Льдинка

Размер шрифта: - +

2.

- Я прошу прощения за задержку. - Задыхающаяся Станислава ворвалась в кабинет.

Игорь, до этого показывавший какие-то файлы клиенту, атлетически сложенному мужчине, сидящему спиной к двери, - Стася видела только широкие плечи в темно-синем пиджаке в крупную клетку да рыжевато-русый коротко стриженный затылок, заставившие ее похолодеть от какого-то предчувствия-узнавания, - выпрямился и улыбнулся девушке:

- Ничего, мы с пользой провели время, - и, пользуясь тем, что клиент все еще отвлечен — странное дело! - с напускным неудовольствием погрозил ей пальцем, прошептал одними губами: «Ужин».

Стася вздохнула: ясно, требует обычного искупления.

В свои сорок Игорь Пятигорский все еще не был женат. Собственную семью ему с лихвой компенсировали работа и семья его младшей сестры. Домашнюю кухню Игорь Валентинович тоже очень уважал. Особенно когда кулинарными шедеврами его и его зятя Олега баловали Тоня и приходящая к ним в гости Станислава.

- Вячеслав, познакомься, - обратился Игорь к странно напряженному Ледянову, тот немедленно отложил документы, но по-прежнему не поворачивался к Стасе. - Это дизайнер, который работал над вашим заказом. Станислава Андреевна Осеева.

Взглянув на Стасю, решившую занять место за бриффинг-приставкой, Игорь поразился ее бледности и какому-то неестественному выражению лица. Плохо себя чувствует? Станислава тут же растянула уголки губ в улыбке, успокаивая его.

- Станислава Андреевна, - официально обратился к девушке Пятигорский без тени смеха в голосе, первые два года ее работы на него этого Игорю никак не удавалось, прогресс стал наблюдаться лишь последний год. - Это Ледянов Вячеслав Михайлович, совладелец «Спортлайфа».

Стася оцепенела, чувствуя, как кровь отхлынула от лица, а ноги стали ватными. Никогда она не думала, что они могут еще раз встретиться. Ради того, чтобы вероятность нового их столкновения стала нулевой, она изменила всё: свою внешность, свою жизнь, свою профессию…

Едва осознавая себя, девушка село в кресло, положила перед собой папку, открыла ее и только тогда подняла глаза на Ледянова, смотревшего на нее пристально, безэмоционально.

- Здравствуй, Стася. Очень рад видеть тебя. - Плоский, ничего не выражающий голос. Карие, орехового оттенка глаза мужчины прошлись по ее лицу, прическе, по темно-бордовому жакету, его вырезу, открывающему бледную нежную кожу шеи и горла, вернулись к холодным глазам девушки. - Ты совсем не изменилась.

Станиславе гигантских усилий стоило держать лицо, а вот голос совершенно пропал. Будь она в силах говорить да даже двигаться, то… Непременно прокляла бы его, выплеснула бы всю свою обиду, а потом бежала бы прочь из этого кабинета.

- Вы знакомы? - удивился Пятигорский, замерший возле кресла Вячеслава Ледянова, изумленно оглядывая своего клиента и работника. - Вот так сюрприз! Стася?

Под вопросительным взглядом Игоря Валентиновича Станислава еще больше напряглась, но зато голос нашелся, пусть слабый и подрагивающий:

- Это было слишком давно, - она пожала одеревеневшими плечами. - И мы быстро обнаружили, что друг для друга нам лучше оставаться незнакомцами.

- Это не так, не обманывай, - с жесткой ухмылкой опроверг Ледянов, однако распространяться далее на тему этого давнего знакомства не стал.

- Гм, - спустя несколько мгновений повисшей тишины задумчиво хмыкнул Игорь и умолк, почесал переносицу, затем рассеянно констатировал:

- Интересные дела творятся, - снова посмотрел на Ледянова, после - на свою родственницу.

Вячеслав Ледянов не сводил пронзительного, укоризненного взгляда со Станиславы, бледной, напряженной, будто бы отрешившейся от всего происходящего, уставившись в свои макеты. Все выглядело так, словно знакомство этих двоих не было поверхностным, постепенно сошедшим на нет со временем. Наоборот, все признаки того, что они были очень близки, что имела место ссора, какой-то острый конфликт… Что возможен романтический интерес, до сих пор не ослабевший. Со стороны Ледянова — так точно.

Станислава стала Пятигорскому родной еще семь лет назад, когда ее старший брат женился на Тоне. Тоненькую девятнадцатилетнюю девчушку с копной темных густых вьющихся волос и большими голубыми глазами, выдававшими ее ранимость, наивность и мечтательность, нельзя было не впустить в сердце. Это уже потом Игорь узнал о принципиальности Стаси, о том, какая несгибаемая у девушки воля в достижении своих целей. Что еще больше привязало мужчину к новой родственнице. Она стала для него вторым человеком, о благополучии которого следовало печься, которого следовало оберегать.

А теперь… Как поступить? Следует ли отстранить Станиславу от этого проекта? Конечно, она никогда не была откровенна с ним так, как с Тоней. Сестра, случалось, делилась с ним переживаниями девушки, но Пятигорский не припоминал, чтобы слышал о том, что Стасю кто-то обидел.

А Слава мог обидеть, да. Жесткий он. Как гвоздь, засевший в пятке. И такой же… садистки безжалостный.

Вячеслав Ледянов, сын Михаила Игнатьевича от первого брака, его старший ребенок, похоже, полностью пошел в отца, которого Игорь давно знал, лет десять как минимум. Ледянов-старший свинец разжует, проглотит и не подавится. Упрямый, волевой характер, целеустремленность и хватка как у питбуля. Сеть его магазинов спортивных товаров захватывала регион за регионом, все у старика по четко определенному плану всегда шло. Причем Михаил Игнатьевич не консерватор, идеи сына, присоединившегося к бизнесу года два назад, не отверг, а даже принял с радостью, что позволило им обоим еще больше укрепить свои позиции на рынке. Расширение и рост идут полным ходом, ну а часть ребрендинга они доверили его агентству. И будь же всё не ладно, оказывается, что Стася и Ледянов-младший на ножах…

- Давайте перейдем к делу, - произнес в наэлектризованной тишине звонкий голосок Станиславы, овладевшей собой, решившей, что здесь и сейчас она работник агентства, не имеющий никакого прошлого с клиентом. - Вячеслав Михайлович, прошу взглянуть на макеты. Ваш отец, с которым я обсуждала их, настаивал на естественности, отсюда выбор натуры, моделей и слогана.



Awelina

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться