Леди-джентльмен. Страсти египетские

Font size: - +

ГЛАВА 11 ПО СЛЕДАМ ЧЁРНОЙ КОШКИ

«11. Напомнить юному

джентльмену, как важно

быть внимательным перед

выходом на улицу, дабы не

быть оконфуженным».

Из ежедневника

дворецкого Дженкинса

 

Я должна была во что бы то ни стало найти статуэтку.

Ночью, увы, я ничего не придумала, так как быстро отрубилась и наслаждалась здоровым сном до самого утра. И потом лучше не стало. Что ж, придётся подолбать Чарли и Оза, возможно, они что-нибудь дельное подскажут.

– Варя.

Я аж дёрнулась, будто меня током шарахнуло.

– Ты чуть не убил нас, – прошипела я, откладывая лезвие.

Ну хоть не на горшке застал, и на том спасибо.

– Прости, мне так стыдно…

– Угу. Леди не должны брить лицо, есть у вас такое правило?– перебила его я, чтобы он не распылялся на китайские церемонии. – Слушай, помоги. У вас в каком-нибудь музее есть артефакты из Египта?

– В Британском, но Варя…

– Супер! Ты просто душка! Ты что-то хотел сказать?

И тишина.

Я успела закончить все необходимые утренние процедуры, а он так и не отозвался. Блин, абонент не абонент. Когда ж у нас связь нормальная наладится?

После завтрака я предложила Чарли пойти со мной в Британский музей. Я не была на сто процентов уверена, что там мне повезёт, но мысль о других музеях и частных коллекционерах пришлось задвинуть в дальний ящик сознания, чтобы не портить себе настроение. К моему огорчению, у Чарли оказались другие планы на этот день. Чем именно она собралась заняться, она не сказала, было лишь заметно, что сестра Бена возбуждена не меньше меня. Наверное, на фоне последних событий ей пришла в голову какая-нибудь классная идея для книги. Ладно, тогда не буду мешать.

Договорившись с миссис Хант, что она сама проверит приют, и, поиграв с кроликами, которых дети переименовали в Фили и Кили, я отправилась на поиски. Или на охоту, как это будет уместней называться?      

 

Райончик Блумсбери в центре Лондона мне приглянулся сразу. Шумно, многолюдно, как везде, зато по сравнению с мрачным Ист-Эндом просто рай. Кэб остановился на Грейт-Рассел-стрит, дальше мне предстояло пройти пешком.

– Погодите, сэр! – окликнул меня кэбмен.

Еле заставила себя развернуться. Опять, что ли, накосячила? Ну да, я периодически путаюсь в местных денежных единицах, но расплатилась вроде правильно.

– Вы забыли свою трость.

– А я без трости, – весело ответила я. – Но благодарю за бдительность!

Признаюсь, раньше меня завораживали изображения мужчин с этим аксессуаром. Однако, приглядевшись, я поняла, что эта штука бесполезней, чем клатч. Многие тросточки были до того коротки, что на них не представлялось возможным опереться. А фигнюшка, которую меня домочадцы заставили взять с собой на спиритический сеанс, была до того сопливой, что я боялась её сломать. Что самое обидное, меня толком никто с тростью-то и не увидел. Добравшись в экипаже до дома, который снимали Хайнцы, оставила её в прихожей, а потом повторила действия в обратном порядке. Всё! Кто хотел поглазеть на Варю с тростью, тот опоздал.

Надо бы спросить дорогу. Вон дамочки с плакатами «Право голоса женщинам» и «Нет насилию над женщинами!» выглядят очень симпатичными.

Вот только я им симпатичной не показалась.

– Сэр, как мило с вашей стороны, что вы обратили на нас внимание! – воскликнула худая тётка в кокетливой шляпке, явно приколотой к причёске. – Полюбуйтесь, до чего вы нас довели! Мы вынуждены вопрошать у учёных мужей, почему они единственные могут считаться интеллектуалами.

Эта компания из восьми барышень примерно одного возраста действительно топталась у здания, похожего на учебное заведение.

– Да я не собираюсь вас осуждать, – я встала на свою защиту. – Я просто хотел спросить, как пройти в Британский музей.

Худощавое лицо женщины с острым носом стало ещё больше похоже на мордочку маленькой, но очень хищной птички.

– То есть, вам абсолютно наплевать на то, что мы делаем?

Наверное, до отчаяния довели леди, раз она употребляет сниженную лексику.

– Нет…

– Вы считаете, что мы могли бы сейчас готовить мужьям обеды и вышивать им бисером тапочки?!

– Да нет же…

– Что мы попусту тратим время, стоя здесь, и позорим имена наших отцов?!

Фух, вот это напор!

– Да я за вас! – перекричала я защитницу прав женщин.

Постепенно снижая голос, я объяснила свою позицию, и за пару минут мы очень даже подружились. Мне пожаловались на то, что леди стыдно работать и получать за это плату, хотя на джентльменов этот бред не распространяется. Рассказали, как страдают женщины из низшего класса, теряя на нечеловеческой работе здоровье и получая за это меньше денег, чем мужчины. И естественно, проехались по вопросу деторождения. Когда вновь пришла моя очередь говорить, меня слушали, как бродячего проповедника. Женщина должна заниматься сексом не по первому требованию мужа, а руководствуясь собственными желаниями, и при этом обязательно получать удовольствие от процесса. Количество детей в семье должно исходить от здоровья матери и материального благополучия: не дело же губить себя и плодить нищету, чтобы малыши потом мучились. Так же, по моей теории, всем женщинам должны разрешить работать, в том числе заниматься интеллектуальным трудом, а не тупо шить рубашки. А моё высказывание о декретном отпуске и выплачиваемом пособии по уходу за ребёнком вовсе произвело на них неизгладимое впечатление.       

– От всего сердца благодарю вас за поддержку, сэр, – чинно сказала мне на прощание «атаманша». – Я понимаю, что лично вы не в силах что-либо изменить, но ваши слова породили в моей душе уверенность, что среди мужчин попадаются не только самовлюблённые болваны.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Edited: 06.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: