Лебедь королевских кровей

9 глава

В тысячный раз за эти пятнадцать минут я осматривала свое отражение в зеркале, выискивая изъяны, но все было слишком безупречно, даже для моего придирчивого вкуса. Платье цвета бархатного бордо отлично село по моей беременной фигуре, подчеркивая округлый живот и, что скрывать, выдающуюся грудь. Платье было чуть ниже колен длиной, но отнюдь не делало ноги визуально короткими. Я любила такие платье именно за то, что они могли подчеркнуть сексуальность без излишней открытости. Мне не нужно было раздеваться, чтобы быть привлекательной, даже с заметным животом. В конце концов, в моем мире я могла долго крутиться перед зеркалом, не отдавая себе отчет во времени. Я была реалисткой и прекрасно признавала то, какая я на самом деле самовлюбленная.

      Только вот сейчас я крутилась перед зеркалом не потому что так уж хотела найти что-то неправильное или, напротив, полюбоваться собой, а потому что оттягивала тревожный момент встречи с родственничками. Мне не хотелось туда идти, я даже продумывала всевозможные причины не явиться к «матери» и «отцу». Но все было как-то мимо кассы. Про здоровье вообще не хотелось говорить. Лишний раз беспокоить Сайруса у меня не было никакого желания. А тот, словно заслышав свое имя в моей голове, материализовался на пороге комнаты, с интересом осматривая выбранный мной наряд.

      — Прекрасно выглядишь, — мужчина прошел дальше, вставая позади меня.

      Мы смотрели друг на друга через зеркало. Я хотела скрыть от него тревогу и неприятную нервозность, а он, наверное, просто… Любовался мной? Но именно благодаря этому проклятому любованию муж заметил мою несобранность.

      — Ты беспокоишься из-за этой встречи? — он шагнул ближе, укладывая теплые ладони на плечи поверх ткани моего платья.
      — Не то чтобы… — я отвела взгляд, не желая сообщать супругу о визите Элены в мою голову с ее зловещими предупреждениями. — Просто я совсем их не знаю и боюсь облажаться.
      — Облажаться? — темная бровь взлетела вверх, выражая недоумение мужчины.
      — Опозориться, сделать что-то неправильно, — с легкой усмешкой пояснила я, забыв, что некоторых слов моего мира мой благоверный не знает.
      — Я буду с тобой рядом. Все, что сделаешь не так, спишем на твою недавнюю травму, — в отражении я увидела его улыбку, а где-то в душе почувствовала тепло его слов.

      И почему из всех мужчин такую сильную реакцию вызывал именно тот, который всю мою жизнь находился в другой реальности и был женат на дурной особе? Чтобы найти такого прекрасного человека мне пришлось умереть… И переселиться в чужое тело.

      — Ты действуешь на меня благотворно, я почти перестала паниковать, — я не лукавила, так как действительно чувствовала некое спокойствие, когда мужчина держал меня за плечи.
      — Вот и хорошо. Твои родители уже прибыли, так что нам пора оказать им теплый прием, — Сайрус подставил мне предплечье, за которое с радостью ухватилась.

      Рядом с ним я чувствовала себя, как за каменной стеной. Он был своего рода мои метафорическим казематом, в котором я могла ото всех спрятаться. И даже сама удивлялась, насколько я доверяла этому человеку, хотя знала я его не столь долго и не столь хорошо. Как же ловко он очаровывал…

      И стоило забыться в этом потоке розовых размышлений на тему идеального мужа в моей жизни, я совсем не заметила, как мы подошли к лестнице. Я немного помедлила, набирая спасительного воздуха, словно где-то на первом этаже его не было. Но выдохнув, поняла, что я снова себя накручиваю. И накручивать начала еще сильнее, когда увидела две знакомые фигуры. Конечно, не из реальной жизни, а из тех картинок, которые я видела в интернете.

      На изящном кресле цвета шампань сидела стройная женщина, фигуру которой подчеркивало платье-футляр с полупрозрачной пелериной, скрывающей ее плечи. Я несколько нервно одернула ткань собственного платья, замечая одинаковый оттенок в одежде. Она любила бордовый или просто в этот день так сошлись звезды, что мы оделись с ней в одной цветовой гамме? Что ж. Стоит отдать должное, что хоть женщина была и на пороге старости, но выглядела она безупречно. Я бы сказала, моложе своих лет. Даже сидела она, словно грациозная кошка, закинув стройную ногу на ногу, придерживая на коленях небольшой клатч. Светлые волосы короткими прядями обрамляли лицо с острыми чертами.

      Теперь было понятно, в кого у Элены такие непослушные волны. Хотя стоит отдать должное, у матери кудри были выдающимися. Как только она с ними справлялась? Я огляделась в поисках Ваддермана, но его, словно бы и не было. Что же, матушка одна заявилась?

      Я снова посмотрела на нее, встречаясь взглядом с холодными голубыми льдинками. Это что, она так рада видеть свою дочь? У меня аж мурашки по коже побежали. Ну не накручиваю же я себя снова? Нет, точно не накручиваю. Придирчивый оценочный взгляд я тоже заметила. Пока я спускалась по лестнице, она оценивала мой наряд. Я вдруг впервые в жизни почувствовала себя серой мышью. Возможно, для Ванессы я оделась стильно, но вот для королевы… Не слишком просто? Я снова нервно поправила платье.

      — Ты изящна в этом платье, — шепнул тихо супруг мне на ухо, словно бы вновь заглянув в мои мысли.

      Понимал он меня, что ли, по жестам? Может я не знала, а Сайрус в тайне увлекался психологией и в том числе жестами? Что ж, стоит на досуге поинтересоваться у супруга.

      — Спасибо, — я негромко поблагодарила его за приободрение, потому что стало действительно легче.

      Жаль, что ненадолго, потому что когда мы спустились, королева Цирмии поднялась, демонстрируя свою безупречную осанку. Возможно, в детстве, все представители королевских семей ходят с книгами на голове. Что, кстати, я совсем не исключала. Об этом тоже как-нибудь у мужа поинтересуюсь.

      — Миледи, — супруг отпустил мою руку, точнее ловко выпутался из моего стального хвата, которым я держала его. Он склонился к протянутой ладони, чтобы запечатлеть на ней эфемерный поцелуй.
      — Рада Вас видеть, Сайрус, — мягким голосом произнесла матушка, улыбаясь лишь уголками.
      — Для нас честь, что Вы навестили нас. Но я, право, не вижу Вашего супруга. Где же мой тесть? — супруг неожиданно стал для меня очень далеким в этом образе показной светской лицемерии.
      — Ваддемар заинтересовался Вашими картинами. С минуты на минуту присоединиться к нам, — сдержанно проговорила матушка, сложив одну руку на клатч, а второй держа его, чуть наклонив. Она снова придирчиво осмотрела пространство вокруг себя. — А у Вас, я посмотрю, ничего, кроме картин и не изменилось.



Эли Нокс

Отредактировано: 04.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться