Ледяное небо

Глава 3. Высокие гости

— Леон, а ты смотрю — халтуришь?

Я остановился около рослого парня, который тягал над головой штангу словно пёрышко. Одной левой. Меня это насторожило.

Оккупировав тренажёры:  стойки для вертикальной и горизонтальной тяги, беговые дорожки, велосипед,  старательно пыхтело два десятка парней. Зал  — бетонная коробка без окон,  одну из стен занимало потускневшее в тонких паутинках зеркало. Холодно и сыро, так что стоять без дела нельзя — окоченеешь мгновенно. Тепло экономили, как и электричество. Поэтому свет изливался так скупо, словно его выдавали по талонам.

Как оказалась моя жизнь здесь  мало отличалась от той, которую я вёл на авиабазе в Хотилово. И главное — необходимо было поддерживать хорошую физическую форму. Так что походы в спортзал я считал для себя и своих пилотов обязательны.

— А чего не так? —  парень демонстративно шваркнул снаряд на стойки и встал,  опустил длинные руки с крупными кистями, навис надо мной, как гора над тонкой берёзкой.

Взгляд из-под редких белёсых бровей саркастический, если не сказать презрительный. Здоровяк, мощный торс, накаченная, словно надутая грудь, развёрнутые плечи. Короткий нос с кривой спинкой — то ли такой был, то ли сломали. Что не мудрено. Поскольку задирает всех, особенно более слабых ребят. На меня наезжает постоянно, пытается оспорить мой авторитет командира. А пилот из него никудышный. В мозгах, как в пустом ведре. Звона много — толку ноль. Пилотирует резко и небрежно. Угробил уже пару джетов. Успел катапультироваться. В любом другом месте вылетел бы с базы в два счета. Но здесь, в этой проклятой игре, ничего с ним поделать не могу.

— Ты сильный парень, Леон, а нагрузку поставил — тридцать килограмм. Слабо.

— А больше-то зачем?

Специально подначивает, вижу по хитрющему прищуру маленьких тёмных глаз, уже задумал какую-то мерзость. 

— А затем, что у тебя на ручке управления может быть до семидесяти. Помнишь, я объяснял «подхват»?

— Ну?

Набычился и уже готов откровенно нахамить. Что я могу с ним  сделать? Дать в морду? Какой в этом смысл?

— Так вот. Чтобы выполнить вертикальный маневр — петлю, например, надо тянуть ручку управления на себя. И с немалым усилием. Хилым пилотам нелегко придётся.

— Хилым? Ну, меня это не касается. Тут никого нет, кто был бы сильнее меня.

— Правда, Леон?  Прямо-таки всех? А меня?

— Ну, вас, господин майор… — в углу рта Хаббарда зазмеилась кривая ухмылка. — Не знаю, — он пожал плечами. — Мы с вами не мерились силой-то. По субординации не положено.

Я услышал негромкие смешки. Обвёл взглядом тренажёрный зал. Ребята уже бросили отжиматься и внимательно прислушивались к нашей перепалке.

— Вот как? А давай попробуем, — я принял вызов, хотя понимал, как это глупо.

Система выдала информацию по Хаббарду. Его характеристики превосходили мои процентов на пятьдесят: сила, ловкость. Но я заметил ещё кое-что. Возраст и реальное физическое развитие парня не соответствовали  виртуальным. И это меня подбодрило.    

Я скинул куртку, оставшись в чёрной футболке с коротким рукавом, подошёл к небольшому квадратному столу со штырями для армрестлинга, прикрученному толстыми болтами к полу.

— Давай, Леон, садись, померяемся силушкой. Люк, принеси нам подушки.

Леон осклабился в довольной ухмылке. Ну как же — командир повёлся на его провокацию. Прикинул окружность моих бицепсов и  с  довольным видом плюхнулся напротив, так что стул зашёлся в жалобном скрипе. Выставил руку, демонстративно перекатывая мускулы под кожей. 

— А может ну их на …  эти валики? — бросил ленивый взгляд. — Давайте до стола.

— Хорошо. Только пеняй на себя, если я тебе связки порву.

Леон уже откровенно захихикал. У меня кровь прилила к шее, затылку, заполыхали уши.  Опозорюсь перед своими парнями — вернуть авторитет будет трудно. Но не смог удержаться, чтобы не поучаствовать в любимой забаве.

Мы сцепили руки, и Леон уже приготовился всей силушкой своих монстрообразных бицепсов легко припечатать меня, но я сделал захват «коброй», навалился массой тела и молниеносно прижал его руку. В широко раскрытых глазах пацана застыло не изумление, а детская обида — он-то думал, мы будем долго и театрально бороться под крики болельщиков. А все закончилось, ещё не начавшись. В его пустой голове это не укладывалось.

— Ну что ещё попробуем? — предложил я весело, стараясь усмирить, бешено колотившееся где-то у самого горла сердце.

— Да нет, не надо, — пробормотал он, вставая из-за стола.

— Ну, может ещё, кто хочет? — я обвёл взглядом зал. — Нет? Ну, тогда все за дело. И не халтурить. Потом в душ и будет осваивать слётанность в парах.

Я прошёлся по снарядам, проверяя, как работают пилоты. И сам решил подкачать мускулы. Пробежался на дорожке, сделал полсотни отжиманий от скамьи. Ощущая всей кожей, как пацаны смотрят на меня с благоговейным восхищением, и представлял себя акробатом на канате под куполом цирка. Один неверный шаг и свергнусь с небес на землю.  



Lord Weller

Отредактировано: 04.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться