Ледышка. Израненная душа.

Размер шрифта: - +

Часть 1

— А что ты от меня хочешь? — холодно спросила Алиса смотря в кухонное окно, будто там, за его пределами, происходило что-то интересное.

— Послушай, я не могу от тебя ничего требовать, я прошу помочь. Он единственное слабое звено в этой цепи. Мы заходили с разных сторон и все никак. Даже девушек подсылали и ни в какую, ни одной, он не заинтересовался. Ты же знаешь его, вы же встречались, любовь-морковь и все в этом роде… — Синеев не успел договорить, девушка стукнула кулаком по подоконнику и на кухне воцарилась тишина.

Хоть он и не видел, но она чуть не заплакала и еле сдержала слезы. Все воспоминания снова пытались выбраться наружу и растерзать ее на кусочки, как это происходило всегда. Чувство дикой боли внутри, внезапно стало нарастать, но Алиса медленно сделав глубокий вдох, взяла себя в руки.

— Ты не можешь к нему подобраться, потому, что у него на вас чуйка, — нарушила тишину девушка. — Как у хорошо натасканной собаки искать наркоту. Понимаешь? К тому же, он не такой дурак, каким кажется. Может, он там и мелкая сошка, но далеко не слабое звено.

— Так ты поможешь? — у Синеева появилась надежда, но Алиса быстро пресекла ее зарождение.

— Нет. Я не могу ни чем тебе помочь, — она повернулась к нему лицом. — А сейчас уходи пожалуйста, мне нужно побыть одной.

Он встал из-за стола и направился к выходу. Алиса вышла из кухни вслед за ним.

— А раньше, ты была другой — доброй и чуткой девчушкой. Куда же все это делось? Неужели ты и правда превратилась в ледышку? — он уже собрался уйти, но на прощание обнял Алиску. — Прости, наверное, ты права. Не нужно мне тебя впутывать во все это.

— Все в порядке, — ответила Алиса и тоже обняла его.

— Ну, ладно, я пойду.

— Пока, — она захлопнула за ним дверь и достав из кармана мобильный, набрала номер.

— Лиса привет, говори быстро я на работе, — прозвучал в трубке звонкий голосок.

— Привет Милка. У тебя какие планы на вечер? — голос Алисы был стальным, а так хотелось выть от боли, которая сейчас ураганом проносилась в душе.

— Да вообще-то.… У тебя что-то случилось? — встревожилась подруга.

— Случилось. Хочу напиться сегодня. Поможешь?

— О, как. Ладно, буду у тебя через два часа. Жди.

Алиса отключилась.

"Добрая и чуткая… добрая и чуткая…" — повторяла Алиса про себя. Да, когда-то эти слова были о ней. Но это было так давно, что уже стало вымыслом. Даже эти два слова перестали для нее существовать.

...

«Длинную улицу где-то вдалеке освещал один единственный тусклый фонарь. По этой же улице бежала маленькая девочка, лет четырех. Сколько она уже пробежала, она и сама не знала, но сил не осталось совсем. Она упала в скошенную утром траву, которая, за день под палящим солнцем, отдала всю свою живительную влагу и превратилась в безжизненную сухую массу. Девочка получила несколько сильных ударов и кажется, потеряла сознание. Дальше была яркая вспышка света и ноющая боль, от чего глаза наполнились слезами. Осмотревшись она поняла, что находится дома и закрыв глаза кажется, отключилась снова...» — это было первым воспоминание Алисы о ее детстве и первой раной в ее душе. Что было до этого, она не помнила совсем.

Во дворе, а потом и в школе Алиска, несмотря на то, что у нее были и друзья и подруги, чувствовала себя одинокой. Ее доброта и искренность по отношению к другим, вызывали у всех лишь раздражение.

Алиса всегда радовалась простым вещам — первому снегу, первым весенним лучикам солнца, пролетевшей мимо бабочке, распустившимся цветам. Но, остальные почему-то не понимали, что в этом может быть прекрасного и хорошего. Считая ее немного с ума сошедшей, не упускали шанса поерничать по этому поводу. Алиса все принимала слишком близко к сердцу и со временем, она закрыла для всех эту часть своей души.

Но, она все еще оставалась доброй и чуткой. Всегда стремилась помочь, если об этом просили. Алиса не ждала ничего взамен, ей было приятно помогать другим. Только вот, поговорка «Не делай добра — не получишь зла» была именно о ней.

«В тот день Алиса пришла из школы с опухшими от слез глазами и с жутким запахом гари. В школе, на перемене, пока она разговаривала по телефону, кто-то из ее одноклассников поджог ее длинные, до самой попы, волосы. После этого они лишь чуть прикрывали плечи.

— Ну, подумаешь, трагедия большая, — только и сказала мама, узнав об этом.

Через несколько дней Алиса шла по улице, с новой прической. В салоне ей попался очень хороший специалист, который весьма удачно подобрал ей стрижку. Увидев новую прическу дочери, мама не разговаривала с ней три дня, сказав лишь, что Алиса теперь похожа на чучело»

Сожаление? Поддержка? Чувство любви? Нет, такого она от родной матери никогда не чувствовала и не слышала. Всегда лишь упреки и обвинение во всех смертных грехах.



Ольга Фокс

Отредактировано: 06.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться