Леди из Винтерфелла

Размер шрифта: - +

Глава 15

Зачем кому-то в битвах погибать?

 

Как влажно дышит пашня под ногами,

 

Какое небо щедрое над нами!

 

Зачем под этим небом враждовать?..

 

Над яблоней гудит пчелиный рой,

 

Смеются дети в зарослях малины,

 

В краю, где не сражаются мужчины,

 

Где властно беззащитное добро.

 

Где кроткого достоинства полны

 

Прекрасных женщин ласковые лица...

 

Мне этот край до смерти будет сниться,

 

Край тишины, священной тишины.

 

Я не устану день и ночь шагать,

 

Не замечая голода и жажды.

 

Я так хочу прийти туда однажды –

 

И ножны ремешком перевязать.

 

Но долог путь, и яростны враги,

 

И только сила силу остановит.

 

Как в Тишину войти по лужам крови,

 

Меча не выпуская из руки?..


      Негромкий приятный голос, в котором звучала тоска, пел в недалеке и Фрерин вслушивался в это пение, невольно завороженный нехитрой песней – такой простой, но столь пронзительной, что боязно было открыть глаза и разрушить тем невольно хрупкое волшебство момента.
      Он столь жадно вслушивался в слова песни, что для него стало полной неожиданностью услышать:
      — Ох, да заткнись ты! – воскликнул ужасно знакомый голос…
      Тирион?!
      Фрерин неверяще распахнул глаза, окончательно вырванный из сонного состояния. Стоило приподняться со своего плаща, расстеленного прямо поверх скудного вороха лапника, как он увидел в десятке шагов у походного костра трех полуросликов…
      — … и так муторно, а ты душу травишь! – меж тем ворчливо закончил Тирион, недовольно фыркая в сторону кузена Бэггинса.
      Бэггинс с видимым сожалением отложил в сторону потертую старую лютню. Джейме с досадой посмотрел на Тириона, молча укоряя за резкость, и протянул кузену жестяную кружку, наполненную дымящимся отваром. Все трое выглядели уставшими и какими-то потрепанными, но они были невредимы и гном с облегчением осознал, что кажется привязался к этой троице больше чем думал. И рад видеть их больше, чем был бы при встрече с кем-либо из оставленной в Синегорье родни.
      Они вернулись!
      Фрерин встал и, подхватив плащ, подошел к костру. Полурослики тут же подхватились, вскакивая и почтительно поклонись ему, склонив дружно головы и прижав ладонь к сердцу, как было принято на далеком Юге. Фрерин благосклонно им кивнул.
      — Я рад вас видеть, – сказал он открыто. – Когда вы вернулись?
      — Пару часов назад, милорд, – ответил за всех Тирион, небрежно почесав нос. – Мы к вам уже от лорда Старка.
      Оказалось за ту седьмицу, что отсутствовали полурослики, Фрерин со своими людьми объездил чуть ли не всю линию будущей Малой Стены. На удивление треть башен уже была построена и в последствии их стоило лишь соединить связующими стенами. Но остальные башни были либо лишь только заложены, либо в процессе строительства – и работы с ними предстояло много. 
      Именно из-за разъездов полурослики вынуждено явились прежде к лорду Старку, которого найти оказалось проще. Вести принесенные полуросликами были внушающими определенные надежды. С одной стороны одичалые большей частью успели уйти за Стену, с другой – полурослики узнали, где именно находилась брешь в Стене. Одна точка выхода находилась в нескольких милях от другой и находились на высоте в шестьдесят и восемьдесят локтей над землей. Видимо одичалые и орки смогли спуститься со Стены с помощью веревок и так же вернуться назад. А вот с варгами дело обстояло хуже – ни один полурослик, даже верхом на пони, не смог бы угнаться за ними. Но след вел в сторону болот, огибая Стену на запад от нее. В болота полурослики не рискнули войти, но они обнаружили одну из стоянок одичалых с варгами.
      — … это был смешанный отряд, – говорил Бильбо Бэггинс, хмуро. – Примерно пятнадцать варгов с седоками. На найденной стоянке мы обнаружили два изрубленных тела. Один был человеком, другой с явной примесью орочьей крови. Одичалые всегда сжигают трупы, но в этот раз они слишком спешили.
      — Хорошо, что мы нашли их вовремя, – мрачно подхватил Джейме и вытащил из кожаной сумки, лежащей на земле рядом с ним, железный сундучок. – Лорду Старк мы не решились показать это. В конце концов он не наш господин.
      — Что это? – спросил насторожено Фрерин, ибо у него возникло стойкой ощущение опасности от содержимого ларца. Еле уловимый скрежет изнутри просто приковал к ларцу взор гнома.
      — Доказательство, – тихо сказал Бэггинс. – Доказательство того, что легенды о Застенье не врут. 
      Вокруг Фрерина и полуросликов уже собралась большая часть отряда. Любопытство людей и гномов, сквозило в каждом взгляде. Но никто не перебивал полуросликов своими вопросами, признавая этим право за самим Фрерином. Именно поэтому он не стал разгонять подчиненных ему воинов.
      — Я открою? – испросив разрешение, Джейме провернул ключ в замке и, отстегнув ремни, которые дополнительно обвивали ларец, откинул крышку ларца.
      В следующее мгновение отборные ругательства сорвались с уст каждого из присутствующих. Многие с перекошенными лицами отшатнулись, и Фрерин невольно отступил на шаг прочь. Из распахнутого ларца буквально выпрыгнула отрубленная кисть, пронзенная метательным ножом. Скрюченные пальцы загребали землю и кисть поползла, подобно огромному жуткому пауку к сапогам побледневшего Фрерина. Подавив желание раздавить сапогом эту мерзость, он пнул кисть, отбрасывая ее от себя.
      Бэггинс невозмутимо наклонился и, деловито ухватившись за рукоять застрявшего в «мертвой» кисти нож, закинул оную в ларец. И тут же Джейме закрыл крышку, защелкивая замок на задрожавшем и подпрыгивающем ларце.
      — Вот и не верь бабьим страшилкам, – выдал, выругавшись в стороне, Пес.
      Беорн, стоявший рядом с ним, кивнул:
      — Надо спалить эту мерзость! – громко сказал он, и вокруг согласно зашумели.
      Фрерин лишь головой отрицательно покачал.
      — Нет, мы не станем этого делать… пока не станем. Вам стоило показать это… и лорду Старку, – заключил он. – И это стоит увидеть и другим лордам.
      — Простите, сир, – без капли вины ответил на это Тирион, – но вы объявлены лордом Малой Стены и ваш замок последний заслон для земель Севера. Поэтому именно вы имели право видеть… свидетельство о существовании Ходоков. И вихтов.
      — Век бы не видать того свидетельства, – искренне пробормотал один из воинов за спиной Фрерина.
      — Увидишь и не раз, коли поступил на службу к лорду Винтеррайса, – тут же ответил Джейми, с вызовом посмотрев на человека.
      Мужчина тут же стушевался под обращенными на него взглядами, явно жалея о своих словах. Его можно было понять – трупы, что двигаются… или их конечности. Легендарные вихты, поднятые магией Ходоков, мертвецы, стремящиеся убивать все живое – не то, что вселяет храбрость в сердца.
      — Я говорил и повторю, – сказал жестко Фрерин, обведя взглядом воинов вокруг. – Я не стану держать тех, кто пожелает уйти. Мне нужны воины, а не те, кто станет отсиживаться за чужими спинами. 
      Он прекрасно понимал, что даже отъявленный трус не отказался бы сейчас от службы. К тому времени, как они вернуться в замок Винтерфелл, большинство и думать забудут об руке мертвеца-вихта. Да и задаток многие уже спустили, а возвращать деньги никто не захочет. Так что…
      Воины вокруг него загудели, и даже отличившийся перед ним воин-человек присоединился к заверяющим, что уж они-то не трусы и «не бабы». 
      Бриенна Тарт на это только с досадой посмотрела в небеса.
      — Собираемся и возвращаемся, – приказал Фрерин.
      Через сутки он с отрядом оказался в заранее условленном месте сбора и встретился с лордом Старком. В лице сира Эддарда не дрогнул и мускул, когда ему продемонстрировали отрубленную кисть. Он лишь коротко взглянул на невозмутимого Бэггинса и покачал головой.
      — Это еще хуже, чем я думал, – со вздохом сказал он. – Но это мало что меняет. Новую Стену мы не можем построить в одно мгновение. Закрыть бреши в старой на такой высоте тоже. Кисть же мертвеца, что может двигаться… это не убедит иных лордов Севера. Трюк, волшебство… кое-кто из мэйстеров, полагаю, способен сделать что-то подобное. Поэтому все остается, как порешили.       Продолжаем неспешно строительство, патрулируем земли и ничего не пропускаем. И отправляем на тот свет любого одичалого из-за Стены. 
      Фрерин кивнул. Это было разумно.
      — Да, но что делать, если… это не единственный случай? – спросил он, бросив взгляд шевелящуюся в клетке кисть.
      Старк помолчал и тяжело сказал:
      — В таком случае, мы узнаем это очень скоро.
      Лорд Старк решительно схватил кисть мертвяка и не дрогнувшей рукой швырнул оную на горящую жаровню в шатре. Кисть подпрыгивала на угольях, загребая обугливаемыми пальцами и будто корчилась от боли... Фрерин и сир Эддард молча наблюдали, как стремительно огонь углей обхватил кисть и.... спустя какие мгновения кисть почернела и обрушилась прахом.

*** *** *** *** *** *** *** ***

      Их подвела убежденность. 
      Слишком привыкли на Севере, что одичалые стремительно бежали за Стену, после набега на очередную деревушку. Бывали ранее и нападения на караваны и торговые обозы купцов. Да и донесение хоббитов, уверило их в том, что одичалые с орками и варгами уже убрались в заснеженное Застенье.
      До окончательного прихода Зимы оставалось не более чем половины месяца, а там снега и холод, постоянные вьюги и метели, совершат то волшебство, на которое не способен ни один человек -- ледяная Стена окрепнет, закроет свои бреши и вознесется еще выше вверх, благодаря наметенному снегу, спаянному морозом в стальной лед.
      И до самой Весны край Севера погрузится в холодную тишину, наполненную лишь борьбой за огонь в очаге и лишнюю миску горячей похлебки. Во время Долгой Зимы одичалые не могут прорваться из-за Стены, но холод и голод были не менее безжалостными и жестокими врагами, уносящими жизни каждый день и ночь.
      Но владетелям замков и их слугам с васалами нечего было страшится этого. Подобная участь была уготована лишь черни.
      Вот почему все были спокойны. Лорд Старк и сам Фрерин не были довольны сложившимися обстоятельствами, но и они были уверены, что на данный момент опасатся не чего. И поэтому никто не был готов.
      Объединившиеся отряды были на попути к Винтерфеллу, когда, подъехав к переправе через реку, они обнаружили обрушенный, сгоревший мост. Судя по стылым обгорелым остаткам моста, сгорел он чуть ли не в тот день, когда они покинули замок. И все вокруг было тихо.
      -- Придется переправлятся в брод, -- решил Старк, и отдал приказ недовольным воинам.
      Лезть в воду решительно не хотелось и Фрерин чуть придержал коня, наблюдая как как воины один за другим направляют ржущих коней и пони в стылые воды речушки, ломая хрупкий пока лед у берега в мелкое крошево.
      И вдруг один из воинов, чей конь был уже на середине брода в реке, шатнулся в седле, хватаясь за горло... и черный прут стрелы резанул глаза.
      -- АТАКА!! -- закричал Фрерин, выхватывая меч.
      Бэггинс в единый вдох прыгнул на него, выбивая из седла, а воздух вокруг наполнился визгом взлетевших стрел. Пони Фрерина взвился на дыбы, громко заржав, и было бросился вперед, но почти сразу свалился на землю, пронзенный стрелами. Фрерин почти мгновенно сбросил с себя хоббита, вскакивая на ноги. Тело двигалось само по въевшейся много лет назад привычке и меч был уже направлен в сторону подло набросившегося полурослика, как до разума дошло иное -- правое плечо Бэггинса, что с серым лицом привстал на колени, было окровавлено и две стрелы пронзали его тело, выйдя наконечниками из плоти плеча.
      Не сбей он Фрерина из седла, эти стрелы достались бы ему...
      Но думать об этом было некогда. Из леса за спиной вылетели варги с седоками в шкурах, а на противоположном берегу показались из-за камней лучники, вновь и вновь посылающие стрелы в воинов Старка и Фрерина. Половина отряда, бывшая в реке, смешалась -- одна часть пыталась повернуть к берегу, другая хлестала коней, направляя оных к противоположному берегу. Фрерин видел, как великан Беорн на своем тяжелом жеребце добрался до берега, и выхватив из-за спины секиру с медвежьим ревом врубился в ряды оных, один взмахом снося головы двум лучникам.
      А затем... он уже не смотрел на других. 
      Одичалые и варги с оскаленными мордами, искаженное лицо полуорка с кривым ятаганом в руке... Фрерин вертелся ужом, позабыв обо всем, принимая на меч чужие удары и лишь частью сознания отмечал Тириона и Джейме, бывших справа и слева от него. Они сражались, образовав собой сплоченную тройку, что шага не отступала от лежащего на земле без сознания Бэггинса. 
      И вдруг зазвучал боевой рог...
      -- За Север!! -- звонко прозвучал голос... девочки?!
      И из-за поворота вылетел, ощетинившийся копьями, отряд воинов, и врезался встрой одичалых, сминая их. Завизжал, пронзенный копьями варг, и дикари дрогнули, рассыпаясь. Победный крик раздался в воздухе и в воинах Старков -- нового и старого -- будто проснулись новые силы.
      -- Живьем брать демонов!! -- прогремел голос Эдаррда Старка, указующего мечом на рванувших к лесу последних двух варгов с седаками, что пытались пробиться к лесу.
      Враги вокруг Фрерина и верных братьев Ланистеров неожиданно... закончились. И гном настороженно замер, медленно опустив меч. Битва вокруг медленно затихала. Пали последние одичалые, пронзенные мечами и в последний раз воздух разорвал взвизг убитого варга. Воины навалились толпой на почти достигших леса одичалых и вскоре те были связаны.
      -- Фрерин! -- сир Эддард осадил коня рядом с тяжело дышашим гномом. -- Цел?!
      Фрерин отрывисто кивнул и перевел взгляд на Бэггинса над которым уже стоял на коленях Тирион, бурчащий грязные ругательства.
      -- Жив! -- выдохнул тот с облегчением.
      -- Слава богам! -- вырвалось из уст Фрерина.
      -- Лорд Старк! -- звонкий детский голос привлек внимание поневоле и Фрерин с легким удивлением увидел девочку, одетую подобно мальчику, что на лохматом коньке подъехала к ним. 
      Сир Эддард оглянулся на нее и удивленно воскликнул:
      -- Мормонт? -- девочка в ответ гордо вздернула подбородок вверх:
      -- Я Лианна Мормонт, дочь Джиора Мормонта, из Медвежьего Острова! -- гордо отчеканила она. -- Мой отец отправил меня к вам с посланием и я рада, что я и мои воины поспели вовремя, оказав вам помощь, лорд Старк.
      Фрерин нслышно хмыкнул, больше одобрительно, чем насмешливо, заметив что девочка с гордецой держит маленький окровавленный клинок, небрежно опустив правую руку с ним вниз. 
       Еще один ребенок-"полумуж" Севера...
      В глазах лорда Старка тоже зажглись добрые искры невольного веселья.
      -- Рад видеть дочь моего вассала. Вы достойная наследница семьи.
      -- После моего брата, -- твердо и уверенно заявила девочка, с легкой обидой поджав губы. Насмешку над собой она уловила. Умная девочка.
      -- Он не желает брака, -- заметил сир Эддард. -- Значит, отцу наследуешь ты. И повторю, я рад тебя видеть, Мормонт. Но говорить сейчас не время. Послание подождет до Винтерфелла?
      Девочка склонила голову:
      -- Как вам будет угодно, сир.
      -- Хорошо, -- кивнул Старк и посмотрел на Тириона, деловито в то время вырвавшего из тела кузена вторую стрелу.
      -- Он жив? -- спросил он.
      -- Жив, сир, -- отвечал Тирион, ловко накладывая жгут.
      -- Мои воины не пострадали и наш лекарь к вашим услугам, -- поспешила сказаать юная Мормонт и Старк благосклонно ей кивнул.
      -- Мы будем вам благодарны.
      Лианна довольно улыбнулась.
      Эта девочка понравилась Фрерину, но сейчас его больше заботил Бэггинс. И он был даже рад, что сир Эддард не стал его представлять ей. Время терять? Нет уж!
      Фрерин снял с себя плащ и присев рядом с Бэггинсом, накрыл его им, укутывая и почти без усилий беря на руки.
      -- Милорд! -- с беспокойством вскинулся Тирион. -- Ваша рука!
      -- Уже в порядке, -- ответил он твердо.
      И это было правдой. Рука зажила, пусть и плохо слушалась. И он вполне он удержать Бэггинса, не уронив его.
      -- Мы остановимся на привал здесь, -- вздохнул лорд Старк. -- Леди Мормонт, пришлите вашего лекаря прежде всего сюда.
      Девочка серьезно кивнула, разворачивая коня. 
      ... Бэггинс оказался в порядке насколько это было возможно. Лекарь дал ему какое-то снадобье и сказал, что до утра лучше его трогать. Но судя по всему привал, объявленный лордом Старком, плавно перетек в ночевку. Многие воины были ранены и им требовались услуги лекаря. Многие кони были покалечены и грязная ругань воинов то и дело срывалась с губ, когда приходилось обрывать мучения лошадей. 
      Небо стремительно темнело -- что было обычно для Севера -- и вскоре на берегу реки разожгли костры. Труппы оттащили в сторону от разбитого лагеря, свалив в кучу. Фрерин думал о том, что их хорошо бы сжечь в связи с тем, что случилось. Но в данный момент не было ни достаточно масла, ни сил, чтобы сложить достаточный костер для погребения. Что же, когда они завтра достигнут замка, он первым делом распорядится и отправит сюда слуг. Лорд Старк с ним согласится...
      Фрерин сидел у костра, рядом с Тирионом и Джейме, любовно начищающим подаренный меч. Бэггинс лежал рядом, погруженный в сон, накрытый теплым плащом Фрерина на толстой подстилке из лапника, накрытого попоной. 
      Над головой сияли стылые звезды...
      В стороне глухо звучали редкие, наполненые мукой, крики.
      -- Не думайте о том, сир, -- сухо уронил Тирион. -- На войне эта грязь постоянно... их уже не спрашивают. Все, что могли, они сказали. ТАМ развлекаются.
      Фрерин склонил голову, закрывая глаза.
      Одичалые не увидят рассвета...



BlackAvalon

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться