Лебедь королевских кровей

13 глава

Накануне праздника слуги суетились пуще прежнего, да и Сайрус был наверняка занят, но я просто не могла не поделиться с ним радостной новостью. По лестнице взлетела, словно пушинка и пронеслась по коридорам до самого кабинета. Я собиралась постучать, но дверь неожиданно раскрылась, столкнув меня лицом к лицу с высоким широкоплечим мужчиной. Его я фактически знала, видела пару раз в резиденции и читала про него некоторые новости. Он был начальником королевской стражи. Он казался вечно суровым из-за хмурых густых бровей, которые были чуть опущены на глаза. Волевой подбородок, ровный широкий нос, тонкие губы и высокие скулы. Но самое главное это пронизывающий взгляд. От одного контакта с этими голубыми огнями появлялось желание трусливо съежиться.

— Ваше Величество, — он склонился передо мной, отходя в сторону.
— Доброго дня, сэр Демиен, — я сдержанно ему кивнула, в нетерпении заглядывая в кабинет супруга. — Его Величество занят?
— Мы закончили, думаю, он может принять Вас. Прошу меня простить, — начальник стражи еще раз поклонился мне и дождавшись моего дозволения, двинулся прочь.

      А я заглянула в кабинет, где меня уже поджидал Сайрус. Наш разговор ему явно был слышен, поэтому сейчас он рассматривал меня с легкой задорной улыбкой.

— Ты какая-то нетерпеливая сегодня, — подметил он, наблюдая за мной, пока я порывисто приближалась к нему.
— На то есть причины, смотри, — я протянула ему конверт, обогнув стол и встав прямо напротив него.

      Он догадливо хмыкнул, выуживая содержимое письма из больницы. Он вглядывался некоторое время в фотокарточку, а потом поднял на меня такой взгляд, от которого мое сердце пропустило удара три, не меньше. В темно-зеленых глазах стоял блеск такой радости, что я не выдержала и ринулась к нему в объятия, усаживаясь на многострадальные колени. С животом я хоть и незначительно поправилась, в пределах нормы, но самой казалось, что я стала весить, как камаз. Я задохнулась, когда Сайрус обнял меня в ответ, утыкаясь в мое в плечо. Я не знала, сколько мы просидели в такой позе, но я ощущала себя самой счастливой женщиной на свете. Могла ли я подумать, что буду так окрылена, просто увидев, как человек, когда-то мне посторонний, так выражает свои эмоции? Прошло четыре месяца, а я, кажется, полностью погрязла в очаровании этого несчастного человека.

 — Элена, спасибо, — он принялся целовать меня в щеки, в лоб и в нос, а потом жарко поцеловал в губы.

      Сердце в это мгновение грозилось покинуть мою грудь, оставив меня умирать на коленях моего короля. Я обвила его шею руками и ответила с той же пылкостью, отбросив все предрассудки, которые до этого пытали мою голову. Да, я попала в другой мир, да, я оказалась в теле несносной стервы, да, я беременна, да, у меня сын и да, черт возьми, у меня муж, который оказался самым настоящим подарком. Могла ли я мечтать о большем? Возможно, немного самостоятельной деятельности. Но об этом мы поговорим позже. Сейчас я тонула в чужих руках, ощущая себя самым важным и самым нужным человеком. Я опьянела от чистой, казалось бы, забытой мной любви.

— У тебя не бывает чувства, что все настолько хорошо, что скоро должно стать плохо? — я тяжело выдохнула, когда мы оторвались друг от друга.

— Бывает, — мне показалось, что улыбка, которую он подарил мне, была пропитана плохо скрываемой горечью.
— Что-то случилось? О чем вы говорили с Демиеном? — я продолжала восседать на его ногах, поглаживая по плечам, убирая мелкие соринки с ткани пиджака.
— Ничего не случилось, пытливая моя. Завтра будет большой бал и мы обсуждали, как обеспечить безопасность всем присутствующим, — теплая рука нежно поглаживала мою спину, а я млела под этой лаской, как кошка.
— А может что-то произойти? — взволнованно поинтересовалась я.
— Всякое случается. Даже пресловутые аристократы могут перебрать с хмельным, а мне не хочется омрачать наш праздник. Это ведь твой первый бал, — ладонь мужа невесомо скользнула к ягодицам и снова вверх — на поясницу.
— Первый, — признала я со вздохом. — Танцую я плоховато, но Виви сообщила, что я могу отказаться. Правда?
— Правда. Ты ведь беременная, так что можешь сослаться на самочувствие и тяжесть, — супруг ободряюще поцеловал меня в плечо через ткань блузки. — В твоем мире совсем балы не проводят?
— Ну, это не балы. Так, собрания, выставки есть, клубы. Но в последних танцы совсем иного характера, — я усмехнулась, представив, если бы подобное устраивали в королевской резиденции.
— Хотелось бы узнать побольше о твоем мире. О твоей семье. Ты сильно скучаешь по ним? Ты ни разу не заводила разговор на эту тему, — нежный взгляд скользнул по моему лицу, а я спрятала глаза под ресницами.
— Скучаю, но я уже переболела. Мои родители в разводе, мать живет со вторым мужем, у них растет дочь, ей пятнадцать. А отец умер от инфаркта несколько лет назад, — я разгладила складку на брюках, не желая встречаться глазами с королем.
— Инфаркт? — негромко уточнил Сайрус.
— А, ну, это что-то вроде остановки сердца. Он курил, да и работа у него была нервная. Вот и не выдержал после очередного скандала со своим начальником. Мать на похороны не приехала. Она вообще редко обо мне вспоминала, только если ей что-то было нужно. Но я всегда могла приехать к ней и выговориться, если что-то меня беспокоило. Эдакая хорошая подружка, но мать она просто отвратительная, — я усмехнулась, вспоминая, неуклюжие попытки быть примерной матерью со стороны этой женщины.
— За твое воспитание мне стоило бы поблагодарить твоего отца, — мягко сказал муж, касаясь губами моего виска. — Он был хорошим человеком?
— Замечательным, — я улыбнулась, с теплом в сердце вспоминая отца. — Он работал и старался уделять время мне. Сидел со мной допоздна, чтобы сделать все уроки. Но знаешь, мать я тоже не виню и уже давно ее простила.
— Почему? — уже знакомая мне реакция удивления на мои слова, я тихо рассмеялась.
— Знаешь, я уже давно поняла, что она просто не была готова к материнству. Я ее давно простила за то, что она сбежала от нас с отцом, бросив меня на его попечительство. Из-за меня она даже на выпускной бал не попала, потому что в тот день у нее начались схватки. Я была ранним и нежеланным ребенком. И она тоже еще была ребенком.
— Ты ее оправдываешь, — я заметила, как сжались его губы.
— Нет, я говорю то, что поняла за много лет общения с этой женщиной. Я хорошо помню те времена, когда была еще маленькой девочкой. Мать часто не знала, как одеть меня на прогулку, долго обзванивала знакомых, доставала папу с вопросами. Маргарет просто не могла понять, когда мне холодно, когда жарко и очень боялась, когда я начинала капризничать. Пару лет назад мы пили с ней вино и разговорились по душам, — я прикрыла глаза, вспоминая образ роковой брюнетки, которой являлась моя мама.



Эли Нокс

Отредактировано: 04.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться