Леди из Винтерфелла

Размер шрифта: - +

Глава 9: Первая служба и новые Старки. И несносный хоббит

       В последние недели Фрерин остро осознал, насколько ослаб с того дня, как получил клеймо изгоя. Он и ранее не мог сравниться в силе и в выносливости с братом, а за пятнадцать лет взаперти и под неукоснительным приглядом «телохранителя-тюремщика» он растерял почти все то, что отличает воина и мужчину от простого гнома-ремесленника. 
      Все, чем ему было позволено заниматься – это роспись настенных фресок. Не самое трудное занятие… в основе своей скорее бесполезное. Зато оно прекрасно убивало время.
      Когда Лисса Старк оставила его, и Джейме закрыл за девушкой дверь, он поймал себя на мысли, что впервые по-настоящему благодарен Предкам. Или скорее прародительницам Рода. Его народ верил, что Матери Рода и в посмертии следят за жизнью потомков. А иногда они направляют живых, приводя их к своим половинкам. Возможно, это просто суеверие, но многие в это верили.
      И, похоже, он должен быть благодарен, что Прародительницы предназначили ему именно Лиссу Старк.
      Вот только… он невольно коснулся щеки пальцами левой руки.
      Да, вспыльчива… но рука Дис была тяжелее. 
      Качнув головой, отбрасывая мысли о сестре, он перевел взгляд на хоббитов. Полурослики деловито прибиралась в комнате. Джейме ничтожно не сумлеваясь выплеснул розоватую от крови воду из таза за окно. Приглушенный вопль снизу тут же просвидетельствовал о чей-то удачи. Весело усмехнувшись, светловолосый захлопнул створку окна. Тирион утащил моток окровавленных бинтов прочь. Поначалу тот чуть было не швырнул их в камин, но был перехвачен кузеном.
      — Ты любишь вино или запах горелого тряпья? – просто спросил он.
      Хоббит впечатлился и, подхватив бинты, вышел.
      Сам Бэггинс в это время уже заканчивал сворачивать оставшийся бинт в рулон.
      Фрерин смотрел на полуросликов и понимал – просто не будет.
      — Вам нужен отдых, милорд, — негромко сказал Бэггинс.
      Да, не мешало бы… только ноги сейчас могли подвести. Лучше посидеть некоторое время… и поговорить.
      — Подождет, — ответил он. — Прежде всего я должен поговорить с вами. Расскажите о себе.
      Бэггинс аккуратно положил бинт на столик рядом и серьезно кивнул.
      — Хорошо. Вы знаете наши имена…
      Фрерин молча слушал.
      Хоббиты родились и выросли в Шире, в замке Кастерли на одноименном Утесе Кастерли. Бильбо Бэггинс также родился там и потому после достижения определенного возраста лорд замка, и отец Тириона и Джейме, Тайвин Ланистер принял его в свой дом на положение воспитанника и пажа. Лорд Ланистер был весьма влиятельным и богатым, и приходился другом Эйрису Таргариену, при котором занял пост десницы. Человеческий король во всем доверял Тайвину Ланистеру… до определенного времени.
      Несколько лет назад король начал подозревать почти всех в скрытых умыслах и в готовности к измене. Некоторых «заговорщиков» из преданных ему вассалов он сжег на костре. И одним из них был Тайвин Ланистер.
      Служившие при дворе хоббиты, были вынуждены бежать.
      Вот и вся короткая история.
      — Вот как, — негромко сказал Фрерин, дослушав. — У вас есть причины ненавидеть правящий род. Возвращаться в Шир вы не намерены?
      Хоббиты переглянулись. Вернувшийся Тирион встал рядом с братом и кузеном.
      — На данный момент это не имеет смысла, — пожал он плечами. — В данный момент там правит Роберт Баратеон, а он ненавидит Ланистеров. Так что… Утес Кастерли нам не видать, как своих ушей! 
      — Разве он не женат на некой Серсеи Ланистер? – с деланным удивлением поинтересовался Фрерин.
      Лица троих полуросликов омрачились. И Тирион с недовольством посмотрел на Джейме. Бэггинс владел своими чувствами лучше, и скоро на его лице ничего нельзя было прочитать.
      — Это так, милорд, — ровно ответил он. — Но она не Ланистер по своей крови. Она человек и была выдана за Джейме из политических соображений. Но ей хотелось быть королевой. Роберт Баратеон объявил Джейме Цареубийцей. На этом основании мой кузен лишен права наследования, а Тирион, как пособник его бегству, так же вне закона. Я же не настолько близкий родственник и тоже пособник. По закону, мы живые мертвецы. Так Серсея Ланистер стала законной королевой Шира. 
      Фрерин кивнул. Это было похоже на правду, а Джейме переменился в лице, едва держа себя в руках под бурей чувств.
      — Я любил ее как сестру и даже больше, — не сдержался он. — Мы знали друг друга с самого детства…
      — Только меня она ненавидела, а тебя «любила», — едко заметил Тирион. — Но куда сильней, она всегда любила себя и власть. Я тебя…
      — Предупреждал, я помню, — горько закончил за брата Джейме.
      Что же… по крайней мере они были честны с ним.
      А он бесконечно устал.
      К тому же боль вновь начала возвращаться. Более приглушенная, дергающая, но весьма выматывающая и «держать лицо» становилось все труднее. И проницательный Тирион это заметил.
      Цокнув языком, он подошел к другому столу, на котором стоял кувшин с вином.
      — Позвольте-ка, я смешаю вам вино со Старым Тоби, — сказал он преувеличено бодро. — Хорошая штука, скажу я вам! Вам точно понравиться!
      Он налил вина в кубок и плеснул в него из своей фляжки у пояса. После чего преподнес его Фрерину. Гном недоверчиво принял кубок, бросив косой взгляд на Бэггинса и Джейме.
      — Пейте, милорд, — ответил на молчаливый вопрос первый. — Старый Тоби, напиток чистее слезы…
      Вот как?
      Фрерин поморщился от кольнувшей боли и он, уже не раздумывая, осушил кубок в один глоток. И задохнулся. В желудок лавой рухнул напиток, тут же туманя голову.
      — … и очень крепкий. 
      И это было последнее, что он услышал.
      — Это было обязательно? — кисло спросил Джейме, с укором посмотрев на брата и Бильбо.
      — Что именно? — невинно поинтересовался Тирион, плюхнувшись в кресло и демонстративно «играясь» с перстнем на пальце.
      Бильбо же только вздохнул.
      — Давайте-ка уложим его в кровать. Джейме, правда, нам есть что обсудить. И лучше это сделать, пока наш лорд отдыхает. 
      — Что именно тут обсуждать? — возмущенно проворчал Джейме, перекидывая левую руку Фрерина через свое плечо.
      Справа Фрерина подхватил Бильбо.
      Нам еще повезло!
      — Да уж, повезло! — откликнулся Тирион, распахнув перед ними дверь спальни, примыкающей к комнате. — Но надо бы поговорить о самом нашем лорде. Его благополучие, наше благополучие. А из того, что я узнал, нам придется расстараться, чтобы наша служба не пропала в туне. 
      — Что.. ты хочешь… этим сказать? — пропыхтел Джейме, укладывая на постель под пологом гнома.
      Бильбо стал стягивать с бессознательного Фрерина сапоги.
      — То и хочу сказать! — едко ответил Тирион. — Знаешь, сколько у нашего сира Фрерина воинов?
      Джейме вопросительно глянул на Бильбо.
      — Два с половиной, — коротко просветил тот.
      — ?
      — Мы, — добил его Тирион. — А еще ему выделен пустой замок, как приданное к его жене. И этому замку требуются кто?
      — Слуги и воины? — наивно понадеялся Джейме.
      Тирион обреченно вздохнул.
      — Соглятаи, идиот! 
      — Ты кого-нибудь уже заметил? — хмуро поинтересовался Бэггинс.
      — Не совсем. Слишком мало времени было, — покачал головой Тирион. — Но один человечек нам бы не помешал.
      — Кто?
      — Брон, по прозвищу Черноводный из свиты лорда Старка. Он жаден до денег, но при этом… он из тех, кто отрицая честь, полезет с тобой в дерьмо. И не предаст. То, что нам нужно.
      — Он подойдет на роль командира стражи?
      — Да.
      — Тогда с остальным будет проще. 
      Полурослики вышли из спальни, плотно закрыв дверь за собой. 
      — Как думаешь, здесь есть потайные ходы? – негромко спросил Тирион.
      — Не здесь, — отвечал его кузен. — Возможно, потайной глаз или слуховая труба, но только не ход. Не в этих покоях по крайней мере…
      — В любом случае нам нужны сведения, — пробормотал Тирион. — Пока нам известно слишком мало… безопасность сира Фрерина теперь наша задача. Мы должны найти надежный отряд наемников, желающих осесть на одном месте. 
      — Легче сказать, чем сделать, — справедливо заметил Джейме.
      — Я думал, что это я здесь высказываю умные мысли, — хмыкнул Тирион. — Ладно, устраиваемся на ночь сегодня здесь. Кое-кто пока слишком уязвим, а один гном по словам Бронна точит на него зуб. 
      — Я первым на страже, отды… — начал было Джейме, но поймав очень выразительный взгляд Тириона, возмущенно спросил: — Что?!
      — Хитрый какой ты, — цыкнул тот языком. — Ты всегда первый, а Бильбо в собачий час скучать?
      Бэггинс досадливо поморщился. Джейме, который никогда не задумывался о хитростях, даже не думал доставлять кому-то неудобства. И обида его была вполне искренне. Прежде чем братья (обычно весьма дружные) начали ссориться, Бильбо сказал:
      — Тирион, хватит. Ты сам знаешь, что в определенное время мне сняться кошмары. Лучше в это время не спать.
      Братья тут же виновато заткнулись. Кошмары о пылающем в огне Бэг Энде и крики сгорающих заживо слуг и родителей преследовали Бильбо с двенадцати лет. Кузены не раз будили его среди ночи, не в силах помочь чем-то другим.
      — Я подежурю, — виновато проговорил Джейме и Тирион на этот раз не стал спорить.
      Тирион с удобством утроился на резной красивой лавке, обитой мягкой тканью с шерстяной подкладкой у окна. Завернулся в плащ и вскоре уснул. Бэггинс устроился прямо на ковре у камина, а Джейме вышел в коридор у дверей, проверив легко меч выходит из ножен. 
      Глубокой ночью его сменил Тирион, а за несколько часов до рассвета последний уступил место кузену.
      Бильбо не особо нравилось быть на виду. Пусть в темном коридоре было темно, стоять статуей у дверей было не очень хорошо… все в нем восставало против этого. Не так его учили…
      Но в коридоре не было ни единой ниши, где можно было скрыться от чужих глаз и тем самым обрести преимущество перед недоброжелателями. Промучившись с час, Бильбо решительно скользнул за дверь покоев. И остался стоять рядом с ними.
      Медленно потекло время…
      Рассвет едва затеплился первыми лучами в окнах. Тихо похрапывал Тирион со своей лавки у окна. Мирно спал, расположившись в двух сдвинутых вместе креслах Джейме – все было тихо. Бильбо бездумно смотрел на окна и серое сумеречное небо за ними, безотчетно прислушиваясь в малейший звук…
      Едва слышный, на пределе хобичьего слуха, скрипнула ставня.
      Тонкое лезвие ножа выскользнуло из крепления на руке под рукавом рубахи и хоббит стелющимся шагом метнулся к дверям спальни сира Фрерина. Чтобы оказаться внутри – достаточно щели. Удачно за дверями была повешена портьера, прикрыв от чужого взора тело полурослика. На пол с подоконника тяжело спрыгнули. 
      Не думая и не сомневаясь, Бильбо метнул нож из своего укрытия. Тонкое перо лезвия пронзило воздух и беззвучно вошло в беззащитное горло. Все, что успел враг перед смертью, это отшатнуться, поднять руку к рукояти из горла и… упасть бездыханно.
      Бросив взгляд на спящего лорда, Бильбо бесшумно скользнул к телу. Преклонив колени, проверил пульс, кивнул себе и, вытащив из мертвого тела нож, вернул его место, вытерев об одежду убитого. Затем повернул голову трупа, разглядывая несостоявшегося убийцу. Тирион был прав… злоумышленник был гном. Мощный, с налитыми мускулами руками… такой мог свернуть шею быку, а не то что хоббиту. И сир Фрерин был полностью беззащитен перед ним после Старого Тоби. Перетащить тело в более укромное место – слишком шумное занятие, а сиру Фрерину лучше выспаться и набраться сил.
      Снятая тяжелая портьера из шерстяной ткани очень хорошо скрыла тело.
      Закрыв створку окна, Бильбо вернулся на свой пост у дверей. Но на сей раз дверь в спальню осталась открыта.
      … Фрерин очнулся враз. Вот только он спал, а в следующий миг будто что-то толкнуло его и он вздронул, распахивая глаза. В первый миг после сна он никак не мог сообразить, что именно его разбудило. Медленно сел на кровати… как он оказался в этой спальне?
      Ах, да… ему выделили новые покои…
      Протерев лицо руками,Фрерин сглотнул и поморщился. В воздухе будто витал кисло-медный запах, мерзко оседая во рту оскоминой. Этот запах крови он узнал бы всегда и везде. Взгляд его бездумно остановился на ноющей правой руке. Повязки в кои-то веки были чисты… видать швы наложенные леди Лиссой были не в пример лучше…
      И крови от руки не ощущалось…
      Тогда?
      Фрерин выпрямился, нервно обведя взором сумрачную спальню. И взгляд остановился на порытый шерстяной тканью холм у окна.
      — Господин? — послышался голос от дверей. — Вы проснулись.
      Хоббит… Бэггинс… даже не спрашивал.
      — Что это? — хрипло спросил Фрерин.
      Смутная догадка уже забрежила в его сознании. Но кто?
      Бильбо подошел к окну и склонился над тканью, подымая его. Сердце в груди Фрерина забилось сильнее. Он поспешно встал и шагнул к хоббиту.
      В следующее мгновение Фрерин выругался. Зло и отчаянно смотря на тело перед собой.
      — Вы знаете его, сир? – ровно спросил полурослик.
      — Да, — зло и устало ответил мужчина. — Ты убил его?
      Хоббит склонил в признании голову.
      — Он влез по стене в окно перед рассветом. Тирион узнал, что вас уже пытались недавно убить. Прощу прощения, мне стоило его оставить в живых?
      Фрерин помолчал, рассматривая ненавистно лицо мертвеца у своих ног.
      — Нет. Вы можете избавиться от тела? Незаметно?
      Бэггинс был спокоен и лаконичен:
      — Если господин желает…
      — Господин желает, — твердо ответил Фрерин отворачиваясь.
      На душе стало пусто… и как-то легче? 



BlackAvalon

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться