Леди из Винтерфелла

Размер шрифта: - +

Глава 2

Сир Торин прибыл в Винтерфел со своим советником-мейстером Балином, телохранителем Двалином, со своим братом Фрерином и свитой, общим числом в полсотни. Всех необходимо было разместить в замке, дабы дорогие гости могли отдохнуть с дороги и привести себя в порядок. Путь от Эред Луина до замка Старков был не близким, поэтому, как только сир Эддард представил гостям свою жену и дочерей, а сир Торин своих спутников, гостей с почтением проводили да отведенных им покоев.

Лисса, от смущения не смевшая поднять глаз, была счастлива, когда ее мать, Кейтелин, отослала ее с поручением на кухни. Стоило еще раз проверить поваров, проследить за тем, чтобы слуги принесли достаточно вина и пива, а на столы не забыли выставить так любимые гномами пряности – в особенности жгучий перец.

Весь Север помнил, как лет десять назад Двалин Два Топора перец уворовал у купца Петира Бейлиша. История гласила, что купец перессорился с охраной и сам повез товар до приграничного городка Бри. Да подвода была тяжела, а лошади устали. Стемнело… ночь безлунная, ветер в верхушках крон старого леса завывает, у купца от страха зуб на зуб не попадает – от Стены не далече.

И тут, как из-под земли, вырастает гном.

И топор в руках лезвием блестит.

— Перец есть?! – только и спросил гном. И топориком повел так…

Слух шел, что Север чуть вторую Стену в ту ночь не обрел от Бейлиша.

Увидев сегодня вышеозначенного гнома, Лисса очень понимала Питера Бейлиша. Поэтому сегодня перец был выставлен в серебряных плошках на каждый стол в Главном Зале. Девушка не совсем понимала, что особенного в пиве с перцем, но Эддард Старк также предпочитал пить оный. И золота на закупку оного не жалел, хотя привозили оный из жаркого, южного Шира за морем и стоил он дорого.

До самого полдня Лисса была занята делами, и лишь когда время подошло к перевалу дня, у неё вышло покинуть кухню. Неспешно подымаясь по лестнице, Лисса с какой-то обреченностью поняла – таким образом она была наказана матушкой. Сама Кейтелин полагала, что распоряжаться на кухне и присматривать за кухонными слугами сплошное мучение. Но леди замка должна обладать этим умением, и старшие дочери Старков очень часто отбывали свои повинности в стенах кухни. Даже Арья в наказание отправлялась в эти стены чистить картошку и драить кастрюли. И оба эти занятия младшая сестра ненавидела сильнее всего. Даже больше полудиких замковых кошек, которых ей приходилось ловить по распоряжению «учителя танцев» Сирио Фореля.

Лисса свернула в коридор, ведущий к их с Сансой комнате, когда ее окликнул голос матери.

— Лисса, подойди!

Тихонько вздохнув, Лисса с виноватым видом подошла к леди Старк и уважительно присела, выказывая почтение матери.

— Да, матушка, — смиренно произнесла девушка, не подымая глаз.

Кейтелин строго оглядела дочь.

— Должна заметить, сегодня ты удивила меня, — сухо произнесла мать. – Я не ожидала такой несдержанности от своей дочери.

— Простите, миледи, — с раскаянием проговорила Лисса.

Кейтелин неодобрительно качнула головой.

— Скромность, Лисса, и манеры, вот что отличает благородную леди от крестьянок. Запомни это.

— Да, миледи, — склонила голову Лисса, чинно сложив руки перед собой на платье.

Кейтелин помолчала несколько долгих мгновений, а затем сухо проговорила:

— Гостей расположили в Левом Крыле замка. К сиру Торину, и к мейстеру Балину, я направила служанок, дабы они могли помочь благородным господам принять ванну. Ты знаешь наши обычаи, на Севере принято, чтобы невеста проявила заботу и внимание к своему жениху.

Лисса неверяще подняла на мать глаза.

Неужто она желает?!

— Это покажет наше доверие к жениху и его семье.

Лисса с трудом наклонила голову в знак согласия.

Этот обычай был известен. Еще сто лет назад считалось правильным отправлять дочерей помогать с омовением к знатным гостям-мужчинам или к тем, к кому надо было проявить должное уважение. Старая Эн рассказывала, что благородным дочерям лордов это помогало неким образом подготовиться к тому, что ожидало их в замужестве. Но по прошествии лет данный обычай несколько претерпел изменения – теперь к важным гостям Дома посылали слуг и служанок, а девушке благородного происхождения вменялось это в обязанность лишь в одном случае – когда ей был избран жених.

Лицо Лиссы запылало стыдливым румянцем.

— Лисса, ты слышишь меня? – тревожно нахмурилась Кейтелин.

— Да, миледи… — еле выговорила девушка. – Санса тоже пойдет? Ведь выбор еще не сделан гостями…

Кейтелин отрицательно качнула головой.

— Да, слово еще не было сказано, но этим тебе придется заняться одной. К Сансе пришло недомогание, она не может выполнить свой долг.

Лисса чуть язык не прокусила до крови, и поспешно наклонила голову, скрывая от матери свою ярость. Ну, Санса! Недомогания значит?! Ах, ты ж лгунья! Все во имя прекрасного Джофри? Лисса ей это еще припомнит, дайте только время…

—… Я надеюсь, ты справишься, Лисса, — меж тем продолжила свою речь леди Старк. – А вот и Эннет.

К Лиссе и леди Старк поспешно подошла пухленькая служанка со стопкой полотенец, и довольно неуклюже присела перед госпожой и ее дочерью. Кейтелин меж тем, не удостоила служанку лишним вниманием. Вместо этого она строго продолжила свою речь:

— … тебе следует поторопиться, Лисса. Ванна для сира Фрерина уже должна быть готова слугами.

— Да, миледи, — упавшим голосом проговорила Лисса.

Почтительно присев, склонив голову, Лисса выпрямилась и вместе со служанкой поспешно покинули коридор, где располагались покои детей Старков. Кейтелин проводила взглядом дочь и нахмурилась. Оставалось лишь надеяться, что выходка Лиссы утром и невинный обман Сансы обернется к лучшему для дочерей и Старков. Возможно, что Сансу она любила несколько сильнее, но между тем Кейтелин ясно осознавала – ее старшая дочь не готова к замужеству. Тогда как Лисса уже показала, что ее волнует не только она сама, но и окружающие. Проявила внимание и заботу к мужчине, а значит… она может покинуть дом.



BlackAvalon

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться