Леди-джентльмен. Страсти египетские

Font size: - +

ГЛАВА 5 О ВКУСНОЙ И ПОЛЕЗНОЙ ПИЩЕ

«Смею заверить, что как дворецкий

Хопкинс  порядочен, пунктуален и

не обделён изысканностью манер».

Отрывок из рекомендательного

       письма, написанного самим Хопкинсом

 

Я была готова на стенку лезть.

В доме Хантов было невозможно умереть с голоду. Помимо завтрака, обеда и ужина, обязательно имели место ленч и тот самый «файв о’клок», о котором рассказывают в школах на уроках английского языка. Причём эти промежуточные приёмы пищи мало чем отличались от других. В качестве перекуса могли запросто подать копчёную рыбу, жареное мясо или пирог с почками. Я не сильно разбираюсь в полезном питании, так как по жизни «кусочница» – тут схвачу, там погрызу. Более того, меня дико бесят нравоучения вроде «Поешь суп!» и «Возьми хлеб!». И всё-таки меню Хантов не казалось мне идеальным, невооружённым глазом было видно, что еда обильная и тяжёлая. Так что передо мной стояла трудная задачка: нормально накормить тело взрослого парня и при этом не обожраться. В местных лекарствах я разочаровалась давно и надолго.

И мне хотелось жрать. Нет, не жрать, а кушать. Или лучше пожалобней «Ку-у-ушать».

Не нужны мне ваши английские разносолы! Хочу нормальной еды!

Пюрешку с сосисочкой… Окрошечку с квасом… Спагетти с корейской морковкой и майонезом…

И жесть как хочется шоколадных батончиков и чипсиков.

А я ещё прикалывалась над сидящей на диете Скай, когда она жаловалась, что ей снятся вкусняшки.

Я заставляла себя думать о другом. О доме. О своём настоящем теле. О дурацкой выставке, из-за которой очутилась здесь. О сиротах, в конце концов. Они чёрный хлеб за обе щёки уминали и не ныли, как я, из-за мечты о шоколадном мороженом!

 

Утром настроение было окончательно испорчено бритьём. И так не люблю эту процедуру, а тут пришлось поднести заточенное лезвие к лицу! Бр-р-р… То и дело перед глазами мелькали кадры из фильма Бёртона «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит». Там Джонни Депп своих клиентов такой же штукой… того. Ну хоть не порезалась, уже повод для гордости.

А зачем вообще гордиться? Я же не собираюсь всю оставшуюся жизнь провести в мужском теле. Наигралась уже, хватит.

Отправьте меня домой!

Или я застряла? Навсегда…

И что мне остаётся, кроме того как научиться быть Беном? Вызубрить банковские термины и местные правила этикета. Подстроиться под чьи-то привычки… А мне этого не надо! Я хочу быть собой, и видеть вокруг своих родных и друзей. Не зря же я, наверное, имела счастье родиться в двадцать первом веке, а не в каком-то ином. Я просто не создана для старой Англии.

Или придётся смириться с тем, что всё произошло случайно, и никакого квеста, который мне нужно сделать для возвращения, нет?

Мысль о ловушке убивала меня.

Мной овладела такая апатия, что я не увязалась за миссис Хант, когда та поскакала по своим подружкам, стремясь повысить уровень их общей благотворительности.

Иногда надо уметь быть эгоисткой. У меня проблемы хуже некуда, и мне не нужно цепляться за чужой мир. Может, поплакать, так, по-девичьи?

Не, я не плакса. Лучше попробовать найти себе вкусняшку. Тогда точно полегчает.

Я пришла на кухню и не успела приступить к поиску еды, как мои вниманием завладел небольшой деревянный ящик, расположившийся на столе. Хоть бы там были фрукты!

Стянула с ящика небрежно наброшенный кусок ткани.

– Зайки!

Захлёбываясь от нахлынувшего счастья, я вытащила наружу тяжёлого бурого кролика. Такой кавайный! И носиком шевелит! Ми-ми-ми!

И второй моську вытянул, тоже ласки захотел.

Блин, сейчас по закону подлости кто-нибудь зайдёт и будем мне мешать. Нет, этому не бывать!

Следующие несколько минут я пребывала в нирване. Мы с Тоби выгуливали кроликов у дома, и мне даже удалось подружить щенка с потенциальной дичью. Сначала бурая парочка не разделяла его восторга от знакомства, а потом ничего, втянулись.   

Жаль, у Хантов нет нормального сада. Так, клочок газона у дома. Бедному Тоби порезвиться негде, и теперь ему ещё предстоит делить пространство с двумя упитанными кролями. Ну ничего, в тесноте да не в обиде.

А пушистиков, по-видимому, сегодня не кормили, вон как траву лупят.

– Караул! – невдалеке заголосила какая-то баба. – Украли!

Мы с Тоби одновременно развернулись и увидели, как на задний дворик выбегает незнакомая особа в чепце и фартуке. 

Интересно, что украли-то? Аж не терпится примерить на себя роль детектива!

Я окликнула её:

– Я могу вам чем-нибудь помочь?

Та, подхватив юбку, понеслась к нам.

– Батюшки! Мистер Хант, зачем вы взяли моих кроликов?

Пауза. Варя в капле.

Чуть оправившись от шока, я скосила глаза на активно жующих газон зверюшек.

– Что ж вы делаете? Неужели вам так срочно понадобилось натаскать своего пса? – мне почудилось, будто женщина старается кричать как можно тише, чтобы не оскорбить своим поведением хозяина. – Вы меня простите, конечно, но у меня же всё расписано! Всё-всё рассчитываю! Не будет хоть одного ингредиента, и всё пойдёт насмарку. А вдруг я бы не успела к обеду? 

А, так она, выходит, кухарка. Никогда бы не подумала, ведь представительницы этой профессии мне представлялись исключительно толстыми и с красным лицом от вечного стояния у очага (так как плиты в доме не было, и её покупка не планировалась в ближайшие сто лет). Кухарка Хантов была вполне себе обычной, без каких-либо ярких черт.  

– Это ваши кролики… – начала я, как студент, зацепившийся за слова экзаменатора.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Edited: 06.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: