Лебединые одежды

ГЛАВА 6

ГЛАВА 6

 

Оказывается в доме Хокона (игровая кличка «Конунг») вставали рано, часа за три до рассвета, совсем, как в рыбацком городке. Хильд это вполне устраивало – не придется сбивать биологические ритмы. Тем более что желудок привык требовать полноценный горячий завтрак в пятом часу утра.

Запахнув поплотнее и завязав потуже все тот же халат, девушка спустилась на первый этаж. В доме стояла тишина. Похоже, слуги начинали работать позже, вот и хорошо. Хильд оглянулась по сторонам. Ну, и где здесь кухня? Из противоположных стен холла смотрели друг на друга двустворчатые двери, судя по богатой резьбе это могли были зал приемов или зал для пиров, в лучшем случае гостиные. Зато за лестницей обнаружился арочный проход, а за ним коридор и небольшая лестница, ведущая в полуподвальное помещение.

Тадаммм! Странный зал с огромным очагом, где еще тлели угли, ярко начищенными медными сковородами и пучками трав над большим разделочным столом явно был кухней. А несколько больших и широких холодильников, современная плита, духовка, кофеварка и множество других приспособлений указывало, что здесь и сейчас готовится еда.

Кстати о еде… на плите стояла сковорода, кастрюля, а рядом лежала упаковка яиц, канистра органического молока, пачка овсяных хлопьев – все, что нужно для приготовления завтрака. Вот только непонятно, кто это должен был приготовить. Ну, если других желающих не нашлось, решила Хильд, пусть это буду я. И кашу, между прочим лучше варить на сливках, а молоком разбавлять только, если она получится слишком густая.

Сливки нашлись в холодильнике, а сушеная черника в одном из шкафов. Оценив размер кастрюли, Хильд высыпала туда весь пакет хлопьев. Затем щедро накромсала в сковороду ветчины и залила взбитыми вместе со сливками яйцами.  Один кусочек оставила себе, потому что желудок наотрез отказывался ждать.

Ветчина была такая красивая нежно розовая в тонком ободке сала. Хильд подняла ее двумя пальцами, любуясь на просвет.

- Аф.

Мясо шлепнулось на пол. Огромная черная собака подошла к Хильд, понюхала ветчину и вопросительно посмотрела на девушку.

- Пожалуйста. Ни в чем себе не отказывай.

Пес слизнул мясо, словно каплю молока, понюхал раскрытую ладонь Хильд, словно проверяя, не осталось ли чего, и прошел в дальний угол кухни. Там у него стояла миска, больше напоминающая тазик и поилка.

- Я бы тебя покормила, - сказала Хильд, - но не знаю чем.

Ладно, я подожду; пес лег на пол рядом с миской и прикрыл глаза.

К тому моменту, когда закипел кофейник, а омлет поднялся и зафыркал под крышкой, каша была уже почти готова.

- Пахнет вкусно.

Хильд оглянулась и улыбнулась смущенно:

- Я тут решила похозяйничать, извини.

Фрейя, все в той же пижаме и халате (только розовые тапки сменила на кожаные домашние туфли без задника) прошла на кухню.

- Наоборот, спасибо тебе. Меня сейчас мутит от запаха горячего масла, а завтрак нам с мужем я привыкла готовить сама. – Она понятным всем женщинам мира жестом положила руку на живот. – Потом придут слуги, посетители и Хокону будет не до меня, а так можем еще немного побыть наедине.

Все ясно. Во-первых, хозяйка дома беременна. А во-вторых, внезапное вторжение Хильд нарушает привычный образ их жизни. Ей стало неловко: навязывается со своими проблемами совершенно незнакомым людям.

- Ох, тогда не буду вам мешать.

Хильд двинулась к дверям и чуть не врезалась носом в надпись «Жена ВСЕГДА права». Надпись была напечатана на футболке, а футболка обтягивала широкую грудь конунга Хокона. Он вежливо посторонился, давая дорогу, но тут же прозвучал голос его маленькой жены:

- Куда это ты убегаешь? Мы еще не позавтракали.

Завтракать, судя по всему, предстояло Хокону с Хильд, потому что Фрейя насыпала корма в собачью миску, налила себе чашку чая, прихватила из шкафа пакетик с ржаными сухариками и уютно устроилась под боком у мужа. Хильд выложила на большую тарелку горку омлета для хозяина дома, почти до краев наполнила кашей объемистую фаянсовую миску и с тоской посмотрела на все, что осталось на плите. Она ненавидела выкидывать еду, но справиться одной с этим изобилием не представлялось возможным.

- Ммм… пахнет вкусно.

Она чуть не выронила половник. У нее за спиной, очень близко, стоял Орвар в спортивных штанах и майке с надписью «ХиШный, но симпатиШный» и босой, и с мокрыми волосами. Наверное, уже успел пробежаться и принять душ. А что пришел босой по холодной земле, так здесь от порога до порога километр от силы, мелочь какая.

 Он принюхивался то ли к каше, то ли к самой Хильд.

- Так бы и съел.

Его глаза с расширенными зрачками остановились на ее побледневшем лице, ноздри чуть подрагивали.

- Не пугай мою гостью, родич. – Голос у Хокона был низким и рокочущим, как отдаленный гром. – Будь моим гостем и раздели со мной пищу.

Медленно, словно ему требовалось усилие, чтобы перестать смотреть на девушку, Орвар отвернулся и подошел к столу.

- Доброе утро. Я как раз голоден, как зверь.

- Вот и ешь… кашку, - пригласила его сестра. – И нечего обнюхивать мою гостью. А ты, Хильд, ничего не бойся, я тебя в обиду не дам.

Девушка благодарно улыбнулась и села напротив Орвара так, что бы он не смог дотянуться до нее через широкую столешницу. Он едва заметно поморщился, но повернулся к Хокону и через несколько секунд они уже вполголоса обсуждали какие-то дела. Фрейя ухмыльнулась и подмигнула.

На некоторое время Хильд предоставили себе самой. Она ела и незаметно рассматривала Фрейю и Орваром. Брат и сестра. Одна кровь. Одни гены. Разные сердца.

- Хильд!

- А? – Голос Фрейи словно вытолкнул ее из-под воды. – Что?

- Я спросила, как вы познакомились с моим братом?



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться