Леди из Винтерфелла

Размер шрифта: - +

Глава 17 (ч. 3)

      — Ты же обещал освободить его!
      Ярость в голосе верховного короля не взволновала сидящего. Белокурый мужчина, чьи точенные черты лица создавали впечатление мраморной искусной скульптуры, даже не повел в его сторону бровью. Длинные холеные пальцы небрежно держали в руке изящный бокал из дориатского стекла, и серые ледяные, презрительные глаза, лишь наполнились тенью досады. 
      — Я и освободил. Освободил его жалкие плечи от его убогой головы, – равнодушные слова были преисполнены скуки и заставили черноволосого короля, только миг назад вошедшего в двери покоев, в ярости сжать пальцы в кулаки.
      Через миг король заставил себя выдохнуть и разжать пальцы. Через силу он заставил себя неспешно подойти к сидящему брату-супругу и сесть в соседнее кресло на балконе.
      — Он не был в чем-либо повинен и ты знаешь это, – негромко, но выделяя каждое слово, сказал он.
      Но и это вызвало лишь тень усмешки на точенных тонких губах.
      — Он был гномом. Нет… смеском. В мире отныне меньше грязи.
      — Он был мальчишкой… которого ты расстрелял из арбалета, – тихо выдохнул Элронд Таргариен и наконец его брат и его супруг посмотрел на него с плохо скрытой ненавистью. 
      К нему? К его речам? К убитому мальчишке?
      Была ли в том разница?
      — Тебя так это заботит… удивительно. А я помню охоты, что устраивали Таргариены… бег лихих коней, громкое пение охотничьих рогов… и двуногую дичь, что пыталась сбежать от наших псов. Помнишь наше детство? Как нас учили обрывать жизнь дичи? 
      Чем больше он говорил, тем бледнее становился Элронд.
      — Перестань, – глухо сказал он.
      Трандуил чуть подался вперед, смотря своими серыми льдинистыми глазами прямо в его. 
      — Ты помнишь… и ты убивал так же, как я… доказывая право быть Таргариеном! Были люди. Были гномы. Изгои. Шлюхи. Предатели. И ты обвиняешь меня… напрасно.
      Элронд не выдержал, отводя взгляд.
      — Я вижу, этот разговор не имеет смысла, – устало проговорил он, сдавшись. – Иногда мне кажется, что твое сердце лишь кусок льда.
      — Я Таргариен. И чужая жизнь, если она не принадлежит нашему Роду, для меня не имеет значения. Знаешь почему? – Трандуил чуть склонил голову, с легкой усмешкой. – Любой, кто не из нашей семьи – наш враг. И нашим детям тоже следует это уяснить.
      Элронд на миг крепче сжал подлокотники своего кресла.
      — Поэтому ты взял сына на охоту? – без эмоций спросил он. – И ему доверил везти отрубленную голову… добычи?
      — Ему пора привыкать к крови. Он наследник Рода, – отвечал Трандуил, но во взгляде его чувствовалось напряженное ожидание.
      — Он швырнул её в Арвен! – Элронд вскочил, не выдержав, и почти крича. – И ты видел это! И ничего не сделал!
      Трандуил наконец встал.
      — Так вот что тебя беспокоит на самом деле, брат мой… не жизнь того смеска. А это маленькое отродье.
      — Это. Моя. Дочь.
      — А то был мой сын. Будущий король. Разница велика, не правда ли? И знаешь… Истинный мужчина и король делает то, что он хочет, а не то, что он обязан. Именно этому я его и учу.
      Элронд медленно отступил, тяжело смотря на Трандуила.
      — И напрасно. Так, он никогда не станет королем.
      Раздраженно отвернувшись, Элронд вышел прочь, не желая более говорить с братом. Как глупо было вовсе приходить к нему… 
      Несколько дней старший король думал, наблюдая за детьми во время общих трапез, говорил с их наставниками и мейстерами, и с горечью признал очевидное - что близнецам, что Арвен, было опасно общение с Джоффри. Ободренный всецелой поддержкой Трандуила, Джоффри полагал себя правым в отношении к младшим братьям и сестре. И не было слов, что убедило бы его в обратном. Элронд не понапрасну носил прозвище Мудрый и не обманывался, как многие "любящие" родители - братья и сестры не всегда любят и ценят друг друга. Взгляды и лицо Джоффри, когда он был уверен в том, что на него не смотрят, приобретали пугающее выражение злобы и досады. Рано или поздно он нанесет удар по остальным детям их дома... вот только Элронда может не быть рядом, чтобы остановить его.
      Но как его остановить? Даже если внушить ему страх расплаты перед Элрондом, что будет после его смерти и коронации принца? Что тогда защитит Арвен и близнецов от старшего брата-короля? И саму страну и их народ от безумца?
      Элронд тяжело смотрел на небольшой флакон из ширского стекла, темного и непрозрачного... прохладное, гладкое стекло, нежной тяжестью возлежащей на его ладони. Флакон, полный отравы без надежды на жизнь.
      Как же ему решиться... можно ли поступить так?
      Элронд терзался и медлил... и наказание не замедлило ждать.
 



BlackAvalon

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться