Леди-джентльмен. Страсти египетские

Font size: - +

ГЛАВА 16 ПОСЛАНИЕ ИЗ ПРОШЛОГО

«– Отныне ты обязан

 мне верно служить.

Ты будешь дышать и

 жить лишь ради меня.

– Из ваших уст это

звучит почти как

 милость».

Разговор, который никто

не смог услышать.

 

Передо мной сидела кошка.

Безуспешно пытаясь справиться с головокружением, я прижала руку к виску. Еле на ногах стою, а статуэтка всё смотрит и смотрит на меня. Гадина.

Я вздрогнула, стоило кому-то тронуть меня за плечо.

– Варежка.

Данька?

Глаза меня не обманули, это действительно был он.

– Чего зависла? Тебе плохо? – мальчик так и не убрал руку.

Ничего себе. Только что была свидетелем буйства древней жрицы, а теперь как ни в чём не бывало нахожусь в нашем краеведческом музее, куда почти две недели назад отвела брата на выставку. Неужели божественные силы отпустили меня восвояси?

– Ва-а-арь.

– Голова закружилась, – медленно ответила я, испугавшись своего голоса.

Мать моя женщина, ещё и к телу собственному придётся привыкать.

– Почему? – не унимался дотошный Данька. – У тебя что-то болит? Тебе жарко?

– Наверное, давление.

– Какое?

– Низкое, высокое, не знаю. Я старая больная женщина, имею право иногда проявить минутную слабость.

– А-а-а, – понимающе протянул Данька.

Без понятия, о чём он мог подумать, главное, у меня появилось время для передышки. Я всё ещё не могла поверить, что моё приключение закончилось.

Но где же бешеная радость? Я же наконец получила то, что хотела. Попала домой, к любящим родственникам и благам цивилизации, где буду кайфовать остаток лета без покушений на свою жизнь.

Там остался Бен. Один в этом кровавом кошмаре, полном идиотов и предателей, а я не могу ему помочь, потому что между нами больше ста лет. Что с ним случилось? Вернулся ли он домой или его убила Неферпсут?  

Даня повёл меня во второй зал, что-то с увлечением рассказывал о мумификации, но я слушала его вполуха. И дело не в том, что после Британского музея меня трудно удивить скромными экспонатами. Бена больше нет, он мёртв. Убили его, или умер в старости в окружении детей и внуков – его уже нет в этом мире.

Он был добр ко мне, несмотря на то, что я занимала его тело. Пытался защитить, как мог. А я ускользнула, когда запахло жареным.

Что он подумал обо мне? Что я его бросила? Что я эгоистичная дрянь? Или ему хватило благородства принять то, что я пропала так же внезапно, как и появилась?

Путаясь в мыслях, я ходила за Данькой хвостом и с нетерпением ждала, когда он налюбуется древними артефактами. Если бы не брат, пулей бы выбежала из музея. Хватит с меня всего египетского, хватит! Я первая вышла из зала с мумифицированными животными, и ноги привели меня к проклятой кошке.

Сидит себе, словно ничего не случилось.

Думаешь, я это просто так оставлю, чучело-мяучело? Да фиг тебе!

От дерзкой идеи сердце забилось так, что в ушах загудела кровь. Оглядевшись, я раскрыла сумку и сунула туда статуэтку. Смахнула на пол и отфутболила в угол табличку, которая могла бы привлечь внимание к опустевшей подставке. Слава разгильдяям и скудному финансированию, в музее не было ни единой камеры слежения.

Я окликнула Даньку и чуть не вытолкала его на улицу. Оттягивающая плечо сумка словно посылала в мозг сигнал «Беги!», и мне стоило неимоверных трудов внешне сохранять спокойствие. Ещё не хватало в тюрьму сесть из-за этой гадости.

Нелёгкая же, оказывается жизнь, у воров. Почти всю дорогу до Данькиного дома я прижимала к себе сумку и ждала разоблачения. Стоило кому-нибудь задержать на мне взгляд, и я переставала дышать.

Пронесло.

Честно говоря, у меня не было плана от слова совсем. Пришлось довериться импровизации. Я попросила малого показать мне книги про древних египтян, которые у него были, и мы, обложившись различными изданиями, засели на пару часов. Правда, сначала пришлось по приказу тёти Насти сесть за стол и поесть плова с салатом.

В Данькиных книжках почти не было ничего про Бастет. В основном она упоминалась как добрая богиня, покровительница домашнего очага, женской красоты и чуть ли не всех ништяков, которые только могут быть в жизни. Цепляясь за известные мне факты, я рассказала брату почти всё, что знала о царевне и жрице Неферпсут, но он мало того, что ничего подобного не вспомнил, так ещё сказал, что я, наверное, этого персонажа в кино видела. Как ни странно, нас рассудил великий и могучий интернет. Про Неферпсут ничего нового не узнали, о ней была весьма скромная информация, и то на английском и ещё паре иностранных языков вроде арабского. А маленькая статья на Википедии о профессоре Пембертоне задела меня больнее, чем я могла ожидать. «Погиб при не выясненных обстоятельствах. Несколько важнейших трудов в его библиографии так и не были завершены». А ещё его звали Джеймс…

Его убил тот, кого я считала своим другом. И, наверное, из-за меня.

Я больше не могла терпеть наплыв воспоминаний и пошла домой, заткнув уши плеером.

Надо успокоиться. Нечего рыпаться, если всё уже произошло больше века назад. Пора привыкать к обычной жизни.

Но дома мне не стало легче. Родные стены и любимые вещи были напоминанием того, что Бену не так повезло, как мне. Это для меня всё было прикольным приключением, а у него-то вся жизнь пошла наперекосяк.

Достала кошку из сумки, поставила перед собой. Выговорила ей всё, что накопилось в душе, но статуэтка никак не отреагировала на моё отчаяние.

Наказав бесполезный артефакт заточением в шкафу с одеждой, я включила компьютер… и сразу выключила его. Мне не хватало смелости поискать информацию о Бене и Озе. Я мучительно боялась узнать что-то страшное.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Edited: 06.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: