Ледяное сердце

Глава 3

Даже, когда мы вышли из дома, я не понимала, где мы находимся. Спросить я не осмелилась, так как со мной никто не разговаривал. Был полный игнор. Будто меня нет. Это, наверное, даже хорошо. Подойдя к дороге, я увидела три машины: нашу, Стаса и ещё чью-то, а ещё там стоял мотоцикл Артёма. Он пошёл к мотоциклу, Антон с Андреем к нашей, а это значило, что я должна ехать со Стасом. 

– Стас, я не хочу.

Он остановился, посмотрел на меня, на него взгляд я поднять не смогла. От стыда, страха, не знаю из-за чего.

– Можешь идти пешком, пару километров всего. Ко вторнику дойдёшь, думаю. Навигатор дать?

А чего можно было ещё ожидать? Он направился к машине, а я стояла и смотрела на неё. Что делать? Я поплелась за ним. Стас открыл переднюю, пассажирскую, дверь, я опять остановилась.

– Я не могу, правда.

Стас закатил глаза и что-то начал бубнить. 

– Кать, сядь в машину, все устали и хотят домой, а ты время только тянешь.

Я попыталась сделать шаг, но привычный страх не дал этого сделать. Я непроизвольно опустила голову и закусила нижнюю губу, зажмурилась, втянула воздух и произнесла:

– Не могу.
– Почему?

Да, что он заладил, как попугай-то. Недалеко стояла скамейка, на которую я села, показывая, что я не собираюсь никуда ехать. Не знаю, сколько времени прошло, но все уже разъехались, а Стас сел рядом.

– Из меня не такой плохой водитель, как ты думаешь, - по его голосу было слышно, что он устал, а тут ещё и я со своими психами. 
– При чём тут ты? Я просто не езжу в ваших драндулетах, они мне не нравятся.
– И это говорит мне человек, который фанатеет от «Формулы 1» и вообще от гонок. С каких это пор?

Да, вот такой я странный и ненормальный человек. У меня фобия на машины, но от гонок и скорости я тащусь. 

– Последние лет десять, – он немного помолчал, подумал и ответил.
– Никто не знает, что там произошло, из нас там никого не было. 

Никто не знает? Все так просто думают, а я знаю, что произошло, помню всё, что произошло.

– Знает.
– Кто же? Кать, там никого не было. Только твои родители.

Время пришло или ещё нет? Я десять лет держала всё в себе. Копила, просыпалась каждую ночь от кошмаров. 

– Я там была, – прошептала я, не узнавая собственный голос.
– Что?
– Я была в машине с родителями во время аварии. Об этом никто не знает, кроме бабушки и дедушки. Они никому не рассказывали и я тоже. По сути, я тоже должна была погибнуть в той аварии, но нет, не судьба. 
– Что?! – он вскочил со скамейки и начал ходить взад-вперед, опять же бубня что-то себе под нос.
– Что-что? Как попугай, что слышал, – всю правду я говорить не собиралась, поэтому сказала тоже, что и бабушке с дедушкой когда-то, – я ничего не помню. Но страх остался. Так что лучше выруби меня и запихни в машину, сама я в неё не сяду.

Перевести все в шутку не удалось, Стас и так был зол на меня, а тут ещё и это. 

– То есть ты хочешь сказать, что тогда была в машине со своими родителями? 

Господи, ну, что он за тормоз?

– Да.
– Как, мать твою, как, я не пойму?!
– Чего ты орёшь? Я тебя прекрасно слышу, глухотой не страдаю, всего шестнадцать.
– Твой сарказм сейчас вообще не уместен! А Антон знает?

Антон? Смешно, его психику не стали травмировать подробностями.

– Знает только, что машины я не люблю, а вот почему не в курсе. Ну, так, что? Вернёмся к нашим баранам. Ты меня вырубишь или навигатор дашь, ко вторнику приду. Выбор за тобой.
– Я уже сказал, что твой сарказм тут не уместен! И почему ты не рассказывала про это?

Да, ё-моё, надоел, теперь допросы одни будут.

– Вы не спрашивали. Все считают, что в машине были только родители, пусть так и остается. Мне и так нормально.
– Тебе надо домой, – внезапно произнес он, в этом он прав, я уже хотела повторить варианты, но он меня перебил, – и ты поедешь в машине.

Неужели он такой невменяемый? Может головой ударился или ещё что.

– Выруби меня для начала, а потом я поеду.
– Не буду я тебя вырубать.
– Тогда навигатор и до вторника.
– Да, хватит уже! Ты сама сядешь в машину, и мы поедем.

Точно невменяемый, так ещё и тупой. 

– Ты тупой или глухой?

Он мне не ответил, но в следующую секунду, я была закинута на его плечо. Естественно, я начала что-то орать и бить его по широкой спине, но все мои попытки увенчались неудачей. Для него мои удары были, как укус комара. Вот ведь зараза высокорослая. 

Момент, когда он засунул меня в машину, пристегнул ремень безопасности, сел за руль и завёл машину, я просто пропустила. Было впечатление, что на несколько минут, после того как я услышала открывающуюся дверь, просто выпала из реальности, а, когда вернулась, начала вопить:

– Ты сказал, что я сама сяду в машину!
– Немного соврал.
– Я тебя ненавижу. Выпусти меня из этого драндулета. Сейчас же. И дай лучше навигатор!
– Первый раз вижу и слышу, чтобы ты истерила и кричала. Всё время, как удав. Надо запомнить.
– Станислав, я тебя терпеть не могу, выпусти меня.

Я не понимала, что говорю, просто было желание выбраться любыми способами, даже начала дергать ручку, но этот козёл заблокировал все двери. Я была в ловушке. Я резко замолчала, и в машине стало тихо. Меня накрыло всем, чем возможно. Паника, страх, скрученный живот, рука, которая и так ужасно болела, почти побелела, так как я схватилась за ручку двери, губа, которая была закусана уже до крови. 

– Кать, успокойся и отпусти ручку, пожалуйста.

Я отрицательно покачала головой. Не знаю, сколько мы ехали, но для меня это была целая вечность. И когда Стас разблокировал двери и отстегнул ремень, я буквально вылетела из машины и очень быстрыми шагами пошла в дом, чуть ли не бегом. Не знаю, сколько сейчас времени, видимо очень поздно, часа три, не меньше, раз на улице полнейшая темнота. В двери дома я тоже влетела, промчалась мимо всех, кто, видимо до сих пор ждал нас. Мне просто хотелось побыть одной, запереться в комнате и сидеть, надеть наушники и слушать песни на полную громкость, чтобы никто не трогал и чтобы никого не видеть. Хочу одиночества и громкой музыки. 

Я захлопнула дверь, заперла её на ключ, скинула рюкзак и спустилась по двери вниз. Я чувствовала, что меня бьет дрожь и не просто бьёт, меня трясло, очень сильно. Когда меня перестало трясти, и я смогла подняться на ноги, пошла в ванную. Мне нужен был душ, не просто душ, желательно ледяной. 

Долго под ледяной водой не постоишь, выйдя из душа и надев халат на голое тело, не смотря в зеркало, я вышла из ванной и села на кровать. Конечно, это было ошибкой, но мне было плевать. Я устала, просто устала ото всего, глаза начали закрываться сами собой, а голова сама опустилась на подушку. Я заснула, морфей всё-таки забрал меня. 
 



Дарья Лисицына

#32926 в Разное

Отредактировано: 05.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться