Леди Клайар

Размер шрифта: - +

Леди Клайар. Продолжение 14

Глава 41

 

Когда дни тянутся ровно, размеренно и спокойно, и так месяц за месяцем, начинает казаться, что все потрясения, которые ты помнишь, были не с тобой. Или с тобой, но в прошлой жизни. И никогда больше ничего подобного не случится.

Эта сказка немножко не про меня. Так должно было быть. Может быть, я даже хотела бы этого. Но увы, воспоминания оставались свежими, а тревога такой же сильной, как в первые недели после моего возвращения в Йери. Теперь ещё и тоска прибавилась.

- Мама!.. Мама-мама-мама-мама!!!..

Тим осваивал беговел, такую штуку с колёсами и седлом, но без педалей, на которой надо ехать, отталкиваясь ногами. У Тимохи он пока был оборудован дополнительными колёсиками на заднем колесе. Сын требовал, чтобы я смотрела, как у него здорово получается, и хвалила.

- Молодец, Тимоха, молодец! Только осторожно!

Что такое «осторожно» Тим ещё не понимал. В полтора года море по колено. Да и ездить на этой штуке у него пока не очень-то получалось. Вместо того, чтобы сесть и отталкиваться, он пытался идти и тащить её между ног. Устав и запыхавшись, он всё-таки сел, но через несколько секунд встал и потащил свою ношу дальше, наехал на игрушечный барабан, лежавший на траве, и завалился на бок вместе со своим капризным транспортным средством.

Я вскочила с подстилки. Ну, «вскочила» - это, возможно, громко сказано. Не такая уж я стала неповоротливая, но всё же за то время, пока я поднималась и разгибалась, держась за поясницу, Тимошка уже сам вылез из-под беговела и пытался поставить его на колёса. Не заплакал и даже не расстроился, только упрямо тянул руль на себя.

Я помогла поставить беговел на траву и усадила Тимоху в седло.

- Ножками отталкивайся!

Тимоха кивнул, встал, приподнял беговел за руль и потащил его дальше.

Я с удовольствием прошлась босиком туда-сюда по пушистой травке. Полянка в нашем саду была небольшая, но уютная и ухоженная. Молодые кипарисы защищали нас от любопытных глаз с набережной, а траву в тёплые месяцы Ятис подстригал почти ежедневно, так что через шестьсот лет наша поляна обещала быть не хуже знаменитых английских газонов.

В последнее время мы в основном тут и гуляли, на своей поляне. Тимошке места хватало, а мне, честно говоря, никуда больше и не хотелось. Да и видеть кого-то я особо не стремилась. В первые недели после возвращения я набегалась между тюремным блоком, куда сразу же упекли Мишку, как врага, незаконно проникшего на территорию империи, госпиталем, где лежала после операции Валея, и своим домом, где при живых отце и мачехе сиротой жил Тимоха. Я правильно взялась за дело, начав с вызволения Мишки. Мои просьбы и гарантии ничего не дали, пришлось обращаться к лорду Дарену. Отказать канцлеру никто не решился, и Мишку всё-таки легализовали. Как только он вышел на свободу, я спихнула на него все проблемы и беспокойства, связанные с Валеей, и занялась домом и Тимошкой.

Некоторое время я ещё выбиралась в свет, ходила гулять по любимым местам, отвозила букеты на кладбище, ездила по магазинам покупать Тиму игрушки и одежду. А потом в конце весны и начале лета случились сразу два покушения на канцлера Вайори. Первый раз в ближней провинции во время рабочего визита машина канцлера была обстреляна из переносной ракетной установки. Второй раз лорда Дарена едва не застрелил собственный охранник, оказавшийся на самом деле никаким не молодым гатрийским лордом, а парнем с изнанки. После этого канцлеру показалось недостаточно, что мой дом и прилегающая территория находятся под охраной и круглосуточным наружным видеонаблюдением. Теперь каждый шаг за ворота я должна была делать только в сопровождении телохранителей.

Наверное, это была та ещё потеха. Идёт по улице глубоко беременная пигалица, а по бокам два двухметровых красавца взгляды кидают по сторонам, бдят. Один раз я так вышла погулять, другой, да и завязала с прогулками.

Но я не собиралась ныть и прибедняться. Конечно же, заточение моё было приятным. Во-первых, Тимошка рос так быстро и оказался таким смышлёным и ласковым, что я только радовалась. Во-вторых, Ятис просто бился со мной за здоровый образ жизни, полезное питание и правильный режим дня, не давая мне нарушать незыблемые правила для будущих мам. На месте Милы, жены Ятиса, я уже давно бы взревновала и послала к чертям собачьим такую работу мужа. Но Мила, эта святая женщина, очень хорошо понимала, что к чему. Она помогала мне ухаживать за Тимошкой и была просто замечательной няней. Дети Ятиса и Милы вроде бы как тоже жили в доме, но я их почти не видела, и они совсем мне не мешали.

Заточение моё таковым, если честно, и не было. Всё время кто-то приходил нарушить наше с Тимохой уединение.

Несколько раз забегал Ло, и коварный беговел для Тима был именно подарком от старшего брата. Где и чем занимался сам Ло, мне так и не удалось у него выведать. Когда его переломы окончательно зажили, он стал пропадать из Йери очень надолго, а куда он уходил, на изнанку или в промежуточный слой – на этот вопрос он упорно не отвечал.

Постоянно приходила Валея, то одна, то со всем своим семейством. Восстанавливалась она очень быстро, и только некоторые особенности поведения напоминали о её травме, но кто не был хорошо знаком с ней раньше, тот ничего бы и не заподозрил.

Навещала меня и Рита, обычно в компании пасынка Лёшки, который в моих глазах всё больше и больше становился похожим на Марека.

Несколько раз прилетал с изнанки и сам Марек. Вот это были настоящие сюрпризы и счастье. Обычно Марек проводил с Ритой и сыном два-три дня и уходил обратным каналом назад. Но всегда он приходил ко мне и приносил самые дорогие на свете подарки: короткие письма и аудиофайлы от Шокера. Сам Шокер не прилетал: влияние обратного канала на стандартный организм никто не мог предсказать, и я строго запретила Шокеру ставить этот эксперимент на себе. Поэтому время от времени – не слишком часто, чтобы не обреветься совсем – я снова и снова прослушивала на своём телефоне, как Шокер поёт мне колыбельные. Он, видимо, очень старался и волновался, когда записывал файлы, его голос дрожал и иногда срывался, но заканчивал он всегда тихой просьбой: «Не плачь, кроха». Понятное дело, что не плакать в этой ситуации было совершенно нереально. Тиму я тоже иногда давала послушать папу. Он слушал серьёзно и требовал повторить.



Наталия Шитова

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: