Легенда

Размер шрифта: - +

4.6

Едва за пленницей закрылась дверь, Роан взглянул на своего близнеца.

- Ты глуп, если считаешь, будто Гурдин не желал твоей смерти! И у меня тяжко на душе, как только представлю, что мог опоздать на несколько минут! – его взгляд сказал о большем.

Риан тихо вздохнул:

- Да, признаю, смерть дышала мне в лицо. Я видел ее отражение в глазах Гурдина. А приход девушки лишь отсрочил ее, - примирительно вскинул руки. – Хотя в самом начале древний всего-навсего пугал меня. Знаешь, он умеет, если захочет, - усмехнулся, но Роан не поддержал его.

- Ты вступил в опасную игру, и я хочу знать, почему!

- Была причина, - Риан не стал утаивать от близнеца события прошедшего дня и коротко поведал о том, что случилось.

Лорд безмолвно выслушал своего младшего брата и нервно прошелся по комнате, спрятав руки за спину, когда осознал, что они дрожат. Он глупец, если все еще сомневается. Опасность, грозящая пленной королеве, заставила его прозреть. Теперь он твердо убежден, что значит для него Мирель. Он не просто хочет одержать великую победу в войне с Ар-де-Меем, мимоходом насладившись прекрасным телом королевы. Ему нужна Мира, как спутница жизни, он должен беречь и охранять ее, становясь ближе с каждой минутой.

- А с тобой что случилось? – нахмурившись, спросил Риан, намеренно отвлекая своего близнеца.

Бард умел тонко чувствовать настроение собеседника, он без труда догадался, что творится на душе брата, и переживал за него.

- Ар-де-мейцы… женщины, - в глазах Роана промелькнула странная искра.

- Ты удивлен? – Риан был наслышан о храбрости женщин Ар-де-Мея.

- Нет. Иногда их женщины появляются на поле боя. Просто не привык сражаться с ними, особенно с теми, которые на первый взгляд кажутся беззащитными и слабыми.

- Ага, - протянул Риан, понимая, о чем хочет сообщить ему близнец. – Тебя ранила женщина одного из строителей.

- Да, - коротко кивнул лорд и отвернулся.

- Почему? – бард жаждал узнать подробности, невольно прикидывая в уме, о ком будет его новая баллада.

- Я отпустил их и детей. Доставил в Сторожевой замок и велел открыть ворота.

- Она безумна? – изумленно вопросил Риан.

Роан тяжело выдохнул, но признался, сделав верный вывод.

- Нет. Она влюблена, и всеми силами пыталась спасти своего возлюбленного, решив убить меня.

- Любовь сродни безумию, - заметил бард и качнул головой. – И, к моему великому сожалению, она может привести к смерти.

- Да. Женщина мертва, а ее маг скоро окажется в моей темнице. Я заторопился к вам, как только увидел воронов на горизонте, а пленников приказал отправить с отрядом следом.

- Ее мужчине теперь терять нечего. Будь осторожен, - предостерег брата Риан.

- Страх – первый шаг на пути к смерти! Но, - лорд поднял вверх большой палец, - мне придется чаще смотреть по сторонам, - усмехнулся своим мыслям.

- Или… - начал Риан, но договорить не успел – в покои без стука вошел Гурдин.

Древний выглядел злым, но довольным, и поведение вошедшего насторожило обоих братьев.

- Что случилось? – без предисловий полюбопытствовал Роан, и Гурдин с поклоном ответил:

- Пленник сбежал.

- И? – лорд не позволил эмоциям одержать верх и задал вопрос невозмутимым тоном.

- Ты ничего не сделаешь? – опасно спокойно поинтересовался древний.

- Чего ты хочешь?

- Того же, чего и ты… надеюсь, - вкрадчиво, но с затаенной угрозой отозвался Гурдин, и Роан подошел к нему и столь же тихо, но угрожающе процедил:

- Не уверен, что нам нужно одно и то же.

- Мы оба хотим одержать победу… нет? – Гурдин знал, что сказать, и Роан, надеясь выведать замыслы древнего, решил сделать вид, будто заглотил наживку.

- И что ты предлагаешь?

- Лишь то, о чем думал ты, мой лорд.

Кривая насмешка пробежала по губам Роана:

- Ты не можешь читать мои мысли!

Древний склонил голову, но ответ его прозвучал дерзко:

- Все мысли отражаются в твоих глазах, а я отлично вижу, мой лорд, - за все время разговора он ни разу не повысил голос.

- Тогда ты должен заметить, - Роан вплотную приблизился к древнему, - что я не люблю, когда мной пытаются манипулировать.

Следивший за ними Риан невольно огляделся в поисках оружия, он знал нрав древнего, и еще никогда не видел своего брата таким сердитым, поэтому справедливо опасался того, что может произойти в следующую минуту. Но у Гурдина была иная задумка, он не собирался сражаться с Роаном.

- Мой лорд, - кто бы знал, каких усилий стоило древнему опустить взор, - я знаю, как спасти пленницу от гнева нордуэлльцев.



Анна и Валентина Верещагины

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться