Лавка подержанных артефактов

Размер шрифта: - +

Сказка

Первое, что обнаружил Форли, открывая утром двери — первосвященника Гевента, тупо стучащего кулаком в стену. Та покорно дрожала под натиском воина света. От священнослужителя сильно несло алкоголем.

— Чем обязаны? — спросил маг без какого-либо интереса.

Этот невинный вопрос, кажется, нарушил какой-то внутренний баланс: Гевент ойкнул и повалился на землю, словно кто-то выключил питание.

С минуту Форли стоял и думал, что делать. Точнее, что делать он-то знал, но не был уверен, хочет ли. Наконец, одарив первосвященника испепеляющим взглядом, он затащил его во внутрь и усадил на «стул правды». С виду это был обычный табурет: чуть перекошенный, криво покрашенный, словом, невзрачный. Вот только встать с него, не сказав вслух искреннюю правду, было нельзя. Обычно им пользовался Стив, который признавался в таких шокирующих фактах своей биографии, как: «я человек», «утром я проснулся» или «у меня есть брат». Магия табурета, увы, не различала масштабы признания.

Убедившись, что временно поверенный бога на земле не свалится, Форли уселся за стол кассира и принялся ждать. С покупателями в последнее время было откровенно туго. Сказывалась наступающая на пятки осень и скорая зима — люди предпочитали купить пару меховых перчаток, а не тараканий свисток или счастливый рыболовный крючок.

Стив и София же в последнее время от работы откровенно отлынивали. У них не так давно появилась забава, которую они проворачивали едва ли не ежедневно. Началось всё с письма от отца, в котором тот посоветовал сделать суккубу документы и вообще не светиться. Связано это было с тем, что, как выяснилось со слов самого Сарруга, за живого демона в Перекрестке готовы были отдать безумные деньги. И пройди слух, что такой имеется, желающих заработать набралось бы огромное количество.

Стив в ответ на это хмыкнул и с утра пораньше повел супругу в мэрию — регистрироваться. Вернулись они часа через три. Счастливый супруг двух слов связать не мог и постоянно смеялся. Солифилесет ничего объяснять не стала. Загадочно улыбнувшись, она пригласила Форли сходить с ними.

Он присоединился к их делегации на следующий день. Вначале всё было как обычно: они отсидели в очереди, переждали обед, снова отсидели очередь и наконец попали к замученному клерку. Началось всё невинно:

— Обязуетесь ли вы говорить только правду, правду и ничего, кроме правды? — деловито спросил служащий.

С этого вопроса начинался театр абсурда. София отвечала на все задаваемые вопросы предельно честно:

— Ваше полное имя и фамилия?

— Солифилесет Гофт.

— Девичья фамилия?

Суккуб задумалась, несколько неуверенно она ответила:

— Нету, но обычно меня звали или Солифилесет Рука Тьмы, или Солифилесет Погибель Живого...

Стив в это время тихо давился от смеха, красный как рак. Измученный клерк, постепенно понимая, что над ним издеваются, прилежно все записывал в свои бесчисленные бумаги, и продолжал задавать вопросы:

— Кем работаете?

— Демоном, — невинно пожимала плечами суккуб. — В последнее время специализируюсь на человеческих страстях, похоти и разврате. Могу дать визитку.

— Как давно работаете?

— Несколько тысяч лет.

Наконец, не выдержав, клерк их выгнал, отправив странствовать дальше по бесконечной бюрократической цепочке. И Стив с Софией на следующий день с радостью шли в другой кабинет, где сцена повторялась. Их даже начали признавать за "своих" местные бабушки.

Вот и сейчас супруги вернулись наперебой пересказывая друг другу запомнившееся моменты.

— Представляешь, у меня спросили название организации, где я работаю! — похвасталась магу суккуб.

— И что ты ответила? — вяло спросил Форли. Его эти шуточки изрядно утомили.

— «Общество с ограниченной ответственностью «Сатан»», отдел по работе с клиентами, — через смех сказал Стив.

Без предупреждения на него упала увесистая книга.

— Эй, больно же! — воскликнул Стив, потирая ушиб.

— Это не я! — начал оправдываться Форли.

Откуда-то сверху послышался шум — кто-то громил мебель. Втроём они рванули наверх. Шумели в кабинете Стива. Точнее в том, что от него осталось. Большую часть объема комнаты занимала огромная полупрозрачная голова Сарруга. Несмотря на прозрачность, от кабинета мало что осталось. Услышав их, голова резко повернулась и расплющила чудом уцелевший до этого стол.

— Ах, вот вы где! — радостно сказал он, едва не повалив их носом. — Я, кажется, чуть-чуть ошибся при визуализации. Один момент.

Голову качнуло, она вздрогнула и начала сдуваться, как пробитый шар. Вместе с этим исчезали и разрушения. Пара секунд, и они стояли в практически целом кабинете, а перед ними висела голова отца примерно нормального размера.

— Что-то случилось? — спросил Стив, поднимая с пола раскиданные бумаги.

— Я нашёл способ разговорить твою женушку! Слышали о маге Берлионге?

Братья переглянулись и покачали головами.

— Неучи! Такой человек был, с самомнением!

— Демонолог? — попытался угадать Форли.

— Хуже — бард! Не лишенный, надо признать, таланта в магии. Ему вздумалось написать книгу сказок, да не простую. Он искренне считал, что лучшая история — это биография самого читателя, где надо приукрашенная.

— И чем он разбавил серые будни? — с иронией спросил Стив.

— Да очень просто. Книга рассказывает твою историю, завернутую в обертку классических сюжетов. Спящая красавица, Красная Шапочка и прочие Дюймовочки.

Форли с трудом представил собственную историю вперемешку с любимой сказкой.



Letroz

Отредактировано: 06.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться