Леди-джентльмен. Страсти египетские

Font size: - +

ГЛАВА 9 УМЕРЕТЬ ОТ ЛЮБВИ

«Сенсация! Сенсация!

Бэтмен и Робин поймали

Бесстыдного душителя!»

Крики мальчишек-газетчиков

 

Несмотря на то, что я первым делом приняла дома ванну, запах трущоб не давал покоя даже во сне. Я видела знакомые места, свой настоящий дом, но везде ощущалась еле уловимая вонь. Различала как и отдельные запахи, так и непередаваемые созвездия ист-эндовских «ароматов». К счастью, сознание недолго надо мной издевалось, и с каждым новым сном напоминаний о ночном приключении становилось всё меньше.

Я в нашей гостиной. Всё как обычно. На журнальном столике лежат томики с дамскими детективами, которые мама так любит. В люстре перегорело две лампочки и, по-хорошему, следовало бы попросить у соседей стремянку, чтобы наладить освещение, да что толку суетиться во сне? Интересно, мама уже поменяла лампочки или сидит в темноте и ждёт меня?

Слышу с кухни звуки телевизора и направляюсь туда. Хоть бы одним глазком увидеть маму…

Этот сон сминается, и меня выкидывает в другой.

И почему я в своё время не овладела техникой осознанного сновидения? Лень, или мне просто нравилось укурище, которое я вижу каждую ночь?

Ну вот, я всё-таки на кухне. Несколько тягучих секунд уходит на то, чтобы понять, что она чужая.

Женькина кухня.

Мы часто с ним пили здесь чай, а иногда, после ночёвок, я готовила нехитрый завтрак из яичницы и сосисок для Женькиного папы, который приходил с ночной смены.

Тот день, когда я была здесь в последний раз.

Тесное пространство едва вмещает меня и ещё пару женщин, чьи имена я давно забыла. Они ходят туда-сюда, болтают, перескакивая с темы на тему.

Меня бесит, когда они говорят о Женьке, и почему-то успокаивает, когда разговор скатывается к бытовым вопросам и обсуждениям курса валют.

У меня руки в крошках от яиц и картошки, потому что так же, как в тот раз, режу салат. А какой у меня красивый маникюр. На выпускной сделала. Бордовый, глянцевый, непривычной для меня прямоугольной формы. И всё в белых и жёлтых крошках от продуктов.

Я стараюсь сдерживаться, но слёзы, одна за другой капают на доску и на порезанный салат. Благо совсем не красилась в тот день, а то салат получился бы в чёрную крапинку.

– Детонька, ты картошку посолила? – спрашивает пожилая женщина, вытаскивая из духовки пироги.

Я киваю, хотя знаю, что она стоит спиной ко мне.

Посолила. Ещё как посолила.

 

Я проснулась, едва ощутив наяву давно забытую горечь в глазах. Вытерла слёзы рукой и судорожно всхлипнула. Понравилось. Но я стиснула зубы и села на кровати, чтобы прогнать остатки кошмара. Нельзя плакать, я же обещала, что больше никогда не буду. Стоит ведь только начать, и я втянусь. Плач как пирожное: сначала хочется ещё, а потом тошнит. И мне эта девичья слабость ни к чему.

– Что, плохо тебе?

Бен! Нашёл, блин, момент для злорадства.

– А ты как думаешь? – огрызнулась я. – Я хочу домой, в своё тело. Я же не демон, не призрак какой-нибудь, я такой же человек как и ты.

И зачем я это всё выговариваю? Он, наверное, опять исчез и не слышит меня.

– Зачем тебе тогда моё тело? – Бен всё же продолжил диалог.

– Да оно мне нужно как рыбе зонтик! Я тоже жертва обстоятельств, меня запихнули сюда, не спросив разрешения.

Надо бы потише говорить, а то домочадцы услышат бубнёж за стенкой, и здравствуй, дурка.

– Не понимаю, как такое могло произойти, – в голосе Бена послышался оттенок грусти. – Это же нереально. Невозможно подселить душу одного человека в тело другого.

–  Как видишь, можно. По крайней мере, законом точно не запрещено и проверено, как минимум, на двух придурках. А чего ты разговорился? Молчал, не отзывался, а теперь вдруг поговорить захотелось.

– Я не молчал. Когда сознание прояснялось, я пытался докричаться до тебя, но без толку.

Я поёжилась и обхватила руками согнутые в коленях ноги.

– И… как это? Ты сейчас как бы в своём теле, но не можешь им управлять?

– Да. И я эту позу с детства не принимал.

А, ну да. Джентльмены так не сидят.

– Я словно очень долго сплю, а потом бодрствую урывками, – пожаловался Бен. – Что-то вижу, что-то слышу, однако не могу ничего сделать. Не знаю, как долго я смогу ещё выдержать эти муки.

Моё положение было не многим лучше, но мне стало невыносимо стыдно от того, что я ем приготовленную для него еду, сплю в его постели, играю с его собакой и купаюсь в любви его родственников. 

– Меня очень задело, что некто в моём теле пытается совратить мою же сестру, – кажется, Бен снова начал сердиться. – Что она делала здесь в одной ночной рубашке? Зачем ты её… трогал?!

Я спрятала лицо в ладонях. Двойной фэйспалм, так сказать.

– Да что вы здесь какие-то все озабоченные! Чарли была в ночнушке, потому что у нас были посиделки перед сном. Болтали мы с ней, по-дружески. И почему мне нельзя её обнимать, тем более когда есть повод? Я вообще люблю обниматься. Это мило и абсолютно не пошло. Да, кстати, никого насиловать я не собираюсь. Я, если ты не заметил, девушка.

Парень так долго не отвечал, что мне показалось, что связь опять прервалась.

– Девушка? Ты – девушка?

– Угу. Слушай, а я могу у вас считаться леди? Я школу закончила, в университете учусь. Рисую, на скрипке играю. Правда, с рукоделием у меня не сложилось, но пуговицы я умею пришивать.

Завидная невеста, чё уж там.

– То есть… ты не англичанка? – бедный Бен с трудом подбирал слова.

– Не, я русская. А ещё я из будущего. У нас в России давно царя нет, у нас теперь республика. А у вас монархия осталась, но она так, чисто декоративную функцию имеет.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Edited: 06.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: