Ледышка. Израненная душа.

Размер шрифта: - +

Часть 4.

Алиса открыла глаза и сразу же поднялась с постели. Состояние было не из лучших, где-то глубоко в душе все болело и кровоточило от новых ран. Посмотрев в окно, она увидела первые снежинки падающие на землю. Теперь Алиса, как и эти снежинки — холодна и бесчувственна. Теперь она снова — Ледышка. А раны… Они со временем затянутся. Главное больше никогда никому не доверять и не позволять испытывать чувство любви.

Пройдя на кухню, чтобы приготовить себе кофе, она увидела маму. Та явно была не в настроении, так как нервно постукивала пальцами по столу, а выражение ее лица не предвещало ничего хорошего.

— Доброе утро, — поздоровалась Алиса и достала свою любимую кружку.

— Ага, доброе. Дима твой приходил, — сказала мама, но Алиса не отреагировала, продолжая считать ложки с сахаром. Приготовив кофе, она села напротив мамы и сделала несколько глотков. Горячий напиток немного обжог губы девушки, но она не обратила на это ни какого внимания.

— Дима? И что ты с ним сделала? — с равнодушием в голосе спросила Алиса.

— Спустила с лестницы, без лишних разговоров. Он только и успел, что сказать свое имя и что он твой молодой человек.

— Видимо я так крепко спала, что даже ничего не слышала. Наверное ему было больно, когда он с нее спускался, — голос Алисы оставался таким же равнодушным. Где-то внутри чувства, которые были заперты на сто замков, пытались вырваться… Пробиться сквозь толщу льда сковавшую ее душу, но Алиса не дала им ни единого шанса. Больше никаких чувств… Никогда...

— Ну вот что у меня за дочь? Твоя-то Машка наверняка ведь в курсе всех событий? Хотя, что я спрашиваю? Конечно она в курсе. Это я как дура, узнаю все последней. Мало я тебя порола в детстве, — сердилась мама.

— Все? Или будешь еще причитать? — Алиса серьезно посмотрела в мамины глаза и та замолкла, — ну вот и славно. Так вот мама, я хочу уехать из города и как можно скорее. Работы здесь нет, да и в основном платят копейки. Мне нужно место по больше, где меня никто не знает и где я не знаю никого.

— Хочет она… И куда ты поедешь? Ты думаешь где-то в другом городе тебя с ногами и руками оторвут? — мама не переставала сердиться.

Алиса понимала, что мать просто не хочет ее отпускать, да и выпороть Алису и выбить всю дурь с ее головы желание присутствовало. Раньше бы Алиса полностью подчинилась матери, но сейчас она была полна решимости исполнять свои желания и делать, то, что она хочет и считает нужным.

— Куда поеду? К Синееву например. Мы родственники и я думаю он не будет против того, что его племянница приедет к нему погостить.

— К Толику? С ума сошла? Да там такая же, как и ты коза есть. Еще ты на шею свалишься, — стала возражать мама.

— Позвони ему пожалуйста и спроси, можно ли мне приехать к ним. А если нет, то я придумаю что нибудь другое, — твердо ответила Алиса и встав из-за стола, направилась в свою комнату.

Мама лишь тяжело вздохнула. Сейчас она увидела в своей дочери совсем другого человека. Конечно к такому равнодушию она и сама была причастна. Нужно было больше любви и внимания уделять дочери вместо того, чтобы требовать от нее полного и беспрекословного послушания. Только сейчас она это поняла, но уже было слишком поздно что либо менять. Мать с тяжелым сердцем достала из кармана телефон и стала набирать номер Анатолия Синеева.

Девичья фамилия матери была — Синеева. Когда она вышла замуж, то стала Александрова. Потом родители развелись, но фамилии мама менять не стала. Причину развода Алиса не знала, да и не помнила она, что именно тогда происходило в их семье, ведь была еще слишком маленькой.

Синеев Анатолий Владимирович был родным маминым братом. Правда жил он со своей семьей в другом городе и виделись они крайне редко. На сколько Алисе было известно работал он следователем и даже числился одним из лучших.

Толя на вопрос сестры о Алиске, сразу же, без лишних вопросов, дал добро на приезд. Он даже был рад тому, что Алиса хочет приехать и погостить у них.

Алиса зайдя в комнату без раздумий достала большую дорожную сумку и стала собирать вещи. Сложив все только самое необходимое, она чуть не забыла о главном. Достав те самые ромашки, когда-то оставленные под ее дверью и которые она «запечатала» в стекло, как свою самую счастливую частичку жизни, Алиса бережно упаковала их и так же бережно положила в сумку.

— Можешь ехать, — в комнату вошла мама,- да я вижу ты уже и вещи собрала?

— Собрала. Я сейчас оденусь и схожу за билетами. Я хочу уехать как можно скорее, — Алиса подошла к маме и крепко обняла ее, — мама, я тебя очень люблю. Все будет хорошо.

Мать лишь провела рукой по спине дочери и еле сдерживая слезы ушла. Алиса быстро собравшись, вышла из дома, даже не взяв с собой мобильный. Еще вчера она его выключила и до сих пор так и не включила. Да и не хотела этого делать.

На вокзале Алисе повезло, она купила последний билет на поезд, который должен был отправится этой же ночью в нужный ей город.

Уже подходя к своему дому, Алиса неожиданно сменила маршрут, решив, что нужно попрощаться с Машей.

Алиса подошла к дому подруги и вошла в подъезд. Тут же при входе она глазами наткнулась на надпись, которую они с Машей сделали лет десять назад. В нарисованном сердце было написано «Любить, дружить и вместе быть». Когда они были совсем еще девчонками — это был их девиз. Алиса горько улыбнулась этой надписи. Все, что было в детстве — было так давно, что уже все успели это забыть, а если и вспоминали, то только как сон.

Алиса поднялась на нужный этаж, позвонила в дверь и через минуту ей открыла Маша.

— Ледышка! Ты в своем уме вообще? Я тебе звоню, у тебя телефон отключен. Я уж и не знаю, что думать. Что вчера произошло? Ты хоть мне по человечески объясни. А то от Димки не дождешься. Да ты проходи давай, — Маша не переставая тараторить, затолкала Алису в квартиру.



Ольга Фокс

Отредактировано: 06.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться