Легенда о Леди Северных Чертогов

Глава 7 Леди Айрис

История всех Хранительниц Северных Ключей, которые следили за дикими, непокорными ветрами зимой и запирали их в Северных Чертогах на летнее время, своими корнями уходила в глубокую древность и заслуживала быть рассказанной миру, однако знала её только Хранительница, а она своих тайн никому не доверяла. Разве что обрывки тех знаний доходили до людей в виде легенд и сказок. Никто из живущих не желал верить в правдивость этих слухов, но и не отрицал их. Правда ли, вымысел, какая разница?

Задай же самой леди Айрис такой вопрос, она не ответила бы. Взглянула бы на храбреца, посмевшего потревожить её подобными нелепостями, холодным взглядом серых глаз, да махнула бы рукою: ступай, мол, глупец, не отнимай моё время. Это ежели Северная Леди была в хорошем настроении. Гневайся она в этот момент, или просто заскучавши, была бы не столь милостива. Извела бы, изморозила, играючи со своею жертвою, как кошка с мышкою, то холодя, то согревая, чтобы потом подарить несчастному единственный поцелуй со своих холодных и бескровных губ.

Но не об этом сейчас думала хозяйка окраин мира, куда и человек-то ступал лишь изредка, да с неохотою.

 Она стояла у окна и осматривала бескрайние снежные просторы. Бледно- голубые равнины востока сменялись пологими холмами, постепенно темнеющими к горизонту. То тут, то там встречались укутанные в ледяные меха ели, и ещё реже – чахлый кустарник. Но ни одного жилого дома, ни одного строения. Кроме Северных Чертогов в этой снежной пустоши не было никакого рукотворного сооружения. Только снег, только холод, только Северный замок на заснеженной равнине.

 С севера к замку подступал лес, замерший в вечной спячке. В нём также не было жизни. Тёмные ветви деревьев не знали, что такое весеннее солнце, на них давно не распускались почки, чтобы окутать всё вкруг изумрудной дымкой, в их кронах не звенели голоса певчих птиц. Лес был тихим, молчаливым, неживым.

А вот с юга всё было не столь уныло. Там в вечном споре, кто же из них сильнее, холодные ветра встречались со своими жаркими собратьями. Они то обдавали многострадальную землю теплом, то снова холодили её в своих бессердечных объятиях. И природа, отвечая на эту борьбу, то покрывалась снегом, то оголяла свои бока, подставляя их тёплому солнцу, нежному ветру, пробуждала в себе жизнь.

По тому, как далеко на юг продвигалось белоснежное покрывало, можно было судить и о силе предстоящей зимы. Именно отсюда, через южные ворота Чертогов выпускала сначала своих первых вестников-полуночников, да норовистый бабий ветер. А уж после того, как они, промчавшись по всем долинам да холмам, объявят о приближении зимы, на свободу выходили метели и вьюги, в обнимку с собратьями своими стужей да холодом. Их отпирали иные ключи и иные ворота. Первых было семеро, собранных в одно колечко и притороченных к поясу одеяния Хранительницы, а вторых (выходов во внешний мир) – всего четыре по числу сторон света. Одни и те же двери в нужное время Хранительница могла открыть разными ключами. Но начиналось всё неизменно с южных ворот.

Запад, словно угрюмый стражник, злой и неприветливый, недобрый ко всему окружающему, топорщился в небо серыми скалами.  Пусть зимний северный лес тоже был угрюм, но мрачность его была равнодушная, давно не помнящая, что такое движение соков в замороженных членах. Ярость и дикая неистовость западных окраин были устрашающими. Голые, припорошённые снегом скалы то отвесно, то ступенчато стремились вверх, грозя острыми пиками вспороть низкое сумрачное небо.

В самом начале времён, когда стало ясно, что здесь собираются вместе все холодные ветра, буйствуя и соперничая между собой, именно эти скалы помогали оградить мир от их неистовства.  Пришло время, и рядом с ними выросли Северные Чертоги.

Такими были владения Северной Леди. За долгие годы, проведённые ею тут, она успела полюбить и впитать в себя всю холодную красоту и ледяное безмолвие окружающих просторов. Она стала частью этой земли. И вот, подходило к концу время её правления.  

То, что ей рано или поздно придётся сложить свои регалии к ногам новой Леди - Хранительницы не задевало никаких струн в ледяном, но живом сердце.

Не положено Северной Леди задумываться о подобном. Неминуемое – произойдёт. Тем не мене, всё больше и больше времени леди Айрис проводила если не вне Чертогов, то у его окон, словно желая сохранить в памяти всё, за что зацепится глаз.

Если бы этой, безразличной ко всему женщине, были бы присущи человеческие чувства, можно было бы решить, что она испытывает сожаление. Как иначе объяснить редкий, трепещущий огонёк в самой глубине серых глаз? Но разве может такое быть? Если холод не только извне, но и внутри?

Позади скрипнула дверь. Леди Айрис послала в окно прощальный взгляд, провела рукой по белоснежному челу и повернулась к уже подошедшей ученице.

Бейрис присела в реверансе.

– Приветствую, тебя, госпожа.

Леди Айрис с улыбкой посмотрела на ученицу, заметив какое внимание та уделила не только манерам, но и внешнему виду. Её всё ещё заботили такие мелочи. И это было так по–человечески.

Иногда за Бейрис было забавно наблюдать. То, что она именно та, кто заменит её на Ледяном Троне, Хранительница поняла ещё в первую их встречу, когда увидела сжавшуюся в комочек девочку у одной из оград на улицах зимнего города, а история, рассказанная ребёнком, подтвердила догадку. Горячее и доброе сердечко определило выбор. Особенно удивило Хранительницу созвучие их имён. Могло ли быть так, что мать этой сиротки предчувствовала её судьбу? Привезя дитя в Чертоги, Северная Леди постаралась узнать всё о Бейрис, а потом долго и задумчиво следила за девочкой, удивляясь совпадениям.



Анна Ходотай

Отредактировано: 03.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться