Лед

Лед

В темнеющей дубраве могучих дерев

Алмазами сверкали росы в траве.

В лесных, застенчивых цветах,

Средь лепестков душистых,

Фея нежилась в лучах,

От солнца золотистых.

Большого сердца теплотой

Вся она полна.

Но доброта в глуши лесной

Никому не нужна.

Ей кажется, что все добры,

Справедливы и честны,

Что мир весь счастьем озарен

И нежной Музе подчинен.

Манящий свет она еще увидит.

В порыве увлечется им, увы!

Но фею поджидают в нем обиды,-

Непредсказуемы коллизии судьбы.

Ей предстоит умерить пыл,

Во многих разочароваться,

Кто дорог ее сердцу был;

Придется и с иллюзией расстаться.

Она не ведает о том и одинока,

Людей не знает, нет!

Но в наивности глубокой

Фея любит белый свет!

 

 

Часть первая. Глава1. Сестрицы.

Причудливое, милое создание, похожее на сильфиду, летело через парк Флаувелли. За деревьями то тут, то там мелькало ее воздушное платье. Девушка с быстротой лани, испуганной охотником, вбежала в дом.

«В чем дело, Лаура?»- спросил мистер Вилднес, когда его дочь появилась в кабинете.

«Ой, папа, спрячь меня скорее!»- воскликнула юная мисс Вилднес. Дверь кабинета снова распахнулась и на пороге показалась худая, высокая девушка. Она заметила Лауру, которая спряталась за креслом, и вмиг очутилась возле нее. Они принялись с криками бегать по комнате. Мистер Вилднес нахмурил брови: «Кто мне объяснит, что здесь происходит?»

«Ах, папочка, извини! Я ничего не могу поделать. Виржини вот-вот меня догонит!» Лаура уже добежала до двери, но в этот момент Вирджиния успела подскочить и схватить ее за рукав: »Вот ты и попалась, Темная Рожица!»

«А ты ,Бледная Рожица!»-крикнула разгоряченная Лаура и показала язык.

«Как вы смеете оскорблять друг друга в моем присутствии, да еще устраивать догонялки в кабинете, отрывая меня от работы?!»- раздался рассерженный голос отца.

«Прости, папочка, но она первая меня обозвала!»- обиженно возразила Лаура.

«Чтобы ты больше не проказничала, глупышка,»- снисходительно ответила Вирджиния и хотела поправить разлохмаченные волосы своей сестры.

Но та ее оттолкнула: «Не прикасайся ко мне! Ты старше меня всего на 3 года, а думаешь, что уже взрослая и можешь мной помыкать?»

Терпение м-ра Вилднеса иссякло: «Я запрещаю вам ссориться в моем присутствии! Идите прочь! Не попадайтесь мне на глаза, пока не помиритесь!»

Сестры вышли из дома с поникшими головами и разбрелись в разные стороны. Лаура медленно шла, чуть не плача от обиды. Вилднес-младшая унаследовала от матери экзотическую красоту: огромные бархатные глаза, вздернутый носик, маленькие пухлые губки, слегка смугловатую кожу с золотистым оттенком и кудри цвета шоколада. Прелестная креолка сорвала с куста розовый цветок и теперь пыталась выместить на нем свою злобу. Вскоре за ней уже тянулся длинный шлейф из розовых лепестков, усыпавших тропинку, по которой она шла. В зарослях вереска Лаура увидела сестру.

-Вирджини, прости меня. Я больше не буду проказничать, слово леди. Только не называй меня Темной Рожицей.

-А ты не называй меня Бледной Рожицей.

-Согласна! Значит, мир?

-Мир!

Она обняла сестру и посмотрела на нее. У Вирджинии было типичное английское лицо: серые глаза, которые стали казаться выразительнее, чем прежде из-за странного блеска, появившегося в них; бледная кожа, никогда не покрывающаяся румянцем и тяжелые косы цвета спелых колосьев пшеницы. Креолка всегда восхищалась ее умением справляться со своими чувствами, оставаться снаружи холодной, когда внутри все кипело, контролировать себя в любой ситуации. Отец часто говорил, что мечтает увидеть когда-нибудь свою младшую дочь образумившейся. Но Лауре хотелось оставаться самой собой, а не равняться на идеальную старшую сестру.

 

Глава 2. Сердце Флаувелли.

Следующим утром, когда Вирджиния еще крепко спала, Лаура приступила к своим ежедневным обязанностям. Не смотря на некоторую взбалмошность характера, девушка любила Флаувелли всем сердцем и в отличие от Вилднес - старшей чувствовала большую ответственность за эти владения. Она с готовностью занималась всеми делами, которые поручал отец. Это ей удавалось легко, и за день Лаура успевала выполнить очень много работы. У Вирджинии напротив не было ни малейшего желания этим заниматься, поэтому она предпочитала рисовать, музицировать, вышивать, а иногда отправлялась в город за новыми книгами или навестить своих знакомых. Креолка не разделяла аристократических занятий своей сестры, ей было некогда обучаться тонкостям светского искусства, она осуждала Вирджинию за нежелание помогать по хозяйству в имении. Лауре был дорог этот полуразвалившийся дом и запущенный парк, теперь смутно напоминавший о славном прошлом ее предков. Юной графине хотелось вернуть прежнюю красоту фамильной реликвии. Но на реставрацию не было средств. Отец тоже стремился возродить былое величие, но расходился с дочерью во взглядах на решение этой проблемы. М-р Вилднес принуждал к работе своих подневольных, не оплачивая их труд. Нищета, в которой он находился, с каждым днем все более озлобляла и портила его характер. Скверное поведение, отсутствие сострадания к жителям деревни, ибо он видел только свои беды, приводило к тому, что в людях росло негодование. Как не пыталась Лаура внушить отцу, что так будет хуже, он не желал к ней прислушаться.



Нинианна

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться