Леди из будущего. Падь

Размер шрифта: - +

Глава 32

Платье получалось премиленькое. Тёмно-изумрудная тонкая, мягкая шерсть приятно прилегала к телу. Портниха крутила Наташу то вправо, то влево, качая головой и причмокивая:

— Как интересно… Только нельзя так… Это же видно всё.

— Что видно? — девушка недоумевала.

— Ну, вот, талия тонкая, грудь выделяется, рукав узкий… Хотя, вам очень красиво, — она отошла на несколько шагов, прищуриваясь, наклоняя голову набок.

— Рукав длинный, юбка в сборку широкая, грудь закрыта… Ворот высокий. Ещё тесьму отделочную пустим по лифу и такие же шнуры. Главное – карманы. Не забудьте, я показывала, как выкроить…

— Я сделаю, госпожа… Что хозяин скажет?

— Причём здесь хозяин? Он моду вам диктует? Знаете, я мешки с завязками на шее носить не буду и безразмерными рукавами махать не собираюсь. Пора уже проститься с пережитками прошлого и переходить к более практичной и удобной одежде. И экономия ткани не будет лишней.

Портниха, вытянув шею, внимательно впитывала каждое слово иноземки:

— Это у вас так носят, а у нас здесь…

— Знаю, средневековье… Я не мешаю вам носить то, что хотите вы. А я буду носить то, что мне удобно. Вот вы, — она окинула фигуру женщины в бесформенном невзрачном платье, — такая привлекательная. — Та скромно опустила глаза. — И фигура у вас, похоже, приятная. Но вам так удачно удаётся скрыть её, что становитесь безликой и похожей на амёбу… Ладно, не буду вас расстраивать. Когда будете готовы немного изменить свою внешность и подчеркнуть достоинства фигуры, позовите меня. Я знаю, что сделает вас красивой. — Наташа улыбнулась, прижавшись к женщине и целуя её в щеку. — Спасибо за ваш труд.

Ворчунья смущённо покраснела. Она с девичества работала в замке с шитьём, и никто никогда ей слова доброго не сказал. А «спасибо»… Она задумалась, сказал ли ей кто-нибудь когда-нибудь из господ «спасибо»? Вот госпожа Леова, та добрая была. Строгая и справедливая. И на праздники жаловала слугам господское угощение. Женщина вздохнула, перекрестившись:

— Госпожа Агна не такая… А невеста вице-графа… Тьфу!.. — портниха, забывшись и сообразив, что разговаривает с собой, огляделась по сторонам: — Второе платье не примерили и сорочки!

Дева убежала. Швеи заняты шитьём. Тихонько переговариваясь, наблюдают за ней. Может, и правда, она ещё привлекательная в свои сорок шесть? И вдовец Ханс засматривается на неё, а не на её хозяйство. Хотя, какое там хозяйство? За всем давно смотрит жена сына. Ей-то самой некогда. Особенно сейчас. Свадебный пир на подходе…

— Карманы… — шептала женщина. — Карманы… Не забыть бы слово такое… Совсем другое дело – цепочку на пояс, а на неё всё что угодно цепляй. Что надо – под рукой, не теряется и глазу приятно… И ещё про «амёбу» надо спросить кого-нибудь. Что за зверь такой? Или растение… Одним словом – иноземка.

 

* * *

 

В комнате Наташа нашла отремонтированные балетки. И туфельки на низком каблучке, как просила. Коричневые, с тонкими кожаными шнурками.

Сапожник оказался сообразительным. Конечно, к изготовлению колодок он ещё не был готов, но усиленная пятка и носок, толстая прошитая подошва порадовали. Если с ним ещё немного пообщаться, то выйдет толк. Можно наладить изготовление новых моделей обуви. Она представила сабо на высокой деревянной платформе и тиснёным кожаным верхом, или полусапожки со шнуровкой спереди на невысоком каблучке.

Скинув с ног лёгкие остроносые туфли, обула новые, радуясь, словно ребёнок. Нужно поблагодарить его сиятельство.

 

* * *

 

Ирмгард лежал на ложе, злясь на своё беспомощное состояние, и смотрел на дверь. Теперь все его желания вертелись вокруг одного: чтобы его Ангел волшебным образом появлялась в тот момент, когда ему этого хотелось. А видеть её хотелось постоянно. Мучимый сомнениями, почему девица так редко его навещает, он коротко вздыхал и терпеливо ждал.

Словно подслушав его мысли, дверь отворилась и на пороге покоев появилась та, о которой только что думал. Вице-граф немного смутился, хмурясь, скрывая радость под маской суровости.

Наташа, помня, как выскочила отсюда в прошлый раз, немного оробела. Как бы там ни было, а это единственная комната во всём замке, где она чувствовала себя спокойно. Почему – сама не знала. Возможно, дело в Киве, так напоминающую ей маму? Или дело в юноше, которому от неё не нужно ничего, кроме ласкового слова и чуточку внимания?

— Привет, — привычным жестом коснулась лба наследника прохладной рукой. — Как ты себя чувствуешь?

Не поняв, горячий его лоб или нет, наклонилась, прикасаясь к нему губами. Парень вздрогнул:

— Что ты делаешь? — недоумённо смотрел на неё, краснея.

— У меня холодные руки. Губами можно определить, есть ли у тебя температура.



Жанна Штиль

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться