Леди из будущего. Падь

Размер шрифта: - +

Глава 8 ◙

 

Бруно, видя, как испытующе она на него смотрит, тряхнул головой:

— Я слышал, что ты не из свиты госпожи Юфрозины. Откуда ты?

— Я не помню, — разговаривать не хотелось. Тяжело вздохнула, зябко кутаясь в редкую косынку.

— Расскажи, что помнишь? Что-то же должна помнить?

Она задумчиво начала:

— Помню реку и ночь, — вздрогнула, вспомнив первые ощущения на неизвестном берегу. — Выбралась на берег из воды...

Рыцарь не торопил. Воцарилось неловкое молчание. Нарушать его девушка не спешила, взяв паузу. Вспомнились все из тургруппы. Она одна погибла или все из автобуса? Куда они рассосались? Вот и не верь после всего этого в загробную жизнь.

Мужчина тихо спросил:

— Сколько тебе лет?

Нужно было отвечать, чтобы больше не возвращаться к этому. Тем более, что в лице Бруно она может приобрести покровителя, а значит, её не сможет обидеть каждый желающий. Возможно, и со стороны графа последовало бы меньше нападок.

— Двадцать четыре, — поняла, что будет допрос. С пристрастием. На дружескую беседу это не походило.

— Откуда знаешь госпожу Юфрозину? — он старался говорить мягче, чтобы расположить деву к себе.

— Я её не знаю… Просто, когда услышала женские крики, пошла посмотреть, в чём дело, а там насильник хотел её… Ну, я его стукнула по голове палкой. Мы с ней убежали, — замолчала. Всё словно ожило перед глазами.

— А сама как к ним попала?

— Юфрозина сказала, что надо вернуться посмотреть… Да и рюкзак где-то там потеряла, хотела поискать.

— Что потеряла? — такое слово командующий слышал впервые.

— Мешок свой... Тот, что господин забрал, — Наташа хмыкнула. — Вот нас снова и схватили. Меня этот бугай в кусты поволок, а монашку в лагере оставили. Потом она сбежала, когда резня началась. Ну, а я… Вы знаете. — Тяжело вздохнула.

— Ты раньше убивала? Бандита убила, и драться умеешь. На воительницу не походишь.

Быстро взглянула на него:

— Это была самооборона… Так вышло, — и жёстче добавила: — Если бы такое повторилось, я бы снова убила.

Прикрыла лицо рукой. Сцена убийства всплыла перед глазами. Девушка ощутила противный запах тёплой липкой крови. Почувствовала, как острое лезвие кинжала входит в человеческую плоть, легко и мягко, как в масло. Голова закружилась. Спазмы сдавили желудок. Воздух, толчками разрывая лёгкие, прорывался наружу.

— А почему ты от нас сбежала? Рассказала бы всё, как было.

— А откуда я знала, кто вы? Может, похуже этих бандитов?

— Зачем тогда вернулась?

— Медведя встретила... С вами всё же безопаснее.

— У тебя есть мужчина, дети? Тебя кто-то ждёт? Скажи, я тебя сам доставлю туда, — Бруно напрягся.

— Нет, я одна, меня никто здесь не ждёт, — осознание того, что она действительно одна и никому здесь не нужна, наполнило душу щемящей тоской.

— Откуда ты знаешь об этом? — сбить его со «следа» оказалось непросто.

— Так чувствую. Мне кажется, что я всегда была одна.

— Откуда ты родом? Ты иноземка. Наши женщины не такие. Итальянки тоже другие.

— Не помню, — замолчала. Да, этому Бруно в самый раз в разведке Штирлицем работать. Вон, какие ловушки расставляет.

Командующий много раз слышал о странностях глубокой, тёмной и быстрой реки. Эта река не принимает людей. Живых или мёртвых, она выбрасывает их. Несколько лет назад возле замка на берегу нашли мёртвую девицу. На ней почти не было одеяния. Волосы необычного цвета были коротко острижены. На теле несмываемые рисунки. Её никто не искал. Так и похоронили безымянную. Вот ещё: в соседнем графстве достали из воды женщину. Не в себе была. Прожила недолго, умерла от ран. И теперь…

— Где выбросила?

— Откуда я знаю? Очнулась, пошла берегом вверх по течению. Дошла до ручья, что впадает в реку. Пошла по его берегу. Нашла дорогу через брод…

— Старый брод, — Бруно согласно кивнул.

— Пошла дорогой, заночевала, а на рассвете услышала женские крики… Вот и всё, — она почувствовала сильную усталость. Сейчас ощущала себя тряпичной куклой.

— Ты помнишь, сколько тебе лет, а полного имени не помнишь. Или говорить не хочешь? — рыцарь в темноте присматривался к ней. Чувствовал притяжение её глаз. Они его не отпускали.

— Какая разница... Скажите, пожалуйста, какой сегодня день?

— Четвёртое августа... Тысяча тридцать восьмой год... А что?

Наташа почувствовала, что совсем не волнуется. Слова Кристофа она поняла верно. По сравнению с тем, что пришлось пережить, в какой год перенеслась, уже не имело значения. Во всяком случае, сейчас ей так казалось:



Жанна Штиль

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться