Легальный нелегал

Font size: - +

Глава 15

Район моей бывшей работы на героической должности сторожа, изобиловал старыми домишками. Места там весёлые, и туда старалась не ступать нога участкового милиционера.

С раннего утра к многочисленным питейным точкам, по-новому они гордо именовались — духанами, сползался мрачный, трясущийся народ с разноцветными носами и свежими синяками, с одним желанием — поскорее подлечиться. В этом районе я и решил снять «крышу» прибывающей группе.

Дабы не очень отличаться от околодуханного контингента, три дня отращивал щетину. На недоумевающий взгляд супруги, ответил, яростно скребя щёки:

— Аллергия замучила.

Находчивая Майка не поскупилась на комплимент:

— На базаре и возле пивных много таких — с аллергией! У тебя мозговая аллергия!

Я пытался робко протестовать:

— Мозговой аллергии не бывает.

Майка приятно улыбнулась:

— Вот у тебя первого и будет.

Затем, по своему обычаю, безо всякого плавного перехода спросила:

— Ты, вообще, думаешь искать работу?

В пределах дозволенного, допустил в голос хвастовство:

— Я получаю заслуженную пенсию!

Лучше бы я этого не говорил. Смеясь и тыча в меня пальцем-указкой, как это проделывают работники краеведческого музея, показывая изумлённым посетителям доисторическое животное, супруга подсказала, куда можно засунуть пенсию:

— Под мизинец засунь, и то не увидишь.

Охаянный и осмеянный, обещал найти работу с её помощью:

— Ты, когда в отпуск, с первого числа?

— И что с того? — подозрительно осведомилась классная надзирательница 6 «А» класса.

— Вместе покатаемся на «жигулёнке» по городу, да поищем мне работодателя. Вдвоём — всё веселее.

Какой будет ответ, знал наперёд. Оторвавшись от ученических тетрадей, подув на чёлку, Майка заявила:

— Нет, товарищ! Ты нас отвезёшь к маме, потом катайся, сколько хочешь.

Подумав, добавила:

— Можешь с Иваном Петровичем на пару.

Ранним майским утром, сославшись на необходимость срочного посещения гаража, исчез из квартиры. Частник-бомбила недоверчиво оглядев мою щетину, потребовал доказательств платежеспособности. При виде сотенных суммовых купюр, тот обрадовался, развеселился и, каркая всю дорогу, напевал модные тогда песни.

В магазине, куда я, вытирая несуществующий пот со лба, поднялся на нетвёрдых ногах, стояло четверо и среди них одна леди трудноопределимого возраста с медно-коричневым лицом. Беззубо ощерясь, та громко втолковывала джентльменам:

— А в щём я виновата, сказы. Я тебе не салава какая, я плилисная. Пусть подлуга Велка сама отвесает пелед Олькой!

— Чё гонишь, какая Олька? — стукнув кулаком по высокому столу, прохрипел один из джентльменов.

— Это она о Коляне! — перевёл второй из собравшихся за круглым столом.

Изобразив мученические страдания, сделал молодому и наглому духанщику знак — налей!

Тот пренебрежительно плеснул в грязный, заляпанный стакан (мечта дактилоскописта) бурду ядовитого цвета.

— В такой посуде у тебя, друг, микробы особенные — мутированные и пьяные. Грязнее стакана не нашлось?

Скривив и без того кривые, выпяченные губы, тот ответил басом, как и подобает мужчине-азиату в разговоре с русскими:

— Э, алкаш, тибе какой разница?

Отвернувшись от стойки, медленно, словно нектар, пропуская портвейн вовнутрь, размечтался: «Попался бы ты мне, басмач недобитый, на улице, да вечером, да в тёмном переулке!»

Постояв для приличия с закрытыми глазами секунды, медленно выдохнул, вытер платочком шею, лоб, в него же высморкался, закурил дешёвую сигарету.

В духане воцарилась тишина: четверо посетителей открыв рты, ждали реакции.

Гадко рыгнув, вытер губы и выжатые волевым усилием слёзы.

— Полегсало, паленёк? — участливо, бессчётный раз испытавшая на себе тяжесть вечернего пиршества, спросила подруга Верки.

Благодарно кивнув, под уважительный шёпот публики купил не одну, а целых три бутылки бормотухи и пачку дешёвого «Саратона».

Магазин этот, как, впрочем, многие другие подобного рода гадюшники, имел особенность планировки, а именно — задний двор. Там, среди пустых ящиков и прочего хлама сидели и распивали всякую дрянь ранние, многонациональные гости. Приметив двоих сидевших на отшибе, и наиболее угрюмых типов подошёл к ним:

— Мужики, стакана не найдется? С горла с утра не очень лезет.

Дико таращась на бутылки, облизывая сухие, потрескавшиеся губы, мужики одновременно выставили из-за спины стаканы.

— Может на троих, не против? — потрясая бутылкой, изрёк я.

Граждане, не ожидавшие такой щедрости, не ломаясь, согласились. Хищно выхватив из моей руки бутылку, молодой парень зубами вцепился в пробку. Дрожащей рукой, однако, не проливая ни капли драгоценной влаги, налил в три стакана. Держа посуду обеими руками, подал её старшему:



Наиль Булгари

#840 at Thrillers
#27 at Political thriller
#4965 at Other
#1110 at Drama

Edited: 02.05.2017

Add to Library


Complain