Легенда о добре и зле

Размер шрифта: - +

I. Пожар в деревне

Тёмная непроглядная ночь спустилась над маленьким, практически всеми позабытым селом. Дождь крупными каплями бежал по земле, молнии блистали на беззвёздном небе, то тут, то там, устрашая жителей села. Все чувствовали неладное, и ни для кого не было тайной, что эта ночь станет для них последней.

Ненадёжная, сплетённая из тростника крыша одного жилища дрожала под порывами сильного ветра. Это был единственный в эту ночь дом, где горел свет. Здесь и собралась сейчас вся деревня.

Дети испуганно жались к матерям, те – ещё крепче сжимали их руки. Мужчины, сидевшие кругом, переговаривались тихо, почти неслышно, и только капли дождя за пределами дома нарушали их тихий разговор.

Внезапно, как по негласному сигналу, каждый из находящихся здесь поднялся. Вместе со всеми поднялся и мужчина с диковинным жестом в руках. Старейшина. Он стал подходить к каждому из присутствующих, бормоча какие-то слова. Молитва. Слова о помощи, посылаемые тем, в кого верят, тем, кто свыше. Каждый знал, что этой ночью она их не спасёт.

На другой стороне острова тем временем группа людей высадилась с корабля на берег. Тёмные паруса его, изнывающие под проливным дождём, красноречивее всяких слов предупреждали о надвигающейся опасности. Сильные порывы ветра. Холодные крупные капли. Но ничто не могло сломить отряд шагающих по острову людей. Впереди всех шёл тёмный силуэт в развевающемся, таком же тёмном в ночи плаще, уже промокшем насквозь.

Бегство. Это слово не было знакомо грозе морей до недавних времён. Теперь всё переменилось. С того самого момента, как он, шесть лет спустя после Кровавой Ночи, обнаружил на пыльной дороге клочок газеты. Прямо под своими ногами. Странное известие для того, кто не ведает страха.

Бегство. Укрытие. Сожжение кораблей на своём пути. А потом – месяцы скрываний и маскировки. Как низко он пал! Он уж думал, что его доброе имя развеется по ветру подобно одуванчику, а слава о нём упадёт до смешного низко. Но потом оказалось, это того стоило. Не зря все эти дни были проведены в пещерах. Пришло время продолжать свои поиски.

Заветный клочок карты, казалось бы, был уже потерян. Этот предусмотрительный моряк отдал его кому-то перед своей смертью. Только как недавно ему стало известно, что не всё ещё потеряно. Он не продолжает бегство. Он продолжает поиски.

Непроглядный туман рассеялся в свете факелов. Он оглянулся. Это море славится своими «добрыми» водами, так что пираты здесь часто застревают на несколько недель по какой-то мистической причине. Чего не скажешь, собственно, об этих добропорядочных моряках. Он улыбается. Но только не он. И только не его корабль.

- Земля, капитан. Ей-богу, земля!

Трудно передать, какое счастье он испытывал, когда, наконец, услышал эти слова.

Высокие и, казалось бы, непроходимые утёсы и полная глушь. Ещё бы! Кому пришло бы в голову в такую неспокойную ночь выходить из дому! Однако тем лучше.

Верёвки были натянуты, и все люди с корабля тут же были переправлены. «Капитан, почему именно этот остров?» - не раз спрашивали его. Да, действительно. Тихий населённый остров с малочисленным городом, окружённым со всех сторон деревнями. Но предания гласят, что в одной такой деревне спрятаны несметные сокровища, и что с каждым годом жители деревни только умножают их. Впрочем, Уильям не то чтобы верил слухам, но само слово «сокровище» подводило его на мысли о желанной карте.

     - Обследовать остров, - короткий приказ.

     И вот уже с десяток ног несутся по влажному песку. Здесь, говорят, поклоняются странным богам. Уильям ухмыльнулся и пнул стоявшего в песке деревянного идола.

     И в ту же секунду крики и плач взметнулись в грозовое небо.

     Крупные холодные капли продолжали наполнять землю, но никакой        дождь не мог противостоять этому огню. Он пожирал дома – один за другим – ненадёжные деревянные фигурки богов, не успевших пасть от выстрелов и сабель людей…

     Уильям сладко улыбнулся, прислонившись спиной к одному старому дереву и скрестив руки на груди. Давно он не чувствовал себя так прекрасно – словно в своей атмосфере, где он один решает, что будет и как для этого поступить.

     - Сэр, - прохрипел подошедший к нему боцман. – Деревенские подняли шум. Нас могут услышать.

     Он отстранился от дерева и огляделся по сторонам, наслаждаясь картиной горящей деревни.

     - Сколько до ближайшей деревни?

     - Миль десять, сэр.

     - Чёрта с два. До рассвета управимся.

         Раздался голос со стороны. Кто-то из команды нашёл какие-то старинные вещи, припрятанные в сундук. Уильям поднялся и направился в их сторону. Волнение пробежало по всему телу, как в его первое плавание, когда он был ещё юнгой.

         Деревянный пол дома был вскрыт. В щели между досками виднелось что-то тёмное.

         - Живее, вытаскивайте!

         Общими силами команде удалось достать потемневший по краям... сундук.

         Уильям склонился над ним, убрал мокрые волосы со лба и, освободив руки от кожаных перчаток, открыл его. Ослепительный свет монет в ту минуту показался всем членам команды в сто крат лучше любого рома. Пираты в мгновение ока бросились на сверкающие монеты, как голодные псы на сырое мясо. Уильям еле успел выхватить сундук из их цепких лап, а потом ещё ниже склонился над ним. Псы, истинно, что псы. Голодные хищники, давно не пробовавшие лакомств.



Виктория Масловская

Отредактировано: 16.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться