Лебедь королевских кровей

6 глава

Время неумолимо текло, и я все больше привыкала к этому миру. К шестому месяцу беременности я привыкла даже к двуличной Кае. Я специально создавала неопасные, но неприятные ситуации на протяжении пары недель. Свидетелем им была лишь Кая, потому, когда муж узнавал об этом, я знала, какая птичка ему напела. Хотела ли она выслужиться? Возможно. Отчасти я не могла её винить, ведь ранее она была приставлена к истеричной особе с суицидальными наклонностями.

      Элена все ещё не появлялась в моей жизни. Я даже стала подумывать, что связь между нами окончательно пропала.

      Я шла по коридору, погруженная в свои мысли, в сопровождении моего личного всевидящего ока, работающего в сторону моего мужа. Ещё спускаясь по лестнице, я заметила суетливо шныряющих служанок.

      — Ничего не могут, я лишь на день вас оставила, а вы рукава спустили, поганки ленивые! — словно регулировщик, в середине помещения стояла полная женщина в годах с повязанным на голове платком.

      Женщина активно размахивала пипидастром, раздавая слугам поручения. Я же остановилась на последней лестнице, завороженная комичной ситуацией. Это было похоже на эпизод какого-нибудь комедийного телешоу, нежели на действительно реальную ситуацию.

      Её взгляд неожиданно переключился на меня, словно она увидела отлынивающую работницу, но, видимо, сразу сообразила, что я таковой не являюсь.

      — Госпожа, — женщина демонстративно неохотно поклонилась мне.

      Её примеру последовали и другие, кто это заметил.

      — Чем я могу Вам помочь? — она все ещё едва скрывала своего не притязания ко мне, сжимая рот и слегка кривя его.

      — Ничем, я просто спустилась на шум, — вежливо ответила я, привыкшая, что моё появление вызывает в окружающих как минимум глухое раздражение.

      — Мы слишком шумные? Простите нас, мы работаем, но постараемся потише, — она сделала акцент на слове «работаем», намекая, что белоручкам вроде меня лучше бы помолчать.

      И я хотела было уже ответить достаточно остро на такое пренебрежительное отношение, но вдруг обратила внимание, что щеки женщины были слишком розовыми, на фоне бледного лица и покрасневших глаз. Она стояла держала пипидастр в обеих руках и заметно часто моргала, словно пыталась что-то смахнуть с глаз.

      — С Вами все хорошо? — вместо колкости, я негромко поинтересовалась о её самочувствии.

      — Всё хорошо, — она отмахнулась. — Мы будем потише, отдыхайте, Госпожа.

      Женщина тут же стала мягкой и вдруг оттянула свой высокий ворот на рубашке. Я обернулась к Кае и потребовала, чтобы та привела врача. Сама же двинулась к женщине, чтобы успеть её подхватить, когда отекшие ноги её подкосились. Она смогла устоять, уцепившись за меня, и я помогла дойти ей до стула.

      — Что с Вами? — я присела рядом, вглядываясь в лихорадочное лицо домоправительницы, покрытое мелкими капельками пота.

      — Всё хорошо, — отнекивалась та.

      — Простите, как Вас зовут?

      Женщина хмуро посмотрела на меня, опираясь локтями на свои колени.

      — Сафания.

      — Сафания, не надо меня обманывать, Вы плохо выглядите, я уже попросила позвать врача.

      Женщина удивлённо посмотрела на меня, а потом слабо усмехнулась. Между нами повисло непринуждённое молчание.

      — Я приболела, вторая домоправительница сейчас в отпуске, потому все на мне. Вчера я осталась в постели, назначив одну из служанок за главную. Так к вечеру мне уже донесли, что эти паразитки… Простите, Госпожа… Эти девушки отлынивали от работы, прознав, что никто их не будет проверять. Вот и пришлось выйти.

      Женщина зажмурилась то ли от головной боли, то ли голова у неё закружилась, а может и в глазах потемнело. Ещё недавно бойкая и пассивно-агрессивная мадам превратилась в уязвимый простуженный комочек.

      — Да и врача мне, Госпожа, не надобно. Он мне постельный режим пропишет, а как я этих… — она кивнула на суетливых слуг. — Оставлю. Особняк запустят, а мне выговор. Его Величество меня в шею погонит.

      Я знала этот тип людей. Трудоголики до мозга костей. Не могут оставить свою работу, даже если находятся при смерти. И если так подумать… Мне совсем нечем заняться в последнее время.

      — Напишите мне список обязанностей. Я займусь этим, пока Вы будете на больничном.

      Сафания подняла на меня взгляд полный удивления, замешательства и неприкрытого скепсиса.

      — Госпожа, не стоит…

      — Стоит. Сейчас врач Вас осмотрит, даст лекарство. Полегчает и напишите мне список.

      — Госпожа…

      — Это приказ, — по-другому её было просто не уговорить.

      Женщина поджала губы, но согласилась. После осмотра и назначения курса лечения, Сафания написала мне список того, что нужно было сделать, в какой день и в какое время. Она даже имена слуг написала, ответственных за то или иное действо. Отблагодарив её и пожелав скорейшего выздоровления, я решила ознакомиться с моей новой работой. И как бы это не иронично звучало, оказалась она пыльной.

      Мне потребовалось два дня, чтобы слуги поняли, что я буду спрашивать с них так же строго, как их начальница. Видимо моя репутация заядлой истерички с отсутствием желания ухаживать за собой, вселило в них уверенность, что при мне они смогут отлынивать. Но уже к третьему дню никто халтурить не смел. Ещё два дня мне потребовалось, чтобы полностью освоить обязанности, коих было неимоверно много. И я даже подумала, что некоторые из них могла бы взять на себя. К примеру, ту же закупку продуктов на кухню. Это бы явно облегчило жизнь женщинам.

      И вот к концу недели, я чувствовала себя как в своей тарелке на новой должности. Всё работало как слаженный механизм, хотя местами и возникали различные заторы и неприятные ситуации, вроде ссоры между двумя служанками. Я проверяла гостевую, как вдруг кто-то обнял меня сзади за ноги.



Эли Нокс

Отредактировано: 04.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться