянет с минуты на минуту. Его брат Форли стоял в углу с детектором магии, напоминающим ловец снов. Детектор крутился и вертелся, как при урагане, всеми возможными способами сообщая, что магии в комнате многовато и пора сваливать.

— Уже почти! — Форли, в отличии от Стива, как будто не замечал ни холода, ни буйства магии — все его внимание было приковано к книге.

Та искрила и изливала волны адского хлада.

— Держи крепче! По моим расчетам ещё пара минут и… — попытался подбодрить брата Форли.

Но тот уже не слушал, его руки, несмотря на две пары хороших меховых перчаток с подкладкой, по ощущениям представляли собой два куска льда. И холод не собирался на этом останавливаться — медленно он пробирался по телу Стива, сковывая его, словно паук свою жертву. Понимая, что ещё чуть-чуть, и никакой лекарь ему уже не поможет, он слегка разжал руки — достаточно, чтобы книга выпала из них, и что было сил отскочил назад. Их хватило на неуверенное падение в полуметре от фолианта.

Буйство магии и холода затихло. Книга достаточно заурядно лежала корешком вверх и мерцала инеем. Форли покосился на замерший детектор и, цокая языком, подошёл к брату. Стив выглядел неважно, но дышал.

— Камень! — сквозь зубы прошипел он.

Форли достал из кармана шорт небольшой камушек, едва ли больше винной пробки и положил на единственный оголенный участок кожи брата — лоб. Артефакт засветился зелёным, и к Стиву начала возвращаться жизнь.

Камушек этот веками лежал в источнике вечной молодости, впитывая магию. Вечная молодость и бессмертие были ему не по зубам, но исцелял он неплохо, позволяя экономить на лекарствах.

Пока Стив наслаждался возможностью снова двигать руками, его брат подошёл к книге и осторожно прикоснулся к ней, но сразу же одернул руку. Фолиант обжигал холодом. Когда-то давно книга принадлежала одному не то магу, не то колдуну и служила ему дневником. Опасаясь за свои бесценные знания, волшебник защитил её, как умел — холодом. Странный выбор, чаще маги предпочитали что попроще — големов или, на крайний случай, крепкий сундук. Потом он ещё достаточно долго жил, пока одним ранним утром не поскользнулся на лестнице, свернув шею.

Поскитавшись по миру, книга в конце концов попала к Стиву и Форли, которые сразу же принялись искать способ снять защитные чары. Как это часто бывает, со временем защитная магия не только не ослабла, но и научилась новым трюкам. Так, согласно записям очевидцев, ещё полвека назад книга просто сковывала себя льдом, не давая прочитать своё бесценное содержимое. Правда, что именно было в ней записано, оставалось неясным, что нисколько не охладило пыл братьев.

Намучившись со всякими сложными ритуалами, которые эффектно заканчивались ничем, они решили взять артефакт измором. Форли прикинул, что книга использует весь свой магический потенциал, если её возьмёт в руки незнакомый человек. По его расчетам, запаса магии у неё должно было хватить минут на десять-пятнадцать.

Гладко было на бумаге, на деле же за три предыдущих подхода книга ни на йоту не сбавила обороты. Сегодня, учтя прошлые ошибки, братья (а, точнее, Стив), продержались почти двадцать минут, но защита выстояла. Не помог ни заранее разведённый огонь, ни прогретое помещение, ни тёплая одежда.

— Купить негасимую растопку, усилить огонь парой рун, утепляющая мазь и ещё пара перчаток, — начал прикидывать Форли. — Думаю, продержимся минут тридцать, может сорок. Вряд ли у неё столько магии.

Стив с хрипом сел, сделать это оказалось вдвойне сложно из-за промёрзшей одежды. Он сидел прямо в пепелище от костра — заурядный огонь выстоял минуты две, прежде чем затухнуть.

— И с-спалим к чертям полмагазина. Вариант с огнём мы уже п-пробовали — книге р-решительно пофиг, — все ещё слегка заикаясь, сказал он.

— Ну тебя-то огонь точно согреет.

— Я больше эту ш-штуку брать не буду, она явно вошла во вкус и п-пытается меня убить. Через две недели ярмарка, п-продадим какому-нибудь хуторчанину на ледник. Может, хоть д-десяток золотых отобьем.

Книга, как и прочие проклятые артефакты, стоила сущие гроши, в отличие от многочисленных ингредиентов, которые они закупили, пытаясь снять защиту.

Стив и Форли держали лавку подержанных артефактов имени себя же. Дела шли не сказать, что гладко, но приемлемо — они покупали старые, зачастую проклятые артефакты, исследовали их, по возможности расколдовывали и продавали. Чаще всего негативные эффекты полностью убрать не получалось, тогда они искали способ их ослабить.

Самописное перо пишет каракулями? Не беда — совмещаем с бесконечным дневником, в котором можно писать только негативное и продаём в мэрию, как книгу жалоб. Подстраивающийся автопортрет, изображавший вас повешенным? — отлично смотрится в допросной комнате стражи. Скатерть-самобранка готовит отравленные продукты? — гильдия убийц заплатила за неё, как за три нормальных.

Их личной гордостью были Доспехи Героя. Их прошлый владелец не только умер в них, оставив соответствующий запах, но и свой дух. Призрак отличался дурным нравом и неудержимым сквернословием, к тому же он всячески старался убить любого, кто по его мнению был недостоин его доспехов. Судя по длинному списку предыдущих покупателей, достойным призрак считал только себя.

Братья подошли к делу основательно. Изгнать призрака пробовали и до них, даже чаще, чем говорится. Призрак, защищённый магией доспехов, глумливо игнорировал всяческие ритуалы, не забывая едко комментировать происходящее. Попытки разрушить доспех или отделить часть тоже ни к чему не привели: тот, как и многие артефакты, был неразрушим. По крайней мере, доступными им способами.



Letroz

Отредактировано: 06.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться