Ледышка или Снежная Королева для рокера

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2.

 

Утро началось. Факт прискорбный.

Вдвойне, потому что я на сегодня взяла выходной, а два великовозрастных дитятка, по недоразумению названных моими старшими братьями, окончательно впали в детство. Как итог, в семь утра меня разбудила песня из мультсериала про черепашек-ниндзя и слоновий топот, возвещавший, что мальчики активно радуются жизни и доигрывают то, что не успели доиграть в сопливом детстве.

Вот только мне от этого ничуть не легче. Спать, когда по сравнительно небольшой квартире носятся двухметровые слонопотамы, вопя во всё горло «Мы не жалкие букашки», организм отказался напрочь. А когда родственнички ещё и показательно удивились, чего это я всё ещё в постели дрыхну и потребовали плотный завтрак, так и вовсе пришлось вставать и идти за мокрым полотенцем.

Что бы прицельно попасть чуть пониже спины одному, залепить подзатыльник второму и с видом оскорблённого достоинства идти умываться. А то, что меня  в ответ обозвали гадким Шредером, я стойко проигнорировала, изо всех сил сдерживая желание пояснить, что так вообще-то называется офисный измельчитель для бумаг!

Мне только полуторачасовой лекции по миру черепашек-ниндзя не хватало, для полного так сказать счастья. Плавали, знаем!

Приведя себя в порядок и сумев таки проснуться окончательно, я направилась на кухню. Где меня встретили укоризненными взглядами, сидя за столом и постукивая ложками по тарелкам. Выглядело… Впечатляюще.

Вы только представьте, один под метр восемьдесят, плотного телосложения, с коротким ёжиком и самым мрачным выражением лица, на какое только способен. Второй чуть ниже, худощавый, с широкими плечами и длинными, спутанными светлыми волосами, улыбается во все тридцать два зуба и радуется жизни.

Но самое занимательное даже не это. А то, что сидят эти голубчики на моей кухни в одних весёлых труселях. И не испытывают ни угрызений совести, ни стыда, ни хоть какого-то смущения.

- Про совесть, я так понимаю, спрашивать бессмысленно и бесполезно, - я вздохнула, направляясь к холодильнику. Открыла белую махину и оглядела её богатое содержимое. – Как и про то, за что мне такое наказание-то да с утра пораньше. Ладно, что будете есть, товарищи орлы?

Мне выдали список желаемых блюд, вместе с ценными указаниями по их приготовлению. Получили в ответ дежурную фразу «Мечтать не вредно» и успокоились, дожидаясь пока я приготовлю гигантский омлет с сыром и ветчиной, в двух экземплярах и сварю огромную порцию крепкого кофе. И только когда перед двумя голодными мужиками оказался их долгожданный завтрак, я смогла заварить себе традиционный чай и насладиться воцарившейся на кухне тишиной.

Правда, не очень долго. Слопав одним махом половину собственной порции, длинноволосый блондин выпил свою порцию кофе и, словно невзначай так, полюбопытствовал:

- И что это за каланча вокруг тебя ошивалась, Изик?

- Вениамин Александрович, а с какого северного полюса вас это интересует? – вежливо откликнулась, прекрасно зная, что любимый (местами) братец своё имя обожал точно так же, как я своё.

- С того, Изабелла Александровна, что мы его знать не знаем, а он к тебе явно не ровно дышит.  Так что это за кадр, как зовут, где работает и чего желает? – тем не мене, сбить Веню со следа не удавалось ещё никому. И если уж ему приспичило устроить допрос, то остановить его мог разве что наш отец.

И то, далеко не всегда.

- Нижайше прошу простить меня, Вениамин Александрович, - отпив ещё немного чаю, я выразительно пожала плечами, - но может мне ещё следовало у него паспорт попросить? Снять с него копию, заверить у нотариуса и потребовать медицинскую карту? Со всеми данными?

- А что, это мысль!

- Вот сам у него  попросишь, если встретитесь, - хмыкнула, делая ещё один глоток.

- Уклоняетесь от ответа, Изабелла Александровна, - обиженно насупился Веня, уткнувшись носом в тарелку.

- Просто недоумеваю, с чего вас заинтересовала моя гипотетическая личная жизнь, Вениамин Александрович, только и всего, - снова слегка пожала плечами, пряча улыбку за чашкой.

- Позвольте с вами не согласиться, Изабелла Александровна! Ваша гипотетическая личная жизнь касается нас…

- Так,  - сжатый кулак опустился на столешницу так, что звякнули чашки. – Ещё одна фраза в этом же духе и я обоим вымою язык с мылом.

- Ну Димитрий Александрович, ну почему?!

- Мелочь! – Дим-Димыч недовольно фыркнул, допивая свой кофе. – Отставить разговоры в духе английской аристократии. Веня, марш собираться. Нам на работу скоро. Изи, с тебя ответ, что это за парень на парковке с таким оригинальным подходом в ухаживании. Вопросы есть? Вопросов нет. Исполнять!

- Козёл ты, Димыч, - буркнул обиженный в лучших чувствах Вениамин, покорно отправляясь одеваться. Проходя мимо меня, он показал мне кулак и попытался отвесить подзатыльник.

Не вышло. Зато я удачно попала ему полотенцем по спине и показала язык, стараясь не расхохотаться от того, каким скорбным было выражение его лица. И только убедившись, что один брат скрылся в комнате, вернула своё внимание второму. С воистину христианским терпением ожидавшего моего ответа.

- Ты не отстанешь? – вздохнула, склонив голову набок и опёршись бедром о кухонный стол.

- Есть варианты? – Димыч иронично вскинул бровь, сейчас как никогда демонстрируя наше кровное родство и невероятное сходство.

- Например, понадеяться на моё благоразумие? – сделала я предположение, бездумно вертя в руках чашку с остатками чая.

- Я всегда на него надеюсь, - кивнул головой братец, скрестив руки на груди и тихо хмыкнув. – Но всё равно жду ответа на поставленный вопрос.

С минуту мы мерялись взглядами, упрямо храня молчание. Но стоило братцу ехидно выгнуть бровь, как я сдалась и равнодушно выдала, вновь пожимая плечами:



Анютка Кувайкова, Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться