Легенда о кошачьих следах

Размер шрифта: - +

Глава 2. Святая Тишь

Кошка вздрогнула и глубоко задышала. Мягкая трава, высокая и густая, щекотала ей щёки. Тёплый ветерок ласково перебирал её шерсть. Темнота за веками легко развеялась, кошка открыла глаза.

Это место так знакомо и родно ей. Огромная поляна среди древнего, поросшего мхами, великого и доброго леса. В неземном свете золотой луны сверкают широкие листья вековых деревьев – тех, что цвели белым цветом в дни весны, что давно позади. Но сильнее этот запах. Сильнее запаха трав и тумана, запахов грибов и воды. В этом сладком аромате смешались летняя ночь, вкус талой воды, зимний закат, шелест дождя, душа тумана. Так пахли золотые и чёрные цветы голубого озера. Святая святых этого леса. Сердце и душа, святилище и обитель отражений.

Кошечка села и, дрожа, обернулась, надеясь и чувствуя.

Огромное древо, обнявшее стволом белую скалу, простёрло свои благословенные ветви над всей поляной. Светлая кора медных оттенков испускала нежное сияние. Тени тепло ложились на траву, гладили и исцеляли. Ветерок порой игриво пробегал по листьям, пробуждая ото сна бесчисленные облачка зелёных светлячков, что кружили потом, вихрем играли меж ветвей. И самый воздух был наполнен древней волей, дремлющим и добрым сознанием, неукротимой и великой силой этого древа. Это и есть Тишь. Великая обитель, Крепость и Дом, Святыня… столица Лунных Светлячков – Духов-Кошек.

Тихие шаги потревожили траву, разбудив нежные ароматы цветов. Лёгкие и неуловимые – шаги кошки. И знакомый, добрый голос прошептал:

- Иямирра, встань…

Кошечка встрепенулась и откликнулась, поднимаясь с земли:

- Госпожа Лияримма…

Большая кошка серьёзно вперила в Иямирру взгляд своих тёмно-зелёных глаз. Её лоб украшал венок из белых цветов вьюнка, свободная шелковая нить охватывала изящную шею. На нити покачивались пёстрые перья совы. Она опустила голову и прошептала:

- Да скроют лунные тени твои следы, Светлячок.

Иямирра ответила на приветствие:

- И да не оставит тебя дух Богини, Хозяйка Цветов.

Лияримма, удовлетворённо вздохнув, обвила сложенные лапы пышным хвостом. Несколько секунд почтительной тишины нарушал лишь шелест бесчисленных родников, текущих из-под корней древа Тиши. Вдруг Хозяйка Цветов предложила:

- Сменим форму. Незачем скрываться под этой шкурой тогда, когда очи Луны смотрят на нас в обители Богини Девятой Ночи.

Словно рябь пробежала по воздуху, тени зыбко дрогнули. Лияримма медленно поднялась и глубоко вдохнула ночной воздух.

Лияримма стояла, освещённая золотыми лучами. Она была человеком, – но не была. Её тело было покрыто тёмно-рыжей шерстью, пушистый, гибкий хвост обвивал колени. Белое лицо с раскосыми виноградно-зелёными глазами светло, и добро, и открыто. Густые коричневато-медные волосы плащом укрывали её плечи и спину, роскошные пряди небрежно падали на грудь. Она так молода и прекрасна, и лишь глубокий взгляд говорит о великой мудрости прожитых лет.

Иямирра была так же стройна и молода, но её шерсть была светлее, волосы цвета огненного золота, но такие же длинные и густые, как у Хозяйки Цветов. В безумных жёлтых глазах полыхали живые искры. Шерсть вся покрыта мелкими пятнышками кремовых цветов, длинный хвост словно сбрызнули краской.

Глубокий, зыбкий, словно эхо, голос Лияриммы пролился в ночную тишь:

- Ты познала жестокую силу мира за гранью Тиши. Ты подчинила чужие тени. Ты вкусила крови своей жертвы. Ты прошла испытание. Отныне ты будешь наречена новым именем, и снизойдёт на тебя благословение Девяти Перерождений. Да увидит Богиня Девятой Ночи свою Дочь-Кошку, Светлячка, познавшего свои силы. Отныне – да возрадуйся! Названа ты именем Тиррими – Огненная Тень.

Золотая молния сорвалась с лунного лика и метнулась к Лунному Светлячку. Трескучая лента охватила её лоб, обернувшись диадемой цельного гелиодора. Такую диадему носят все Духи-Кошки, служители Богини Девятой Ночи – в знак верности своей Изначальной Госпоже.

Таков был ритуал посвящения – Кошка-Дух, наречённая новым именем, станет Сестрой всем остальным членам Дома Лунного Светлячка.

Губ Тиррими коснулась светлая тень улыбки, обратившись в ликующее сияние. Волнение окутало всё тело дымчатой дрожью, связало душу тёплыми нитями, не давая вздохнуть полной грудью. Сердце билось так быстро, как горная река весной разбивает ледяной покров, без устали дробя кристальную броню зимних холодов. В горле щекотало, словно певчая птица была её душой, и песня рвалась на свободу. Так добро было это неземное, блаженное счастье. Войти под великие своды Тиши, чуять живой воздух, дыхание самой Богини под сводами. Чувствовать горячие души Светлячков, названных теперь её Братьями и Сёстрами. Коснуться вод омута, уловить ароматы золотых и чёрных Лилий Шершня. Ступать по мху, дышать лунным светом, танцевать с духом трав, петь славу Богине Девятой Ночи, и жить, жить, жить! Звонко и незаметно, словно во сне…

Внезапно всё изменилось. Трепет, связавший дыхание, отступил. Холод, словно яд, проник в золотую душу этого светлого чувства. Это воспоминание… Тиррими едва слышно прошептала:

- Но достойна ли я, Хозяйка Цветов? Достойна ли звать вас Сестрой…

Лияримма сверкнула очами, и неожиданно мягко спросила:



Hitoyama Itsunami

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться