Ледышка или Снежная Королева для рокера

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9.

 

В кои-то веки разбудил меня не будильник, ни топот ног, ни даже звонок телефон.

Я открыла глаза от запаха кофе, распространившегося по всей квартире и выдернувшего меня из объятий Морфея. Ну а так как ко мне домой попасть могли лишь три человека, а с одним из них мы договорились встретиться заранее…

- Доброе утро, Веник, - хмыкнув, громко поздоровалась, вставая с постели. Заправив оную, добралась до ванны, попутно отвесив братцу подзатыльник за попытку употребить всё, что есть в холодильнике за раз.

Вениамин на это только возмущённо фыркнул, едва не выронив батон колбасы, и вернулся к прерванному занятию. И к моему возвращению меня на кухне встретил не только зевающий и откровенно засыпавший над чашкой крепкого кофе брат, но и бутерброд с чашкой горячего чая.

Такая забота приятно подкупала. Вот ещё бы на кухне беспорядок не разводил и шампунь литрами не использовал, цены бы Вене не было.

- Проснись и пой, - устроившись на табуретке напротив братца, я осторожно принюхалась к чаю. И лишь уловив знакомые нотки мяты и ромашки, тихо вздохнула, обхватив кружку ладонями и какое-то время просто грея об неё руки.

Старая привычка, от которой никак не получалось избавиться. Да я и не старалась в  общем-то. 

- Заткнись и спи, - широко зевнув, Веня стащил ещё один бутерброд и, откусив почти половину, поинтересовался. – Что случилось, мелочь? И что именно оказалось тем благословенным пинком, от которого ты вдруг заинтересовалась финансовой жизнью нашего города?

- Скажем так, мне просто любопытно, - криво улыбнувшись, я поставила локти на стол и отпила горячего напитка. – А то получается, в мире столько всего интересного происходит, и всё как-то мимо меня.

Веня фыркнул, скептично на меня посмотрев, но лишних вопросов задавать не стал. Только поинтересовался:

- И о чём ты хочешь узнать?

- О том, кто ж у нас теперь на вершине пищевой цепи, что они друг с другом делят и есть ли шанс не попасть в их игры, когда у тебя подруга очень тесно общается с двумя очень непростыми мальчиками, - слегка пожала плечами, не пряча взгляд и глядя прямо. Вдаваться в подробности смысла не было, но и говорить прямо тоже не хотелось. – Только без твоих животрепещущих подробностей. Иначе я погрязну в ваших слишком уж умных терминах.

Брат с минуту молча меня изучал озадаченным взглядом, потом весело фыркнул и, вытащив сигареты, закурил. Я слегка поморщилась и то, скорее потому что теперь в квартире будет пахнуть дымом, чем от факта наличия вредной привычки у собственного родственника.

А Вениамин сделал пару затяжек и заговорил, щурясь на лампочку под потолком:

- Если бы кто-то был не так принципиален, то вполне мог бы работать вместе со мной или с нашим отцом. Ну да ладно, - глубоко вздохнув, братец стряхнул пепел в подставленную банку и продолжил. - Если коротко, по существу и без лишних, так порою не любимых тобой подробностей, то получается следующий расклад. Самые крупные дельцы это трое: Полонский, Исаев и Воронцов. Третий самый… Ну скажем так, уязвимый из них и не так хорош в делах, как можно подумать по его хитрому и довольному внешнему виду. Первые два сильнее, опытнее и опаснее. И если их дети обратили внимания на твою подругу, то я бы на её месте эмигрировал из страны. Ничего хорошего тут, увы, не получится. И дело даже не в том, что мальчики по попустительству и с полного одобрения родителей играют в собственные игры. Это-то как раз понятно. Проблема в том, что о последствиях этих самых игр подумать может только один из них. И только от него будет зависеть, захочет он остановить эту игру или нет.

- Полонский, - я кивнула головой, машинально вертя в руках чашку.

- Исаев в этом плане проще. Он прямолинеен, что ли? – Веня задумчиво почесал подбородок, пытаясь подобрать более точное определение. – Да. Прямолинеен. И не смотрит на несколько шагов вперёд. А ещё определённо не учитывает последствий. Конечно, мозги там есть и неплохие. Но они как-то невзначай нивелируются отсутствием определённого чутья и правильного понимания ситуации.

- Занятно, - хмыкнула, в душе полностью согласная с таким определением.

- Занятно, мелочь, это мягко сказано, - вернул мне усмешку Веня, допивая кофе и дожёвывая ещё один бутерброд. – Полонский, что старший, что младший – это змеи. Хорошие такие, правильно взращённые змеи, которые до последнего будут сидеть в засаде и могут годами ждать повода, что бы нанести удар. Но если уж бьют… Знаешь, Изи, на них на всех висит столько, что хватит на энное количество пожизненных сроков. Вот только тут как в анекдоте. Все всё знают…

- Но доказать не могут, – закончила я мысль брата, отрешённо смотря в чашку. Ничего особо нового Веня мне не сообщил. Всё это я и так предполагала, глядя на игрища, устраиваемые Демьяном и Богданом. И если второй по крайне мере знал, что делать и как, то первый пёр напролом.

И в самую последнюю очередь думал об окружающих. Не царское это дело ведь.

- А что ты знаешь о помолвке? – вновь посмотрела на Веньку и, заметив, что тот стал засыпать, легонько щёлкнула его по носу. – Не спать.

- Изверг ты, Изи, - вздохнув и давя очередной зевок, откликнулся Веня, принимая относительно вертикальное положение. После чего задумчиво протянул. – Сделка между Исаевым и Воронцовым поможет последнему укрепиться в нише, на которую он так претендует. Плюс даст гарантированного союзника, желанное кресло среди крупных акционеров и удовлетворит его непомерные амбиции. Мнение детей тут никого не интересует, это просто расчёт и просто договор, который, по сути, никаких особых обязательств за собой не несёт. Однако… - тут мой брат как-то странно задумался, словно что-то припоминая. – Воронцов учёл всё, кроме того, что за его дочерью начнётся охота. Уж слишком он хлебное место себе забрать решил. А туда очередь строилась не один год, так что просто так сдаваться никто не намерен.



Анютка Кувайкова, Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться