Лебеди несут письмо

Размер шрифта: - +

Поход Гюн-Вэя за солнцем.

Глава I.

 

Часть 1

Великий ШАО

 

Северо-Восточная окраина Китая. Горы Жёлтой и Красной Змеи. Внизу у подножия селение, где живут охотники, рыболовы, земледельцы. Раннее утро. С вершин гор показались первые лучи солнца. Местные обитатели его называют просто ШАО...

Недалеко от пропасти, под цветущим персиком лежит юноша. В ответ на нежные горные звуки он просто садится на коврик и, наигрывая на свирели, поет нежным сердечным голосом:

«О, Красная Заря!

Стань девой юной.

И нежной для меня,

Иди тропою горной,

Серебром звезд звеня»

Он медленно закрыл глаза и как бы задремал. До него доносятся звуки гор, запахи горного пейзажа. Вот слышен голос затерявшегося ягненка, а вот в листве засвистел соловей, у белого цветка что-то шепчет птичка, к ней летит шмель, пчела спешит куда-то. Но вот и совсем новый незнакомый голос, и звук чего-то шелестящегося, как будто чешуя змеи трется о камни, но очень похож и на шум ветра в сухих былинках.

Юноше очень приятно от всей этой горной гармонии и он медленно засыпает. Шелест шелка теперь мягко ласкает его слух где-то рядом. Будоражит его воображение, он готов поверить, что это только сказка, но в то же время он верит что это – живая душа. Да, да, живая душа той, которую он только что звал. Ну что же здесь фантастического? Живая душа той или того (существа) не важно, главное шелест шелка говорит о том, что где-то близко хозяин шелка...

Улыбнувшись, он ждет еще чего-нибудь, какого-нибудь сюрприза от гор.

Неожиданно что-то мягкое коснулось его лица, и он вздрогнул. Затем он услышал голос, как будто рядом:

- Эй, не спи! Проснись, ты уже на краю пропасти! Проснись! Отодвинься, можешь упасть.

Юноша знал, что он не на краю пропасти. Не совсем на краю. Там, внизу есть еще выступ, где любят греться в ожидании матери козлята диких коз. Он любил этих животных, иногда в его загон попадались дикие дойные козы, и он с них надаивал в мех молока для малышей. Приносил в свое жилище, где его ждали соседские малыши и старые женщины.

Но сейчас он терпеливо ждал восхода солнца. Лежа на мягкой зеленой траве, он не встал на голос, дремал и ждал солнце.

Но голос повторился, предупреждение было еще более грозным...

- Эй, проснись, упадешь вниз...

Но на этот раз, как показалось юноше, людей было двое, говорили две девушки, Одна обратилась к другой:

- Ах, Красная Змея, ты, что знаешь его?

- Нет, Желтая Змея. Но я видела его здесь недавно: он доил коз, поил диких козлят, а затем взял да перепрыгнул на другой край пропасти. Однажды видела его на выступе горы Горбатый Баран.

- Каким образом он там оказался?

- Да вдоль карниза шел, упираясь спиной к скале. И вдруг с легкостью перепрыгнул на другую сторону.

- Ну да, тебе, наверное, показалось. Он же всего лишь дитя женщины. Не дикий же орел или козел...

Юноша прислушался к голосам. Это о нем говорили. Действительно, он перепрыгнул, но с помощью шеста. И он медленно открыл глаза. Под цветущим персиком сидели две красивые девушки из китайско-эфталитского рода Тыгыр-Тага. Он их тоже где-то видел. Но особенно не восхитился их цветущей красотой...

Солнца еще не было на горизонте, но пучок золотисто-желтых озорных лучей висел на горизонте, как узел блестящих нитей. И не удивительно, что этот пучок отразился и на расшитых золотом накидках девушек. Чтобы не напугать их, он снова закрыл глаза.

Вдруг снизу из долины раздался голос: «Гюн-Вэй! Гюн-Вэй, спустись к нам, дело есть!»

Юноша открыл глаза, но девушек уже не было. Не было их и под деревом. Он удивился, что те так же внезапно исчезли с шелестом накидок, и стал спускаться вниз к чабанам.

Через несколько выступов он оказался в долине у загона для овец.

Он оглянулся назад, надеясь увидеть девушек на краю пропасти. И увидел их снова, но уже в одеянии. Одна была в желтой накидке, головной убор украшен синими камнями, а другая в красной накидке в головном уборе, украшенном изумрудами.

Мужчины засмеялись, и один из них сказал юноше: «Эй, Гюн-Вэй, что так долго смотришь на них? Они же – змеи! Да, да, это змеи-богини этих гор».

Юноша засиял от счастья: вот уж чего не ожидал, так это увидеть живых богинь. И сказал в ответ:

- Вот как! Змеи, говорите. Но они по-людски добры и милы, чутки и жалостливы.

- С чего ты взял?

- Да, вот я лежал вон там, вроде бы и не опасно было, а им показалось, что я на краю лежу. И они даже хотели оттянуть назад. Видимо, испугались за мою жизнь.

- Нет, нет, юноша, ты не слушай нас. Это мы пошутили. На самом деле это дочери соседнего князя Тыгыра.

- Ну и ладно. Пусть будут здоровыми. Зачем меня вызвали?



Мария Куйумжу

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться