Легенда о Леди Северных Чертогов

Глава 9 Старик Луи

Среди множества тех, кто населял Северные Чертоги, Луи, или старик Луи, как его звали сейчас, выделялся своим особенным положением и отношением к окружающим. В нём было всё то, чего были лишены остальные: сострадание и сопереживание, смиренная покорность судьбе и удивительная, несгибаемая воля человека, которому нечего просить у судьбы и ждать от неё тоже нечего. Вместе с тем, он был пуглив и чурался всякого внимания со стороны других слуг.

Был только один человек, чьё общество он искал так или иначе, потому что только это оставалось смыслом жизни. Казалось, что присутствие госпожи, Леди Хранительницы он ощущает всем естеством. Рядом с ней Луи становился живее, исчезала апатия и усталость, и старческая немощь, пусть и не полностью, покидала его. Даже глаза, зеркало души возвращали себе ясный голубой цвет. Но об этих метаморфозах мало кто знал, равно и о том, что же привело этого мужчину в Чертоги.

На самом деле Луи был не так стар, каковым казался на вид. Не долгая жизнь посеребрила его волосы, и не тяжёлый труд согнул спину. Испытания, коснувшиеся как тела, так и духа (последнего в большей степени), сделали его тем, кем он был сейчас.

Луи вырос единственным ребёнком в семье королевского наместника на Северных землях. Этот нордический край слыл суровым и требовательным к своим обитателям. И как во всяком краю, где жизнь трудна и испытывает человека на силу и выносливость, цвели здесь буйным цветом легенды, поверья и байки.

Самые многочисленные из них были о загадочной зимней деве, прекрасной и бессердечной одновременно. Встреча с нею одним сулила смерть, а  иным и некое счастье, неведомое, впрочем, никому. О ней рассказывали шёпотом в зимние вечера, с оглядкой на плотно закрытые ставни: не дай Бог услышит. Её вспоминали, когда внезапно исчезали люди. Её именем проклинали, желая скорой смерти.

В детстве Луи слышал эти сказания от старой няньки, читавшей, что сможет с их помощью приструнить своенравного мальчишку. Пожилая женщина не справлялась с шалопаем, и чуть что грозила ему мыслимыми или немыслимыми карами. Самым частым было предостережение, что поплатится он за свои проступки в Чертогах самой Северной Леди.

Кто знает, была ли та старуха вещуньей, или просто частое и бездумное повторение угрозы привело к её исполнению, но случилось всё так, как и сулила нянька. Юноша, выросший из задиристого мальчишки Луи не научился любить и сопереживать другим. Каждый день, да что там, каждый миг жизни проживался им ради собственного удовольствия. Пиры, охота, друзья, да амурные похождения – вот в чём видел смысл жизни молодой Луи.

А тут ещё отец привёл в дом свою, то ли материну двоюродную племянницу, вернее даже не родню, так, седьмая вода на киселе, бесприданницу и сироту. Дед с бабой умерли, и более некому было присмотреть за ней, а ведь девица на выданье, пристроить надо бы. Вместе с ней в дом пришли и сплетни. Дескать это та самая дочь того самого, который в куски изрубил жену, застав горемычную с любовником, да и сгинул сам. Куда – не ведомо. А ежели тела не нашли, то вестимо у Северной Леди пропал. Так шептались приближенные Наместника. Находились даже такие, кто клятвенно уверял, будто видел беглеца, скачущего на вороном коне, среди бурана или метели по поручению самой Госпожи, а может и за чьей-то провинившейся головой. Как бы то ни было, но ясно было одно: эта тихая, робкая девушка со смуглой кожей, чёрной тугой косой и удивлённо распахнутыми карими глазами, никому не нужна. К работе её не определяли, и к благородным родичам не приближали, чураясь тёмной истории, в которой и её не было.  Мялась неприкаянно, ни подруг, ни друзей, покуда молодой наместников сын не положил глаз на внезапно объявившуюся "сестру". Родня, не родня, это ещё посмотреть надо, а девица вон какая, кровь с молоком. Грех за такой не приударить. О том, имеет ли право он так поступать, Луи не задумывался. Главным было то, что он желал получить.

А натешившись, забыл дорожку к маленькой спаленке в дальнем коридоре замка.  Ни слезы, ни мольбы бывшей возлюбленной не помогли. Да и не мила она стала больше.

Сломленная горем и свалившимся на неё бесчестьем, девушка прокляла Луи. Пожелала, чтобы отвергнувший её юноша познал всю силу любви, но никогда не смог её насладиться, и наложила на себя руки.

 Скандал разразился неимоверный. Разозлённый отец отправил сына в одно из дальних поместий и приказал никогда не упоминать имя того в своём присутствии.

Луи посмеялся, собрался в дорогу и уехал, подальше в глушь. Отцовскому наказанию он не верил, поостынет немного, поймёт, что девчонка ничего из себя не представляла и вернёт сына обратно. А там, глядишь и управлять землями приставит.  В проклятие он тоже не верил, считая грозные слова чушью.

На новом месте Лу прожил около года. Всё так же кутил, что ни день ездил на охоту и хвастливо рассказывал каждому желающему о столичной жизни.   Вскоре о причине ссылки наместникова сына стало известно в округе. Местные жители заволновались. Им, привыкшим жить по соседству с легендами, да коротать вечера с небылицами, казалось дурным предзнаменованием появление отмеченного смертью человека.  Его спровадить бы прочь, да нельзя. Сам наместник прислал.

На робкие замечания не испытывать судьбу, Луи отмахнулся. Ну, что может здесь с ним случиться?  Заблудится среди елей и сосен? Одни снега кругом. Северная Леди заберёт? Какая? Та самая? Россказни. Простой люд суеверен и на смех господина ответил глухим ропотом: быть беде.



Анна Ходотай

Отредактировано: 03.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться