Ледяное сердце герцога

Размер шрифта: - +

9. Помолвка

Барон Данетц, получив полное жалоб и сомнений послание племянницы, страшно разозлился и отправил ей грозное письмо в ответ. Будущее Луззи, если она не станет герцогиней Эдуан, он рисовал пугающими мазками. «Либо ты будешь женой красавчика Громма, либо уличной девкой!» — эта фраза казалась особенно убедительной. Когда гонец тронулся в путь, барон поостыл и увидел излишнюю горячность своего поступка. Что, если девчонка покажет письмо герцогу? Объединившись против него, оба станут недоступны для мести. Кое-как уладив спешные дела, Данетц пустился в путь. Надо приехать в Эдунский замок раньше герцога и выманить у племянницы неосторожное свидетельство коварных намерений. Добравшись до Эду в сопровождении преданных Трио и Хэша, он остановился на ночлег в гостинице, чтобы ранним утром отправиться дальше.

Барон расположился в кресле, потягивал неплохое вино и созерцал огонь в камине. Свечи не зажигали, поэтому полумрак прятал затрапезную обстановку гостиничного номера: пыльные шторы, потрёпанный ковёр, облупившуюся зелёную краску стен. Несмотря на скандал, устроенный Хэшем, лучший номер для барона не освободили, пришлось довольствоваться второсортным.

Скрипнула дверь, крадучись зашёл Трио и сообщил добытую им новость: в гостинице проживает Луззи Стоун. Данетц чуть не уронил бокал, плеснув вином себе на грудь. Как? Девчонка всё-таки сбежала из замка!

Несмотря на поздний час, рассерженный дядюшка ринулся в номер племянницы. Встретила его заспанная Далле. Она тёрла глаза и бормотала: «Госпожа не принимает, заходите утром». Барон оттолкнул её — совсем распоясалась! Прошёл в спальню, мельком заметив, что обстановка в этих комнатах богаче, хотя такая же безвкусная. Напуганная Луззи сидела на кровати, скомкав край одеяла у подбородка. Она разглядела в полутьме знакомую фигуру и чуть не лишилась чувств.

— Здравствуйте, дядя.

— Что ты делаешь здесь? — навис над ней опекун.

— Сплю, — едва слышно ответила девушка.

— В Эду как оказалась?

— Меня пригласил герцог. Помолвка в воскресенье.

Данетц отступил на три шага, взял свечу из рук забежавшей следом за ним Далле и знаком приказал служанке выйти. Луззи, воспользовалась тем, что дядя отвёл взгляд, быстро вскочила с кровати и накинула халат. Беззащитность девушки, её разбросанные по плечам и спине густые волосы, взгляд, которому она старалась придать твёрдость, напомнили мужчине давнюю ночь, когда его молодая жена оправдывалась в том, в чём не была виновата. Сердце щемило. Барон несколько раз со свистом втянул ноздрями воздух и присел на край широкой кровати.

— Что с вами? — забеспокоилась племянница.

— Рассказывай, — не ответил на её вопрос Данетц.

— Герцог пригласил в Эду для знакомства с матерью. В её доме состоится помолвка. Меня спрашивали, кто из родственников будет присутствовать. Я сказала — никого.

— Правильно. Давай сюда моё письмо.

— Его нет.

Барон резко встал, едва не погасив свечи.

— Кому отдала?!

— Сожгла, я сожгла, — девушка старалась выдержать колючий взгляд дяди, — боялась, что прочтёт кто-нибудь, и тогда…

— Не врёшь? — прищурился Данетц.

— Как можно!

— Хвалю! Ты умна, — барон погладил большим пальцем щёку Луззи там, где едва виднелось пигментное пятнышко, — скоро всё закончится. Как только обвенчаетесь, я избавлю тебя от него.

— Вы говорили о ребёнке, — девушка отстранила руку дяди от своего лица.

— Да. Спустя месяц после венчания объявишь о беременности. Ко времени предполагаемых родов герцог уже не сможет ничего опровергнуть. Ложись, я пойду к себе.

Луззи послушно улеглась в постель, как только дядя покинул номер, но уснуть не могла. Она вспоминала герцогиню, её механичную улыбку и настороженный взгляд. Как поведёт себя мать, потеряв сына? Знает ли она, что шкатулку так и не открывали, не станет ли подозревать обман? В одном дядя прав, после гибели Громма леди Эмми с дочерьми сможет пользоваться богатствами рода Эдуан, только если родится внук. Не в интересах герцогини сомневаться, вряд ли она станет так себе вредить.

Барон Данетц остался в Эду, дожидаясь помолвки и отъезда молодых в замок. Он не показывался в свете, надеясь сохранить тайну приезда сюда. Поговорив ещё раз с племянницей, барон выяснил, что герцогиня не знает, кто опекун будущей невестки, значит, сын не сообщил ей об этом. Лучше будет, если Эмми останется в счастливом неведении до свадьбы.

Наступил долгожданный день. Луззи отобедала в номере дядюшки, выслушала напутствия и советы и пошла одеваться к вечеру. Вскоре за ней должен заехать жених. Далле ещё накануне привела в порядок лучшее платье госпожи. Теперь помогла ей одеться и занялась причёской. Луззи сидела перед зеркалом и морщилась от боли, когда служанка резко тянула пряди.

— Уж потерпите, вы должны выглядеть достойной такого красавца, — бормотала та, выдернув очередные волоски.

Закончив, Далле критически оглядела невесту:

— Как на эшафот идёте! С пудрой перестарались, румян добавьте, что ли!

Луззи послушно наложила румяна, надела подаренные сегодня дядей колье и крупные серьги.

— Ну? — спросила она Далле.

— Так лучше, — кивнула та и с сожалением добавила: — Подружки и той нет.

В дверь постучали.

— Это Громм! Я поехала, жди меня здесь, — Луззи вышла из номера и, не глядя по сторонам, стала спускаться по лестнице. Кто-нибудь из дядиных людей наверняка наблюдает за ними. Она торопилась, опасаясь, что герцог заметит знакомое лицо.

До приезда гостей ещё оставалось время, дом герцогини напоминал отданный на разграбление захватчикам город. Луззи не предполагала, что здесь так много слуг. Они деловито сновали туда-сюда, хотя всё уже было готово. Стол сервирован в малой зале, в большой зале расставлены стулья, там сооружена сцена. Ожидали певицу, покорившую необыкновенным голосом высший свет Эду. Будущие золовки, которым мать поручила заботу о леди Стоун, показывали ей развешанные по всему дому портреты и попутно знакомили с генеалогией рода.



Ирина Ваганова

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться