Лебединые одежды

ПРОЛОГ

Когда-то озеро Маларен было заливом Восточного моря. Когда-то маленький остров Бьёркё, лежащий посреди этого озера, был конечным пунктом длинного пути, связывающего страны Фенноскандии со страной мавров, а расположенный на этом острове город Бирка – богатым  городом, куда съезжались торговые люди не только со всего Свеаланда, но из Норейг, Данмарк и даже из Айсланда.

Здесь можно было продать китовый и тюлений жир, сукно, болотное железо, сушеную треску и моржовую кость, а взамен приобрести франкское оружие, меха и мед из Гардарики, красивых рабынь из Бретланда или янтарь с южных берегов Восточного моря. Что послужило причиной его упадка – то ли пожар, то ли обмеление речных путей – неизвестно, но город был заброшен и забыт на многие века. Свое второе рождение он пережил сто пятьдесят лет назад, когда некий любознательный исследователь раскопал увенчанный рунным камнем курган и потревожил сон спящего под ним древнего воина.

Наглому землеройке повезло, что под курганом не оказалось могильного жителя (а может быть, он пустил в подземный сруб солнечный свет и заставил могильника уйти глубже под землю), но после его успеха копать начали по всему острову. И обнаружили больше тысячи богатых захоронений.

С тех пор остров стал местом паломничества множества туристов, которые жили в стилизованных под Длинные дома викингов гостиницах, посещали раскопки и музеи, катались на лодках по озеру. Зимой остров пустел. Мост с материка к нему так и не построили, а добираться туда по льду рисковал не каждый. В этой части Свеаланда южные ветра налетали неожиданно, и тогда лед вскрывался, и остров на дни и даже недели оказывался отрезанным от цивилизации.

*

Девушка проснулась неожиданно, словно ее позвали. Еще не открывая глаз, она улыбнулась и потянулась к мужчине, который заснул рядом с ней вчера вечером. Его сторона кровати не только была пуста, но и простыни уже остыли. Она резко села и встряхнула головой. Кажется, за окном что-то негромко хлопнуло.

Она спустила ноги на пол, встала, переступила через груду мужской и женской одежды и отдернула занавеску. Из этого гостиничного номера была хорошо видна стоянка, где ждали припорошенные свежевыпавшим снегом пять или шесть машин. Фары одной из них вспыхнули на мгновение и погасли. Странно, это был роскошный Volvo XC90. Она могла поклясться, что сейчас на острове всего один такой автомобиль. И он принадлежал Орвару.

Через секунду появился и сам Орвар. Выглядел он странно: полуголый, в одних брюках и, кажется, даже босой. С каким-то узким и длинным предметом за спиной. И самое странное, что он явно не чувствовал холода.

Он двигался так, словно шел по теплому песку, словно не замечал, что изо рта его поднимается пар от дыхания, а мелкие хлопья снега тают на плечах и груди. Если бы не текучая плавность движений, его можно было бы принять за мраморную статую – такими белыми в свете луны казались его лицо и руки. Орвар сунул ключи от машины в карман, повернулся и пошел в сторону каменного кельтского креста, воздвигнутого на самой высокой точке острова – голой скале в северо-западной его части.

Она быстро подобрала с пола свитер и лыжные штаны, натянула меховые сапожки, сорвала с крючка у двери куртку и, заканчивая одеваться уже на бегу, бросилась вслед мужчине. Первый порыв позвать его по имени исчез, как только ее лица коснулся морозный воздух. Было так холодно, что при вдохе слипались ноздри и першило в горле. А от странного спокойствия Орвара становилось страшно.

Его можно было принять за одного из Могильных жителей, о которых вчера рассказывал экскурсовод, если бы не следы на снегу, оставленные его босыми ногами. Тонкая ледяная корочка свидетельствовала, что здесь прошел человек с горячей кровью. Она подождала немного, когда фигура мужчины скроется за редкой завесой падающего снега, и двинулась вслед за ним.

К ее облегчению след не затерялся. Более того, к нему прибавилась одна… две… три цепочки новых следов, только оставленных не босыми, а обутыми в тяжелые ботинки ногами. Со стороны берега тянулась свежая лыжня. Конечно, лед в последнее время держался крепкий, способный выдержать даже тяжелый автомобиль, но кому понадобилось пересекать озеро на лыжах, тем более ночью?

Лыжи обнаружились у подножия скалы. Здесь же были установлены палатки, за их стенами светились огоньки походных печек. Несколько человек возились у костров, вешая котлы. Видимо, намечались либо ролевые игры, либо местный праздник. Странно, что экскурсовод об этом не упомянул.

Люди цепочкой поднимались вверх по склону по узкой тропе. Она подняла голову. Стоявший на самом верху мужчина смотрел куда-то в сторону, лунный свет обтекал его жидким серебром, и теперь она ясно видела висящий у него за спиной предмет. Меч… самый настоящий меч. Несколько длиннее, чем те, что показывают в музеях, с обмотанной кожаным ремнем рукоятью, круглым навершием и украшенными серебряными пластинами ножнами.

Она запоздало удивилась своему внезапно обострившемуся зрению. А может быть, она все еще спала и видела сон? Она ущипнула себя за кусочек кожи между краем перчатки и обшлагом куртки. Больно. И холодно. А еще тихо хрустел снег, от костров тянуло запахом горящего дерева… и все. Безмолвие ночи, молчаливые люди… тишина. Она шагнула на тропу и встала в цепочку между двумя женщинами в старомодных пальто, больше похожих на кафтаны, из-под которых виднелись подолы длинных платьев.

Наверху оказалась довольно ровная площадка. Часть ее была огорожена высокими кольями, то есть… она чуть не ущипнула себя еще раз… копьями с узкими флажками под наконечниками. А вот это уже выглядело знакомым. Такие картинки она видела в учебнике истории, это был так называемый «огороженный рубеж», место для судебного поединка, и Орвар стоял посреди площадки.

Уффф, все-таки ролевые игры. Она вздохнула с облегчением. В конце концов, Орвар мог бы ей рассказать о своем увлечении, она бы не стала смеяться… разве совсем чуть-чуть. Но подыграть ему она может.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться