Ледяное сердце королевы

Отступление 4. Короткое.

Джоннатан тер Райнварт.

Казалось, счастье вот оно, так близко и доверчиво прижимается к моему боку, когда я, словно невзначай, кладу ей руку на плечо или талию и немного притягиваю к себе. Она не боится жара моего тела, а напротив ластится к нему в поисках тепла.

Прошло не так много времени, когда Лана вызвалила меня из заварушки с теми великовозрастными выродками, но теперь мне кажется, что я знаю ее всю жизнь!

Такая сильная, непоколебимая и уверененная в себе и в то же время слабая и ранимая. Никогда и никому не прощу ее слезы в ванне после казни! Такая беззащитная, рыдающая с подвываниями и мерзнущая находясь практически в кипятке!

Я тогда и не думал, что делаю и правильно ли это, просто почувствовал, что ей нужно участие и поддержка.

Разделся до подштанников и просто обнял свою малышку находясь в горячей воде. И чихать огнем мне было на то, что вода полилась на пол из-за увеличения объема сидящих. На полу есть специальный скрытый слив, а подскользнуться любимой я просто не позволю!

Наверное именно в этот момент я абсолютно понял, что не просто принял ее как свою нареченную, но и отдал ей свое сердце! Ее худенькое и хрупкое тельце тонуло в моих объятьях и так хотелось защитить эту, еще по сути девочку, от всех невзгод, забрать ее боль себе...

Уложил любимую спать и не удержавшись наложил на нее сонное плетение через поцелуй. Пусть целомудренный и подаренный в высокий лоб, но сколько наслаждения он мне доставил! Ни одна близость с самкой не доставляла мне столько чувст и трепепета. Казалось, еще немного и я сорвусь завладев этим хрупким телом! Сделаю ее по настоящему своей супругой, один раз и на всю нашу долгую вечность, разделенную одну на двоих!

Но нет, сдержался и чеканным шагом отправился в свои покои. Тело было напряженно до состояния камня и требовало разрядки, но я тут же понимал, что ни одна женщина не сможет дать того чувства, которое принесет мне облегчение.

Зашел в свои комнаты, отделанные в серебристых тонах и уже привычно скривился. Пусто и неуютно, тут нет того душевного тепла и гармонии, что царят в темных покоях Ланы. Или это из-за того, что ее самой здесь нет?

Выкинул из головы ненужные мысли и сосредоточился на самом важном в данный момент. Меня столько лет учили быть советником и помощником моему царственному брату, и вся эта наука вылетела из головы, стоило только найти истинную половинку моей души и сердца! Великие Силы, только Вы знаете, как мне трудно сдерживаться рядом с ней и постепенно приручать к своим прикосновениям! Как маленького дикого зверька почти незаметными касаниями я стараюсь привить ей свое тепло, ласку да и просто поддержку сильного мужсого плеча! Пусть последнее пока и не соответствует истинне, но я из шкуры вон вылезу и стану для нее самым лучшим.

Так, Джонни, тебя опять несет не в те горы горячим южным ветром! Сейчас важнее понять, кто так подставил твою девочку и заставил провести казни стольких разумных!

Отметать роль магистра Шафара не имеет смысла. Все казненные были именно с факультета Целителей, а это значит... А это значит, что эта плесень старая не захотела марать свои морщинистые ручки и пополнять свое личное кладбище еще парой десятков жертв!

Дальше идет ректор Алгарт. Вот готов сожрать собственный хвост лапой закусить, но без разрешения этого высокоставленного полуорка здесь и блохи не чихают!

И что мне это дает? Зачем вообще нужна была эта особо жестокая показательная казнь, притом руками студентки первого курса? Да, не отрицаю, знания Ланочки намного опережают нашу программу обучения, и умения владения силой поражают вооображение. Но заставить еще совсем ребенка убивать - да ни один нормальный самец этому не позволит случиться! Значит дело тут обстоит намного хуже, а для составления полноценной картины мне не хватает информации!

От этой мысли дракон внутри завозился и недавольно зарычал. Я его полностью поддерживал. Пусть он и астральная проекция высшей сущности, что делит со мной одно тело, но тоже  живет, мыслит и даже испытывает настоящие эмоции. Иногда даже ярче, чем я сам, потому что переданные от него интуиция, зрение, слух, обоняние на порядок слабее, чем у прототипа!

Ярость взорвалась в моем теле, но не застила глаза красной пеленой, а свернулась тугим комом в груди. При любом неверном движении она царапала своими острыми гранями мои нежные органы, и для выхода требовала последнюю каплю. 

Этой каплей оказался  тот же вечер, когда нас вызвали всем крылом в кабинет ректора. Эта трусливая ушастая морда посмел навестить на мою девочку ответственность за организацию "встречи" нового ректора! И за что? За музыку во дворе и пристальное внимание Пуро? 

Такого я уже не смог спустить на тормозах! Огонь всипел в венах и превратился в тугую лаву, требущую выхода! Но прежде чем спустить "пар", мне пришлось наблюдать за тем, как корчится и орет ректор Алгарт.

Не скажу, что я кровожаден и зная уже неплохо Лану, могу с уверенностью сказать. Она передала ему не все воспоминания и ощущения, а только мизерную часть, что испытала она сама. Но и этого хатило большому взрослому полуорку, что бы визжать как щенку ворха. А вот и нечего поливать грязью мою малыш. Она маленькая, но с острыми зубами! 

Внутри тут же немного отпустило и стало чуточку легче. Огонь все еще требовал выхода, но уже не грозил испепелить носителя. Сейчас встало несколько первостепенных задач и самая важная из них - выяснить, что задумала малышка?!

Придя в хол нашего крыла мы чинно расселись и я проявляя не дюжию выдержку - нначал уточнять детали Ланкиного "плана". Учитель по этикетку был бы мной даволен до девчачего визга! 

Да, я слышал весь ее разговор с ректором и мог только поражаться задумке и ее масштабу! Вот как такой хрупкой и нежной девушке получается думать и заботиться обо всех и сразу, ну и себя не забывать особо!

Ночь опустилась на мир Альтар. Для меня он ощущается холодным и безжизненным. Как будто из него выкачали душу, а оболочку бросили гннить под палящим светилом. Неприятно и очень хочется в родной мир, но обучение мне сейчас жизненно необходимо!



Genhelia Roseshtern

Отредактировано: 10.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться