Лебединые одежды

ГЛАВА 11+

*

После того, как Орвар силой вернул ее в Мальмё, Хильд стала понимать, с каим опасным хищником имеет дело. Он выглядел таким элегантным, почти утонченным с своих дорогих костюмах, но мог превратиться в жестокого убийцу за доли секунды. Хильд помнила его липкие от крови руки на своем теле. Господи, да он действительно убивал людей голыми руками!

Личность Орвара не была окрашена в разные оттенки серого, она состояла из двух половин – светлой и темной – и обе были неотъемлемой его частью. В какой момент могла выплеснуться его агрессия? На кого она будет направлена в следующий раз? Может ли она рассчитывать хоть на некоторую личную свободу с его-то потребностью в тотальном контроле?

Во что превратится ее жизнь рядом с ним?

Умом Хильд понимала, что Хокон, которого все члены общины называли своим конунгом, был ничем не лучше Орвара, но глядя на их с Фрейей отношения, поверить до конца не могла. Внутри этого страшного своей физической силой мужчины словно включалась лампочка, стоило лишь его маленькой жене войти в комнату. Как неотступно следили его глаза за ее фигурой, как он тихо улыбался, когда думал, что никто не обращает на него внимания…

Хильд вздохнула и теснее обняла подушку. Она стащила ее из спальни Орвара. Запах можжевельника и еще чего-то острого успокаивал ее, обволакивал защитным коконом. Да, этот мужчина был способен испугать ее до икоты, но он же и давал чувство безопасности среди кровавого хаоса. Казалось, он в любых обстоятельствах знает, что следует делать и ни секунды не сомневается в своей способности выйти победителем из любого сражения.

Как спокойно и уверенно он говорил с бандитами там, на складе. Не важно, что их было больше и что все они были вооружены, исход был известен заранее. Интересно, Сёрен бы рискнул жизнью ради нее? Она надеялась, что да. Но смог бы он спасти ее в подобных обстоятельствах? Точно нет.

Вот и получалось, что Орвар был мужчиной, о котором с четырнадцати лет мечтает каждая девушка: нежным и страстным, непобедимым и опасным. Неудивительно, что она полюбила его с первого взгляда. А теперь пришло время повзрослеть. Есть на свете мужчины, которые просто не подставят ее под удар. Спокойные, добрые, живущие незаметной и скромной жизнью. Ей нужен именно такой.

Нет, так она не заснет. Наверное, стоит сделать успокоительный чай. Кажется, она видела на кухне пакетики с пустырником и ромашкой. Не обуваясь, Хильд натянула поверх пижамы свитер Орвара (да, его она тоже украла) и спустилась вниз. Включила чайник, не глядя, достала из шкафа первую попавшуюся чашку и бросила в нее травы.

- И мне тоже налей.

Хильд обернулась – в дверях стояла Фрейя в своих любимых кроличьих тапках. То ли они позволяли сестре Орвара двигаться бесшумно, как охотник на тюленей, то ли звук кипящей воды отвлек Хильд.

- Какой лучше?

- А, неважно. Лучше я глотну твоего, не возражаешь?

- Нет, конечно.

Фрейя сделала глоток из очередной антикварной чаши, которыми был набит шкаф, и поставила ее перед Хильд:

- Странно, действительно чай.

Конечно, чай. А что же еще? Хильд обняла металлические стенки ладонями, позволяя теплу постепенно перетекать в тело.

- Как ты себя чувствуешь, Хильд?

Именно это она и пыталась понять последние несколько дней.

- Не знаю, - девушка нерешительно покачала головой. – Я словно раздваиваюсь. Иногда мне кажется, что я сошла с ума там, на складе… потому что…

- Почему?

- Мне кое-то показалось. Думаю, галлюцинации из-за стресса.

- Ты увидела что-то необычное?

Ну да, если черные когти и длинные клыки подходили под категорию «необычное», то очень даже видела.

- Орвар, он выглядел… странно.

Еще более странным было то, что Фрейя ничуть не удивилась:

- Как в сказке?

- Да, в страшной сказке. Про вервольфов, ликанов и все такое.

- Не ликаны, - поправила ее Фрейя. – Эйги. Мы называем себя Эйги эйнхамр, то есть «меняющие шкуру». - И тут же рассмеялась, глядя на отвисшую челюсть Хильд. – Так что у меня есть одна хорошая новость и одна не знаю, какая.

- Т-т-то есть?

- То есть ты не спятила, не сошла с ума, не поехала крышей и не кукукнулась. Ты действительно видела Орвара в боевой форме. Он берсерк.

- Берсерк?

- Ты должна была проходить это в школе.

Ну, конечно, она слышала о берсерках на уроках истории. Это воины, впадавшие в боевой транс, опасные убийцы, посвятившие себя богу Одину. И жили они, слава тебе, Господи, тысячу лет назад.

- Воин, способный превращаться в медведя. – Уточнила Фрейя.

- Но не буквально же!

- Почему нет? Очень даже буквально. Особенно, если сильно разозлить и под рукой нет оружия. Мой Хокон тоже берсерк.

- А остальные?

- Остальные попроще: или волки или кабаны.

- А женщины?

- Женщины не превращаются, но когда мать защищает своего ребенка, в ней может проснуться медвежья сила.

То есть рядом с нормальными людьми (плохими и хорошими) существовали странные оборотни, живущие по законам кровной мести, судебных поединков и почти военной иерархии. И в этом мире милая добрая Фрейя могла спокойно смотреть, как ее брат убивает человека… то есть другого оборотня, и даже радоваться его победе.

Нет, такую правду невозможно было принять в одну минуту. Хильд должна была прожить несколько дней с этим открытием. Да, так она и сделает: сначала узнает все, что может, а потом решит, что делать с этой информацией.

- А вторая новость? Которая плохая?

- Ты тоже не человек.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться