Леди-джентльмен. Страсти египетские

Font size: - +

ГЛАВА 17 ТРОЕ В ПОДВОДНОЙ ЛОДКЕ

«А в доме-то что творится!

Не поверишь, матушка,

срам грешный! Ты не думай,

я не жалуюсь. Меня хозяин за

задницу не щипает и в

койку не зовёт, и на том

спасибо. Вот тебе, дорогая

моя, подробности …»

Отрывок из письма

 горничной своей матери

 

– Ну, Бенни, мне тоже страшно. Я тоже в первый раз это делаю.

В конце концов поддавшись на уговоры, Бен наклонился ко мне и поцеловал в губы. Я его схватила, чтобы не думал убежать, и, закрыв глаза, попыталась выплеснуть на него накопившуюся за восемнадцать лет страсть. И кажется, у меня получалось неплохо. Чего не скажешь о Бене.

Ну не держись за меня, как тонущий за соломинку, гладь меня, ласкай… Блин.

Мы отстранились друг от друга с обоюдным облегчением.

– Спасибо, ты испортил мой первый поцелуй, – я не скрывала разочарования.

– Ты… мне… в рот…

– Конечно, это же французский поцелуй. Не знаю, как у вас, а у нас все так целуются. Даже школьники.

Бен сел на мой диван рядом с игрушечной собачкой. Бедняжечка, такой несчастный, как будто попал в гнездо разврата.

– Ладно, проехали, – я милостиво закрыла неприятную для него тему и, положив собачку на колени, тоже села. – Ну, что? Ты теперь умеешь говорить по-русски?

– Наверное, нет, – живо ответил парень по-английски.

Нет, так нет.

Испытание моих магических сил не принесло ничего, кроме стыда и огорчения. Либо я не обладаю способностью учить языки, как Неферпсут, либо во мне вообще нет ничего особенного. И всё равно же обидно. Я еле-еле уговорила Бена поставить эксперимент, а тут такой облом.

– Варя, я отправлюсь назад один. Неважно, есть у тебя силы, или нет.

– Ага, а Неферпсут тебе голову откусит или снова за мной отправит. Нет уж, я с тобой.

Я подбежала к шкафу и открыла его нараспашку. Самой первой мыслью было прикрыть собой наклеенный на внутренней стороне дверцы постер к фильму «Сумерки», но я плюнула на это.      

– Вы же с матушкой договорились, что в музей пойдём, когда она вернётся с работы, – посчитал своим долгом напомнить Бен.

Да, договорились. Просто я побоялась признаться маме в воровстве.

– Сейчас переоденусь, а там посмотрим.

Бен не смог сдержать эмоций, стоило мне показать ему вредный артефакт.

– Варя! Откуда это здесь?

– Оттуда. Из музея.

Мы ещё немного поцапались, и в итоге он опять мне уступил. К слову, с ещё меньшим желанием, чем когда я заставила его поцеловаться.

Хорошо, что я не успела кинуть вещи Бена в стиральную машинку, он ведь вознамерился отдать одолженные шмотки. Доводы, что папа несколько лет живёт с новой семьёй в Колорадо, и что ему уже всё безнадёжно мало, на гостя из прошлого не действовали. Что ж, как хочет. Пусть ходит в несвежей одежде с пятнами крови. Что касается меня, я не стала выпендриваться и надела приталенную клетчатую рубашку и джинсы с дыркой над левым коленом. Естественно, вариант с «традиционной» женской одеждой я не рассматривала. Платьев у меня всего два, одно с выпускного, а другое в стиле готик-лолита, в котором я посетила пару вечеринок. Нечего париться из-за ерунды, передо мной же не стоит задача снискать благосклонность местного населения. Практично я подошла и к обуви, выбрав кеды. А что, в них бегать удобно… Надеюсь, удирать на своих двоих ни от кого не придётся, но перестраховаться не помешает.   

– Женщины больше не носят юбки? – не удержался от комментария Бен.

– Носят, но я не хочу, чтобы у меня что-то задралось в самый неподходящий момент. И да, я в курсе, что на штанах дырка. Так модно.

Мы подошли к рабочему столу, с высоты которого на нас высокомерно взирала каменная кошка. Реально, на фоне монитора от моего компьютера эта дрянь выглядела натуральным издевательством.

А правильно ли я делаю? В смысле, разве можно отправиться в прошлое, несмотря на запрет мамы? Нельзя, но и бросить Бена разгребать всё одному тоже нельзя. Надо разобраться во всём сейчас, иначе я буду не только страдать из-за угрызений совести, но и бояться, что рано или поздно сумасшедшая жрица доберётся до меня.

Надо было оставить хотя бы записку. Я схватила из органайзера ручку, потянулась за блокнотом… и положила ручку обратно. Как самурай, в последний момент испугавшийся пронзить себе живот мечом.

Пусть будет так.

Понимая, что никуда не денусь с подводной лодки, взяла Бена за руку.

– Варя…

– Боишься, что снова слипнемся?

– Просто хочу, чтобы ты осталась.

У кошки было на это своё мнение. Её глаза начали светиться, с каждой секундой всё ярче. Чувствуя, что теряю связь с реальностью, я схватила статуэтку и прижала к груди.

И пусть только попробует навсегда оставить меня в прошлом.

 

Вычурные тёмные обои с геральдическими лилиями негласно возвестили о том, что перенос всё же произошёл. У меня дома стены совсем другие. И синяя ваза с настоящими лилиями точно не наша, хотя маме бы она понравилась. А вот чёрная статуэтка возле вазы в представлении не нуждалась.

Я кинула взгляд на свою ношу, потом на Бена. Вместе, как хорошо, что вместе!

– Подойди ко мне, девушка.

С сожалением выпустив руку Бена, я обернулась и увидела Неферпсут. Египетская принцесса без стеснения лежала на диване, одетая лишь в лёгкий халатик. Дополняя образ, её чёрная коса небрежно свешивались через плечо. Делила с Неферпсут лежанку серая британская кошка, которая невозмутимо вылизывала двух котят.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Edited: 06.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: