Ледяное небо

Глава 2. Опасная миссия

Глава 2. Опасная миссия

 

Миссия: «Отбить нападение бандитов, которые называют себя «Красные волки». Вооружены гранатами, пулемётами и ЗРК. Передвигаются на аэросанях и аэроботах.»

 

Сквозь завихрения густой снежной пыли едва пробивались тусклые лучи солнца. Маячили серые тени, то, приближаясь, то удаляясь. Очертания стали отчётливее, показались обтекаемые тела аэросаней, почти сливавшихся со смертельной белизной равнины. С полдюжины теперь кружили вокруг внешнего периметра — высокой бетонной стены толщиной в полметра.

Башни, расставленные по углам периметра, время от времени взрывались  сухим треском пулемётных очередей, отгоняя бандитов, но помогало это ненадолго. Юркие как полярные песцы аэросани рыскали вокруг, выходя из-под атаки невредимыми. 

Громкий нарастающий свист разорвал воздух. Аккурат в промежутке между внешней и внутренней стеной взметнулся высокий снежный фонтан.

— Ничего себе, — протянул Ник. — У них теперь и ракеты есть?

— Да, похоже на то, — пробормотал я.

Я прильнул к окулярам бинокля, силясь рассмотреть зенитные установки на крышах аэросаней.

Ник глянул в прицел ракетной установки, пошуровал на мониторе. Ракеты одна за другой синхронно вырвались из всех шести стволов. Только громкое эхо разнеслось вокруг.

— Эй, командир, — из рации на моем поясе раздался весёлый голос. — Ничего у вас не выйдет! Отдайте груз! И мы не тронем вас!

— Щас, только шнурки погладим, и всё отдадим, — пробормотал Ник. 

— Какой ещё груз? О чем он болтает? — поинтересовался я.

— Гуманитарку с Экватора.

— А, понятно.

«Замерзающие части Земли снабжаются продуктами и одеждой, которую привозят на транспортных самолётах раз в неделю»,  — это я уже знал. 

— Так её неделю назад привезли вроде? — сказал Ник. — От неё ничего и не осталось на складах. Мы почти всю развезли. 

Он вытащил из кармана фляжку, сделал хороший глоток и спрятал назад. И молча начал загружать в стволы новые ракеты.

Рация на моем поясе зашипела, и я услышал голос командующего гарнизоном:

— Макнайт, своих ребят поднять сможешь?

— Нет, господин полковник, метель, ветер штормовой, — я схватил динамик. — Только если…

Я помолчал, задумался на миг. Ник оторвался от прицела и мрачно прислушался.

— Да, свой джет поднять смогу. Аэросаней с бандитами всего штук пять по нашим подсчётам. Разнесу к чёртовой матери.

— Хорошо, давай!

Я отключил динамик, снял с плеча ракетную установку и аккуратно положил на бетон.

— Алан, ты чего? — вскинулся Ник.

— Иду подымать своего летуна.

— Ты спятил?! — Ник вскочил и преградил мне путь к люку.  — Там месиво! Вьюга,  мороз.  Ты даже взлететь не сможешь! А взлетишь… — он сделал жест, словно перерезает себе горло. 

— Забеспокоился, словно моя мамочка, — я усмехнулся.

— Тогда я с тобой полечу, — сказал твердо Ник. — И не пялься на меня.

Я смерил взглядом его фигуру, чью тщедушность не могла скрыть даже толстая куртка, и недоверчиво покачал головой.

— Ладно, пошли, — сказал я. — Стрелком будешь.

Глаза Ника радостно блеснули, и он первым бросился открывать люк. Я торопиться не стал, вызвал техников, чтобы они подготовили мой штурмовик. И только потом спустился вниз по крутой винтовой лестнице. Пробежав коридорами, мы оказались в ангаре. Из грязных окон просачивался мертвенно-бледный свет, в котором тонули стоящие аккуратными рядами, выкрашенные в защитный серо-голубой цвет, стратегические джеты «Скорпион». С  моим штурмовиком уже возились двое техников в куртках, надетых на выцветшие комбинезоны. 

Я запрыгнул на крыло, удобно устроился в кабине, прицепил привязные ремни. Подождал, когда сзади сядет Ник и включил зажигание. Кабина наполнилась мягким радующим душу рокотом. Медленно поднялась дверь ангара, и я начал рулить на взлётную полосу. 

Нас встретила почти непроницаемая белая стена. По крайней мере, так показалось. Самолёт набрал скорость, и когда я ощутил, что он просится в небо, взял штурвал на себя.

Смертельная белизна на земле скрадывала тени, сливалась с таким же по цвету небом — в Заполярье это называется: «плоский свет». Но моя интуиция, что схожа с чутьём дикого зверя, давала  ощущение опоры в пространстве по тому, как воздух шелестел, обтекая фюзеляж, тонко вибрировали  крылья, и в какой тональности гудел мотор.

Где-то далеко на фоне белёсой хмари неба угадывались очертания замка Снежной королевы — башен делового центра Сан-Франциско, закованных в белоснежные латы.  Красивая иллюзия.



Lord Weller

Отредактировано: 04.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться