Ледышка или Снежная Королева для рокера

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8.

 

Осознание того, что предчувствие меня не обмануло, пришло ещё в самом начале приёма. Когда нас вежливо, но настойчиво стали раз за разом тыкать, то в происхождение, то в собственную работу, то в положение, согласно которому мы совершенно не соответствуем собственным спутникам. Как оказалась милейшая женщина, бывшая лучшей подругой бабушки Михаила Александровича Алёхина, была добродушной и, собственно, милой только на словах.

На деле это была змея, готовая пожертвовать собственной жизнью, но насладиться нашим унижением. Причём её не волновало, как это выглядит со стороны и в какое положение она ставит себя, собственным поведением фактически уровняв свою «скромную» персону с гопниками с ближайшего района.

Она просто и незатейливо наслаждалась тем, что раз за разом напоминала, откуда ж нас угораздило выйти. Впрочем, меня это не удивляло. Как и попытки задеть побольнее. Было, конечно, желание спокойным тоном поставить в известность перегибающую палку мадам о том, что мой отец, представитель так ненавистного ей рабочего класса, занимает очень интересную должность. А один из братьев будет отнюдь не против устроить уже её бизнесу встряску посредством потока проверок.

Но ради Ани я терпела, вежливо отвечала на поставленные вопросы и периодически давила острым каблуком шпильки на ногу пытавшегося что-то рявкнуть Харлея. Это не первая попытка облить меня помоями всех сортов и видов, и вряд ли последняя. И разве я не Снежная Королева, что бы стойко, спокойно и невозмутимо это перенести?

Правда, я-то может и перенесла бы… Но нервы всё же не выдержали у Харлея, который хлопнул ладонью по столу, высказал всё, что он думает по этому поводу и вышел, галантно уведя меня за собой. А стоило нам оказаться на улице, как рыжий байкер высказался ещё раз…

Но без поправок на цензуру и наличие рядом дамы. Правда, я на это внимания не обратила, прикрыв глаза и стараясь не думать о том, что где-то дома валяется подаренная Танькой бита. Кажется, она её ещё колючей проволокой обмотала…

Думаю, этот аргумент поставил бы точку в любом споре о социальном неравенстве вообще и в принципе. Жаль, что за его применение светит та самая, так мною любимая сто пятая статья.

- Тварь, - выдохнул, наконец, Харлей и недовольно скривился. – До печёнок достать умудрилась!

- У неё личное, - спокойно откликнулась, шагая следом за ним в сторону его машины. – Я не берусь гадать, но сдаётся мне, что у неё претензии даже не к нашему происхождению были… А исключительно к тем, кто на это приём пришёл. И ей было плевать, что подумает хозяйка. Такие люди думают лишь о том, что ценно для них… Даже среди людей своего круга, - тут я скривилась, припоминая с каким превосходством мне об этом говорили, - они ценят только собственное мнение, собственные чувства и собственную семью. И пытаться что-то им доказать… Бессмысленное дело.

- Зайчулю жалко, - вздохнул Харлей, помогая забраться в его джип и усаживаясь за руль.

- Михаил Александрович вряд ли даст её в обиду… - потерев переносицу, я криво усмехнулась, качнув головой. – К тому же… Аню можно долго доводить. Но в один прекрасный момент её терпение лопнет. И я почему-то остро не завидую тому, кого погребёт под собой эта лавина…

Харлей в ответ только мрачно хмыкнул и завёл машину, направляясь в  сторону города. А я пыталась понять, что ещё меня насторожило во время этого светского мероприятия.

Агрессия злопамятной мадам? Она была неприятна, но не смертельна. Невозможность что-то возразить со стороны Липницкого и Алёны? Так и это можно было понять, им, по сути, сказать было просто нечего. Мадам била чётко, метко, точно зная какие болевые точки хочет задеть. Исаев, пришедший в одиночестве? Не тот фактор, который стоило бы принимать во внимание. Кроме разве что…

Нахмурилась, вновь вспоминая всё, что было на приёме и пытаясь занять себя тем, что раскладывала по полочкам слова, действия, взгляды, выражение лиц. Демьян не жалел, что пришёл один. Но явно не пребывал в восторге о том, что о его помолвке Солнцева узнала не от него…

Да и сам факт помолвки его не очень-то порадовал. И это было видно даже не вооружённым взглядом.

А ещё я наконец-то сообразила, что именно меня так зацепило. Реакция окружающих. Причём не друзей и знакомых, вместе с невольными участниками события, нет. Аня, Аня Солнцева. Именно её реакция была вроде бы совершено понятной и в тоже время почему-то необъяснимой.

Словно имя невесты Демьяна было ей слишком хорошо знакомо. Хотя даже случайно она вряд ли могла встретиться с дочерью бизнесмена Воронцова, сейчас проживающей в штатах. Не то, что бы меня интересовали светские сплетни…

Просто слышала однажды в разговоре отца и братьев, хотя и не прислушивалась особо. Меня их работа не интересовала ровно до того момента, пока не начинала касаться меня лично или кого-то из моих знакомых.

Пальцы машинально нащупали телефон в сумочке. Вытащив его, я с минуту просто смотрела на экран. Пытаясь про себя решить, лезть ли мне в это дело и пытаться найти информацию или она не стоит тех немногих, пусть и не самых лучших, но всё же доверительных отношений с Анькой? И чем больше я думала, тем больше склонялась к другому способу получить хоть какую-то определенность и, при этом, не потерять хорошего друга.

Открыв список контактов, я нашла номер Веньки и быстро набрала сообщение, отправив его до того, как успела передумать. Оно было небольшим, не особо понятным непосвящённому человеку. Я просто попросила брата обрисовать мне расстановку сил в мире финансов и крупных компаний в нашем городе. С поправкой на семью и межличностные связи. И зная Вениамина, я была уверена, что он мне не только расскажет, но ещё и покажет кто, кому и зачем, а самое главное за что.



Анютка Кувайкова, Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться