Льдинка

Размер шрифта: - +

9.

Пытаясь успокоиться, Вячеслав прислонился спиной к стене напротив двери в женский туалет и остался ждать.

Ждать Станиславу, которая, разумеется, скоро покажется — не будет же она прятаться там вечно! - и которая пошлет его с этим предложением руки и сердца, а также чувствами куда подальше. Он, например, на ее месте так бы и сделал. Никогда и никому он не прощал промахов, не отпускал обидчиков без мести.

Ждать разрешения всей этой нелепой ситуации, в гордиев узел завязавший всю его жизнь. Проектом как прикрытием он больше пользоваться не сможет, это очевидно. На какое-либо общение со Стасей рассчитывать не стоит: девушка, до того момента как он сменил тактику, нажав с другой стороны, весьма ловко уходила от разговоров с ним, отвергала знаки внимания.

Ждать боли и бешенства от бессилия что-то изменить, когда последние ниточки негодующая и раненая Станислава легко и решительно оборвет. Он снова потеряет ее… Как и в прошлый раз, она скроется из виду, исчезнет из его жизни, наверное, теперь уже навсегда… Судьба не делает подобных подарков трижды, уж ему ли этого не знать.

Если она не хочет его, глупо заниматься преследованием, точно побирушка, живя крохами ее внимания и любви… И глупо было целовать ее сегодня. Но то был поход ва-банк. Жест отчаяния. Только Стася ведь этого так и не разгадала, не увидела в его глазах… Плохо показывал? Может быть.

Но сейчас, сегодня да и завтра борьба еще не окончена. Последняя битва начнется в тот момент, когда Станислава после тайм-аута выйдет из этого проклятого и так не вовремя подвернувшегося туалета. Он проиграет ее — он проиграл ее еще тогда, в вечер десятого декабря 20** года, - и уничтожит свою жизнь.


***

- Ненавижу его, - зло прошипела Стася. Резкими движениями она сняла пальто, бросила его на свободную столешницу у стены, справа от раковин, сверху поставила сумку, из которой торчала папка с вызывающими зубовный скрежет макетами. Букет роз она еще раньше, с жесткой гримасой на лице, впихнула в мусорную корзину. Теперь же, отвернувшись от зеркала, глядела на торчащие зеленые стебли цветов, голые, беззащитные и начинала жалеть о своей вспышке. Розы ведь не виноваты, что один козел их купил, решив задобрить предмет своего вожделения.

Наклонившись, девушка достала из ведра изрядно пострадавшие цветы, избавила их от прилипших кусочков мокрых бумажных полотенец, задумчиво посмотрела на нежные розовато-персиковые лепестки.

Нет, она ни за что их не возьмет, с Ледянова более чем достаточно, что она дважды позволила себя поцеловать. Это конец! Она обещала себе, в дневнике клялась!

В итоге Стася положила букет между раковинами. Может, какая-нибудь сердобольная девушка решит забрать бедняжку домой, когда убедится, что хозяйки помятого сокровища нет ни вблизи, ни вдали.

Походив взад-вперед, Осеева заставила себя успокоиться и вернуть трезвость своему мышлению, а также восприятию. Остановившись, осмотрела себя в зеркале. Пылали не только щеки, уши тоже порозовели. Ярко выделялись припухшие пунцовые губы, а в глазах горело адово пламя. Теперь стал полностью понятен смысл этого выражения, о котором до этого дня Стася имела лишь смутное представление.

«Хочу тебя. Хочу, чтобы ты стала моей женой». Станислава презрительно фыркнула, вспомнив слова Ледянова. Еще бы! Наконец-то оценил возможность взять в жены ту, у которой будешь первым и единственным. Нагулялся, напробовался всего и решил пристать к берегу. И только в плюс, что он не тронут! Масса возможностей как самоутвердиться, так и гоголем походить!

«А я люблю тебя», - всплыла другая его фраза. В эти слова он действительно вложил чувства. Очень редко она видела его таким: открывающим себя, снимающим стальную броню характера и цинизма, уязвимым.

Зеркало отразило растерянные глаза девушки, ее омрачившееся лицо. Поверить ему? Еще раз? Можно, но… Если действительно любит уже давно, то где была его любовь в тот вечер, когда он смеялся над ее девственностью? А когда он так ядовито, презрительно, холодно говорил с ней в ту их встречу в кабинете Игоря Пятигорского? Когда сегодня буквально навязал свою компанию, припер к стене, целовал, не спрашивая ее разрешения? В чем вообще проявляется его любовь? В том, что попросил прощения за свой вполне осознанный поступок? Что пять лет якобы сохранял это чувство, не мешающее ему, к примеру, спать с другими, жить в свое удовольствие? В том, что стал действовать не напрямую, а сменил тактику?

«Вот что он задумал, - Станислава шлепнула ладошкой по столешнице, в мраморную имитацию которой были вделаны раковины. - Ловко провернул! Не напирал, дал мне время снова привыкнуть к нему, снова узнать его, понять, что мне нравится быть с ним, что он по-прежнему цепляет меня, дорог мне, а потом — решительный наскок, и жертва уже в ловушке. Каков хищник, а!»

Вновь вернулись гнев и досада, Стася принялась кусать губы, нервно проводить ладонями по бокам и бедрам, расправляя юбку, которая и без того сидела безукоризненно.

«Надо выходить. Хватит тут кипеть в одиночестве, - твердила себе девушка, согнувшись над раковиной посредине, уперев руки в края столешницы. - Иди и выскажи ему всё это. Теперь твоя очередь плюнуть в него ядом».

Дверь распахнулась, заставив Стасю вздрогнуть и оцепенеть. Вопреки ее ожиданиям, в туалет вошла женщина, за ее руку держалась белокурая девочка лет четырех. Обе, обсуждая какие-то игрушки, прошли к кабинкам, а Станислава, накинув пальто, вышла в торговый центр. Конечно же, Ледянов ждал ее прямо напротив двери.

Скользнув по нему холодным взглядом, Стася зашагала дальше по проходу. Слепящее освещение витрин бутиков, белые, безглазые и безротые головы манекенов, куртки, пальто, шляпы, шапки, галантерея — всё однотипное, стандартизированное, глянцевое. Куда идти? Где указатели, в какой стороне искать выход? Всё, что Осеева знала: они где-то на первом этаже.



Awelina

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться