Леди из будущего. Возвращение

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

— Я долгое время находилась в Руси.

Поморщилась от собственных слов. Времени на раздумье, выстраивание логической цепочки возможных вариантов вопросов и ответов, выбора единственно верного решения, не было. Диалог развивался стремительно, и не она заняла лидирующую позицию в этой беседе, всё больше походившей на перекидывание взрывоопасного предмета из одних рук в другие.

— Я видел таких женщин. — Тень разочарования мелькнула на лице дознавателя. Он неторопливо опоясался ремнём, затолкнул за него джамбию и кинжал пфальцграфини. — Вы там никогда не были. Как вам удалось обмануть Манфреда фон Россена?

— Я его дочь. Это доказано. Помню его и свою мать. Мне было четыре года, когда нас с мамой пленили нурманы. — Потирала повлажневшими ладонями колени.

— Вы об отметине, что у вас на затылке?

— У Эрмелинды такая же. Её нам делал один и тот же человек – герр Штольц. Утром можете сравнить.

— Если сейчас вы станете настаивать на своём двадцатилетнем пребывании в любом месте на земле и скажете, где находились, я отправлю туда людей. Пусть это затянется надолго, но гонцы когда-нибудь вернутся. Думаю, ни с чем. Всё это время вы будете находиться под арестом. — Заметил её беспокойный взгляд. — Я заберу вас в Алем и распоряжусь, чтобы с вами хорошо обращались до тех пор, пока буду жив. А далее я не дам медяка за вашу жизнь. Скорее всего, вас либо обезглавят, либо предадут забвению.

Затянувшийся серой дымкой камин поплыл перед девушкой. Она видела себя с цепью на шее, сидящую на куче вонючей соломы в холодном сыром подземелье. Гниющую заживо, с незаживающими кровоточащими ранами, покрытыми струпьями. Сглотнула подступивший к горлу ком:

— На каком основании вы заберёте меня отсюда? За что меня арестовывать?

— У вас с Бригахбургом был сговор. — Он поднялся и, упершись руками в колени, склонился к ней. — Вы убили Фальгахена.

— Зачем?! — Посмотрела на него с сомнением: «Шутит?»

— Сосед знал о чём-то недозволенном и, возможно, угрожал разоблачением. Например, есть ещё один рудник с золотом.

Отпрянув, вдавилась в спинку стула:

— Чушь собачья!

— Бригахбург нанял убийц, и ты́ знала об этом. — С нажимом парировал ищейка, незаметно перейдя на «ты», пугая Наташу прожигающим чёрным взором, разъяряясь от непонятного упорства слабой женщины, смеющей перечить ему. — Он спрятал тебя, ранив себя, чтобы всё выглядело правдоподобно.

— Ранил себя? Вы видели его рану?

Дивилась, как ловко темнокожий Бонд приплёл Фальгахена. А что? Именно так и фабрикуются липовые дела, в результате чего страдают ни в чём не повинные люди. Карл и после смерти умудряется портить им жизнь.

Абассинец словно не слышал её, не отводя внимательных глаз от её лица:

— Наёмники свидетелей не оставляют. Фальгахен мёртв, а ты жива-здорова.

Возвышался над ней, готовый к любому её неожиданному действу. Уверенность в том, что женщина так просто не сдастся – крепла.

— На карету напали бандиты, нанятые Вилли Хартманом! — Не думала о том, что может ошибаться и обвиняет невиновного. — Меня ранили. Они решили, что я мертва. Есть шрам. Вот, — повернулась к свече, захватывая край платья с сорочкой, приподнимая и показывая окончание розового рубца у талии.

Шамси бесцеремонно перехватил ткань из её рук и задрал платье выше. Скользнул взором по необычному тонкому белью, плотно облегающему бёдра. Подвинул свечу, ощупывая ранение, не обращая внимания на шипение пфальцграфини, уцепившуюся в его запястье, выдёргивающую ткань из-под руки в попытке прикрыть оголившийся до подмышки бок. Ступня женщины уперлась в его колено, не давая приблизиться вплотную.

— Хватит тыкать, мне больно, — взмолилась Наташа, сгорая от стыда, отталкивая его руки.

На грубые действия мужчины остерегалась отвечать откровенной агрессией. Это только разозлит его.

— Рана неопасная, но хлопотная, — шептал араб, отмахиваясь от её тычков. — Почему они тебя не добили?

— Они думали, что убили меня. Фальгахен надел на меня ошейник с цепью, чтобы я не сбежала, и она попала между лезвием кинжала и телом. Они не заметили.

Услышать такое он не ожидал:

— Как?.. Ошейник?

Не стеснялась выступивших слёз:

— Вам нужен следственный эксперимент? Без проблем! Я покажу, как всё было!

— Как сняла? Отвечай!

Говорил громко, быстро, напористо, не давая женщине сосредоточиться, удерживая за подбородок, глядя в глаза, выискивая в них искры животного страха, как всегда случалось при дознаниях. При необходимости прибегали к болевым приёмам, развязывающим языки самым упрямым.

В мгновение ока перед ней промелькнули лики Фионы и Руди. Рассказать об их участии – значит подвергнуть их жизни опасности. Что может взбрести в голову разъярённому службисту?



Жанна Штиль

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться