Ледяное небо

Глава 10. Самая обычная миссия

Глава 10. Самая обычная миссия

 

Не успел я вернуться  из подземного города, как система известила об очередной миссии. Дресслер приказал отвезти новый генератор в геодезический купол, который находился в паре сотен миль отсюда. Самая обычная миссия. Ничего особенного. За исключением того, что открылся новый транспортный самолёт:

 «Вы открыли новый летательный аппарат: Curtiss C-46 Commando

Тип: военно-транспортный самолёт.

Максимальная скорость: 325 узлов

Крейсерская скорость: 150 узлов

Максимальная дальность: 2739 миль

Практический потолок: 24500 футов

Экипаж: два пилота, штурман,  бортинженер

Примечание: С-46 используется в качестве надёжного транспортного самолёта в Арктике и труднодоступной местности»

Я отнёс Люка домой, а затем через воздушный шлюз вышел на аэродром, решив пройтись до ангара пешком.

Колючая ледяная пыль хлестнула в лицо, перекрыв на мгновенье дыхание. Морозец дай бог. Градусов сорок — не меньше. Я давно без термометра научился определять температуру. Ноги вязли в глубоких сугробах, за висящей снежной кисеей едва проступали приземистые силуэты ангаров, складов и диспетчерская вышка. Ввинчиваясь в плотный ледяной поток, я с трудом преодолел пару сотен шагов до ангара, где на карте был отмечен С-46.

Внутри оказалось значительно теплее и уютней. Задрав нос, гордо высилась громада транспортника с двумя пропеллерами на крыльях. Рядом суетились техники в синих комбинезонах. Елозил туда-сюда выкрашенный краской цыплячьего цвета автопогрузчик, на его платформе — здоровенная махина, укрытая брезентом.

Я обошёл самолёт, придирчиво осмотрел — на первый взгляд он выглядел так, словно только что сошёл со стапелей. Металл пропеллеров блестит, краска на фюзеляже лежит идеально, корды шасси новенькие. Я забрался внутрь через вход в салон и дошёл до кабины. И неприятно поразился — в левом кресле уже восседал  какой-то чувак.

— А тебе чего? — он повернул ко мне заросшую рыжей щетиной физиономию с таким кислым выражением, словно увидел бомжа.

Я ощутил себя уязвлённым — не думал, что меня ещё кто-то здесь не знает.

— Майор Алан Макнайт, — я представился, собираясь сесть в правое кресло второго пилота — рассмотреть приборы, оценить ход штурвала.

— И дальше что? — пробурчал мужик. — Куда прёшься?

— Что значит — прусь? Я назначен командиром экипажа.

— Ты? — он облил меня презрением бледно-голубых глаз. — Командиром назначен я — Джеб Миллс. Вторым пилотом — Лесли Роджерс полетит. А ты, Макнайт — бортинженер. Вот иди и следи за погрузкой генератора. Тоже мне, командир выискался, — фыркнул он как-то совсем по-детски. — Усёк?

Бортинженером? Идиотизм! С какой стати? Я вызвал меню, прокрутил данные миссии — действительно система назначила меня лишь четвёртым членом экипажа. Ладно бы ещё штурманом, а то — бортинженером. Так я и за штурвал не сяду.  На черта мне тратить время, если никаких навыков пилотирования я не получу? Мне надо об Экваторе думать, а не тратить время на чепуху.

Но я вылез из салона и чуть не попал под колеса погрузчика.

— Макнайт, это в салон не поместится! — рядом со мной оказался невысокий мужчина в мешковатой выцветшей спецовке и расстёгнутой на груди толстой куртке с облезлым рыжим мехом на воротнике.

— Вы кто? — буркнул я.

— Николас Питерс, бригадир техников. Вот, смотрите сами. 

Он вызвал стилизованное изображение транспортника внутри. Трёхмерная анимация выделяла мерцающим красным цветом, в каких местах эта штуковина, лежащая на платформе погрузчика, не пролезала.  Ну, если система решила устроить для меня эту миссию, значит, я должен её выполнить?

Я обошёл вокруг металлический контейнер с несколькими трубами наверху, и мне пришла в голову оригинальная, как  показалось, идея.  

— Так, а если верхнюю часть с трубами открутить от нижней?

Питерс скривился.

— Нет, не получится все равно. Эта штука не пролезает по ширине.

— Раскрутите и проверьте, — скомандовал я.

— А я говорю, что бесполезно, — голос Питерса зазвенел сталью. — Макнайт, надо искать другой транспортник.

— Давайте попробуем, возможно, майор прав.

Я обернулся на нежный женский голосок, от которого захолодело в горле. Ух, какая красотка, прямо с картинки пин-ап 50-х годов прошлого века: ярко-красный комбинезон обтекал роскошные формы, из-за расстёгнутой куртки выпирала пышная грудь. Из-под кокетливой меховой шапочки выбились пепельные кудри. На лицо я смог взглянуть лишь через полминуты. И поймал насмешливый взгляд ярко-зелёных глаз, в которых прыгали весёлые бесенята — видно привыкла к тому, какое ошеломляющее впечатление на мужиков производит её внешность.



Lord Weller

Отредактировано: 04.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться