Ледяное сердце герцога

15. Запоздалая весть

Жена Шугэ не застала в Эду ни вдовствующей герцогини, ни Луззи, та уехала на днях. Золле переночевала в доме и наутро отправилась в дорогу, надо было доставить письмо Эдуана его матери. Женщина не решилась доверить послание кому-нибудь другому и не хотела оставаться в городе, где, собирая ополчение, говорили о бессовестных маркитантах и бесчинствующих в округе мародёрах.

Дорога была долгой и трудной. Ночевать приходилось в карете, съехав на боковую дорогу. Задать лошадям овса удавалось редко, теряли время, распрягая их и пуская пастись. Пищу невозможно было найти, случались дни, когда Золле обходилась водой из колодца, а ведь она кормила ребёнка грудью. В Колуи женщина приехала отощавшая и бледная. Золле с ребёнком приняли бы за беженку, таковых было немало в столице, и не пустили на порог дворца, если б не карета с гербом. Вдовствующей герцогине по ошибке доложили о приезде сына. Эмми так разволновалась, что вышла из покоев навстречу. Выяснилось, что служанка привезло письмо Громма. Её светлость взяла конверт и не удержалась от расспросов:

— Как он? Милая, скажи, как себя чувствует герцог?

— Здоров, госпожа. Совершенно поправился, уверяю вас.

— Какое счастье! Теперь будем молиться, чтобы замок устоял!

Эмми глубоко вздохнула и поспешила в комнату, потеряв интерес к едва державшейся на ногах вестнице, лишь бросила на ходу: «Иди на кухню, тебя покормят».

Вдовствующая герцогиня Эдуан читала письмо сына несколько раз. Сообщениие о лживости Луззи рушило все надежды. Оказывается, сын женат на другой женщине, которую похитили. Как быть? Столичная знать только и говорит о браке герцога Эдуан и леди Стоун. Все, включая короля, знают о её беременности! За дочерьми увиваются лучшие женихи королевства! Теперь всё разрушить? Объявлять брак недействительным, а ребёнка чужим? Горячая новость опять всколыхнёт слухи о ледяном сердце. Издевательство какое-то! Так удобно и приятно было считать, что неприятности позади, что сын жив и здоров, что скоро появится на свет его ребёнок. К новой порции подозрений и догадок Эмми не была готова.

Она потеряла сон и аппетит. Целыми днями размышляла. Делиться горькой правдой с близкими или нет? Лирре и Ланне так и не решилась ничего рассказать. На расспросы ответила, что сын в своём послании просит позаботиться о семье его слуги. Мысль возникла случайно и существенно облегчила жизнь Золле. Ей выделили комнатку, назначили содержание. Считалось, что эта женщина будет кормилицей для наследника герцога.

Единственный, кому Эмми готова была открыться — брат Грэг, но она никак не могла выбрать время для разговора с ним. Шли дни, недели, а вдовствующая герцогиня Эдуан терзалась, мучимая тайной и неизвестностью. Куда исчезла жена Громма? Где прячут самозванку? Герцогиня не могла решить для себя, кого из них предпочла бы найти. Проще с беременной, как принято считать, от герцога Эдуана, Луззи. Золле сообщила, что леди Стоун уехала из Эду, но в Колуи о ней ничего не слышно. Неужели Грэг прав, барон Данетц намеревается опекать новорожденного? Если так, и с Громмом что-нибудь случится, то вдовствующая герцогиня с дочерми в опасности! Каждое утро Эмми Эдуан собиралась поговорить с братом, но откладывала по тем или иным причинам.

Граф Горроу отстранился от семейных дел сестры поглощённый другими заботами. Он помогал сыну собрать и снарядить отряд для похода на помощь герцогу Эдуану с войском его величества. Всех королевских вассалов обязали выступить в полном оснащении, имея несколько боевых, несколько обозных и хотя бы двух походных коней. Кроме того, полагалось нанять ратников и обеспечить их всем необходимым. Виконт Горроу был в одних годах с двоюродным братом и завидовал его званию талантливого военного. Война у замка Эдуанов дарила возможность отличиться и снискать славу храброго рыцаря. Но полагаться только лишь на личное мужество было неразумно. Требовались умелые оруженосцы, преданные слуги и, конечно, хорошо вооружённые воины в отряде. Граф участвовал не только советами, он подыскивал людей, покупал оружие, защитное снаряжение, провиант, походные шатры и палатки. Спешка не должна была помешать тщательной подготовке похода. Скупиться не стоило. Горроу не гнался за пышностью и блеском, но поступаться надёжностью и количеством не собирался. Его собственный опыт подсказывал, что личное мужество особенно заметно проявляется, когда ты на обученном коне, с крепким оружием в руках и в окружении верных соратников.

Барон Данетц тоже занимался подготовкой к войне. От военной службы он откупился, но всё-таки пришлось собирать отряд. Во главе вместо себя поставил эсквайра. Хэш вполне способен отличиться в бою и заслужить звание рыцаря. При таком раскладе, в дальнейшем его услуги пригодятся в управлении гарнизоном замка и для воспитания малолетнего герцога Эдуана. Всё, даже война, вписывалось в гениальный план барона!

За хлопотами, визитами и переговорами Данетц не успевал приглядывать за племянницей. Луззи проводила целые дни в покоях, не выходя даже в сад. Опекун не позволял ей ни с кем видеться, верную Далле пришлось оставить в Эду, дядя опасался, что знакомая многим служанка выдаст местонахождение своей госпожи. Тоска по Солоу терзала женщину. Она снова и снова вспоминала их прощание, представляла его тёплый взгляд, страстные объятья. Судьба любимого мужчины тревожила, всё-таки шла война. Почему она не просила Приэмма беречь себя ради неё, ради их ребёнка? Почему не призналась, что жизни без него не мыслит?

Леди Стоун не тяготилась вынужденным затворничеством. Она не хотела сейчас видеть свекровь и золовок, не нуждалась в подругах, воспоминания о которых почти стёрлись в памяти под напором последних событий и ярких волнений. Луззи требовался только лекарь — со здоровьем творилось что-то неладное, но женщина не обращалась с такой просьбой к опекуну, он скрывал её ото всех и не захотел бы лишних свидетелей. Леди Стоун выросла в приюте, она никогда не видела беременных женщин и не предполагала, как на самом деле должна протекать беременность, считала свои мучения нормой.



Ирина Ваганова

Отредактировано: 02.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться