Леди из Винтерфелла

Размер шрифта: - +

Глава 18 (ч. 1)

      — Едут!! — дозорный мальчишка-оруженосец чуть ли не кубарем бросился вниз по крутой надвратной лестнице.
      — Открывай ворота! — тут же раздался громкий, зычный голос капитана замка и воины налегли на ворот, спеша выполнить приказ. Натужно натянулись толстые канаты, подымая решетку врат и оруженосцы уже распахивали тяжелые створки врат, открывая путь приближающейся кавалькаде всадников и карете.
      Не прошло много времени, как по брусчатке внутреннего двора застучали копыта лошадей и колеса, въехавшей кареты. Бейлиф замка, выбранный Лиссой еще в Винтерфелле, веселый и предупредительный толстяк Лорес, пыхтя и судорожно застегивающий последние пуговицы на парадном камзоле, вылетел из Главных Дверей замка и стоило карете остановится, торжественно поклонился открывшейся тотчас двери оной. Фрерина позабавило, как слитно действие толстяка подхватили иные слуги, выстроившиеся в две шеренги у дверей.
      — Сир Фрерин! Леди! — воскликнул бейлиф, в то время как спешившийся Фрерин подал Лиссе руку, помогая ей спустится. — Добро пожаловать домой, в Винтеррайс! 
      — Мастер Лорес, — Лисса благожелательно улыбнулась толстяку, что всегда нравился ей своим благодушием, но меж тем умением "построить" без усилий всех слуг в своем распоряжении. — Мы надеемся, в замке все благополучно?
      Леди Кейтелин полагала Лореса излишне снисходительным, и отговаривала Лиссу от его выбора бейлифом, но девушка впервые решительно отказалась прислушиваться к мнению матери, оставив ту крайне недовольной ее дерзостью. Лореса однако же одобрил и Нэд Старк, отметив его верную службу. Леди Старк оставалось лишь неодобрительно поджимать губы, и обижаться, но сами слуги за спинами господ возносили благодарность Семерым за такое начальство над ними. Лорес не был этаким добрячком или излишне щедрым за счет хозяев, но всегда распределял работы по силам и умениям слуг, и надо было крайне расстараться, чтобы Лорес обозлился. Впрочем и такое случалось, но тогда дело все же заканчивалось поркой на конюшне... но это происходило куда реже, чем при бейлифе того же Винтерфелла. 
      — Не извольте сомневаться, моя госпожа, — отвечал Лорес. — К вашему приезду все подготовлено. В покоях растоплены камины, казарма протоплена, на кухнях уже почти все готово и скоро накроют столы в Главном Чертоге. 
      — Хорошо, — кивнула Лисса, едва сдержав свое огорчение. Ей едва ли хотелось после утомительной дороги вечером присутствовать на общей трапезе в Главном Чертоге. Вместо господского стола на возвышении, под взглядами слуг и стражи, она предпочла бы тихий ужин с одним лишь Фрерином в их покоях. Но в первый вечер лучше уж отдать дань традициям.
      Поэтому она лишь вежливо улыбнулась Лоресу и сказала:
      — Я не ошиблась в вашем выборе, Лорес. Прикажите слугам подоготовить нам с мужем ванну. Я бы хотела привести себя в порядок после дороги.
      — Да, миледи, — легко поклонился Лорес. — Сей же час, моя госпожа. Сир, будут ли распоряжения?
      Фрерин отметил про себя, что бейлиф замка ему нравится. В нем не было и тени того, что так часто он встречал во взорах иных людей — скрытого любопытства, кое обычно испытывают при виде необычного зверя. Люди Севера давно разучились смотреть на гномов-дварфов, как на нелюдь, но вот выходцы с Юга и других земель изрядно тем раздражали. 
      И да, кое-какие распоряжения у него были.
      — В замке есть септон? — спросил он.
      Лорес подобрался, с беспокойством чуть сдвинув брови.
      — Да, сир... как в любом замке на Севере... — ответ Лореса был осторожен и Фрерин прекрасно понял то опасение, что прозвучало за его ответом ему.
      Гномы относились к божьим служителям несколько менее почтительно, а бейлиф мог опасаться, что септона Фрерин прикажет выгнать. Но это совершенно не входило в его планы.
      — Боюсь, вам придется его потревожить, — негромко проговорил Фрерин, обменявшись с Лиссой взглядами. — По дороге сюда мы обнаружили тело молодой девушки. Прикажите отдать нужные распоряжения о ее похоронах и попросите септона прочитать над ней слова Утешения и Благословения Ушедших.
      Лорес явно посмурнел, улышав эти слова.
      — Ох, сир... конечно же, я тотчас все устрою. Как это печально... 
      — И распорядитесь сегодня накрыть стол в наших покоях. Моя жена и наша воспитанница полагаю устали и им стоит отдохнуть. 
      — Фрерин, но как же... — Лисса была рада услышать его слова, но все же... как же вечерняя трапеза?
      — Не стоит Лисса, вы устали, я вижу, — твердо сказал Фрерин под согласные кивки бейлифа.
      — Да, сир, как прикажете... дорога нынче и в самом деле не легка! — заявил он.
      Бейлиф выглядел совершенно явно довольным тем, что господа не будут присутствовать этим вечером в главной трапезной замка. Увы, на кухне в этот вечер по закону подлости подгорел хлеб, совершенно весь, а мясная подлива испорчена совершенно тем количеством соли, что в нее опрокинули. А ведь это только то, о чем он точно знал... мужчина был бесконечно зол и устроил грандиозный разнос кухаркам замка, но все же на столы сегодня подадут не все блюда, как было задумано. Полное безобразие! 
      — И, уважаемый Лорес, — продолжил меж тем Фрерин, остужая его радость. — Я желаю завтра получить от вас доклад. По кладовым, по оставшемуся ремонту дальних башен и проверить хозяйственные книги.
      Бейлиф подавился воздухом. Вот уж чего он не ждал, так это того, что лорд замка в первый же день озаботится делами... какой однако же рачительный хозяин ему достался! Лорес с большим уважением посмотрел на сира Фрерина. 
      — Да, сир, — чуть поклонился лорду мужчина.
      Лисса меж тем подозвала к себе скромно ставшую у кареты Асти Пуль и взяв ее за руку, повела в замок. Бейлиф самолично проводил супругов и их воспитанницу до их покоев, а затем откланявшись направился выполнять поручения. Вскорости слуги подготовили ванну для Лиссы в небольшой комнате рядом с их спальней. Девушка не раздумывая взяла с собой Асти. Девочка продрогла и устала куда более. В горячей воде девочку так разморило, что она чуть было там и не уснула. Лисса так и не решилась рассказать ей об ужасной судьбе ее сестры... после ванны, как только они вымылись, девушка отвела ее в приготовленную для нее спаленку и малышка уснула в тот же миг, как только ее головка коснулась подушки. В комнатке было жарко натоплено и, задув свечи, Лисса тихо вышла прочь.
      Она обнаружила Фрерина у камина, что сидел в кресле и рассеяно наблюдал за варжонком, жадно опустошающим миску с теплой мясной кашей.
      — Фрерин? — негромко окликнула его Лисса. Подойдя к его креслу, Лисса устало опустилась на низенькую скамейку у его ног, склонив голову ему на колени. — Вы уверены? Что это Джейни Пуль?
      Тихий и печальный вопрос девушки заставил Фрерина поморщиться. Его пальцы нежно коснулись янтарных волос Лиссы, оглаживая шелковистые, чуть влажные пряди.
      — Увы, уверен, — глухо сказал он. — Возможно, вы не согласитесь, но пусть ее похоронят по обычаю, а ваша воспитанница лишь после этого попрощается с ней. Ей будет это легче и проще, а мертвым это не так важно.
      Лисса вздохнула, соглашаясь.
      — Вы правы, — проговорила она. — Вы знаете, она была мне неприятна, но я не желала ей смерти. Это был зверь, как мне сказали?
      Пальцы Фрерина на миг замерли, прежде чем он глухо ответил:
      — Да, это был зверь.
      В самом то деле, мог ли он сказать ей правду?
 



BlackAvalon

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться