Леди-Бунтарка и Перекресток Миров

Размер шрифта: - +

Рассказ-бонус

Проводив очередную путницу, хозяйка таверны прислушалась к магии, ждала. Но следующая девушка задерживалась, а перед глазами женщины предстала картина-ответ.

 

…В поместье рода Риордан было до пугающего тихо и чересчур спокойно. Не шумела Агата, не ругались Майя с Кайей. Все было именно так, как должно быть после изменения мира. И принятия им новых порядков.

Да, все просто прекрасно, кроме того, что внутри Румии Риордан только что пробудилась огненная буря. И оказалась она отнюдь не магического характера.

Девушку медленно скручивало в одну большую пружину из нервов. Возможно, причиной было то, что ее супруг вновь уехал по делам страны, хотя больше и не числился королевским охотником. Может быть просто встала не с той ноги. Но, скорее всего, причиной стала та вещица, которую она сейчас сжимала в руках.

Вещица, случайно обнаруженная в вещах Рэймонда – ее мужа.

На женской ладони лежал небольшой портрет в позолоченной овальной рамке. Но не это задевало ее, а то, что нарисована на нем оказалась женщина. Нарисована рукой Рэймонда.

В этом поместье было много его картин: натюрморты, пейзажи, батальные битвы, изображения диковинных зверей. И ни одного портрета.

До тех пор, пока он не взялся за кисть, чтобы нарисовать саму Румию.

А сейчас на молодую хозяйку поместья смотрела статная худощавая женщина с овальным лицом, бледной кожей и пронзительными зелеными глазами. Художник собрал ее черные волосы в толстую косу, уложил венком на голове. Приподнял подбородок, чтобы леди смотрела на зрителя свысока. И заложил в уголках ее губ едва заметную улыбку превосходства.

От портрета шла еле ощутимая волна силы.

– Сколько же эмоций ты вложил в этот рисунок, лорд Риордан? – прошептала Румия и мотнула головой.

Нет, она вовсе не ревновала Рэймонда к незнакомке. Девушку скорее интересовало, почему в вещах мужа лежит портрет чужой женщины. И хотелось ругать себя за то, что начала сама разбирать его гардероб, а не попросила слуг.

Предательница-магия, несмотря на все уговоры, рвалась наружу, готовая выплеснуться волной ледяного пламени. Стремилась сделать хоть что-то, лишь бы помочь ей справиться с эмоциями.

Да, дракон подери! Она ревновала! И это было настолько глупое чувство в этой ситуации…

Повернувшись к окну, Румия выдохнула, постаралась успокоиться. Нельзя было сейчас терять голову. Мало ли, может это вовсе ничего и не значит…

Еще раз выпустив воздух из легких, чародейка опустила взгляд на портрет. И засмотрелась, отмечая, как блестят лучи заходящего солнца на позолоченной рамке. Надо бы положить находку на место и сделать вид, что ни на что не натыкалась. Но… Между Румией и Рэймондом никогда не было секретов. И ей совершенно не хотелось, чтобы они возникали.

Леди настолько погрузилась в мрачные мысли, что просто не услышала цокот коготков по паркету. Не заметила небольшой черной тени, которая заинтересованно высунулась из-за угла.

А в следующее мгновение комнату огласил победный визг и черная виверна, подпрыгнув, выхватила у Румии из рук «блестяшку».

– Агата! Стой!

Но виверна, сверкнула в ее сторону янтарными глазами и кинулась наутек.

– Агата! Остановись!

Подхватив тяжелый подол зеленого платья, девушка кинулась за неугомонной воспитанницей своего супруга. Фантазия подкидывала одну за другой картинки того, как может развиться эта ситуация. Ведь если она не вернет на место находку, то быть беде.

– Агата! Да чтоб тебя дракон сожрал!

Вылетев в холл на первом этаже, Румия чуть не сбила с ног Майю – свою подругу и служанку.

– Леди Румия, все хорошо? – поймав госпожу за плечи за мгновение до столкновения, удивилась она.

– Агату не видела?

У госпожи Риордан не было времени на болтовню. Зная эту прожорливую засранку, портрет уже мог кануть к демонам. А учитывая то, что виверна еще могла и общаться с ее супругом ментально…

«Боги, я в полной заднице!» – подумала Румия.

– Она только что из поместья вылетела, – показав на входную дверь, проговорила Майя. – Чуть с ног меня не сбила.

– Спасибо!

Девушка кинулась в сторону выхода, полностью пропуская мимо ушей то, что кричала вслед Майя. Кажется, там фигурировали слова «буря» и «вернитесь».

Потянув на себя тяжелую дверь, Румия вылетела на улицу да так и застыла.

Заходящее солнце спряталось за тяжелыми черно-синими тучами. Они плыли с запада на восток, гонимые холодным ветром. Где-то вдалеке прозвучал первый протяжный раскат грома, напоминая рык дикого зверя.

– Агата!

Ветер трепал длинные волосы, хлопал подолом платья.

Проклятие, где эта виверна?

– Агата!!!



Анна Минаева

Отредактировано: 09.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться