Легенда о Леди Северных Чертогов

Глава 11 О чём молчат Чертоги

Леди Бейрис гневно взглянула на слугу.

– Что ты мелешь, старик! Ты хоть понимаешь, о чём меня просишь?

 Луи протянул к девушке дрожащие руки.

– Пожалуйста, госпожа Бейрис не губите её! Вы добились своего, господин Бран любит вас, уезжайте с ним. У вас будет долгая и счастливая жизнь. Позвольте моей госпоже остаться Хранительницей. Прошу Вас, умоляю.

Старик плакал, слезы катились по морщинистому лицу, но Луи был полон решимости во что бы то ни стало спасти свою госпожу. Оставалось всего два дня, каких-то два дня и весь смысл его жизни будет утрачен.

 Луи упал перед Бейрис на колени и ухватился за подол платья.

– Я умоляю… Все, что угодно, любой Ваш приказ, я все исполню. Я знаю, как пройти в сокровищницу…

Бейрис отдёрнула край одежды и отвернулась. Лицо скривила гримаса презрения, ей было противно находится рядом с этим стариком. Вечно лебезит, пресмыкается, бегает за госпожой Айрис, как собачонка. Разве он не понимает, что жалок?

– Госпожа воспитала меня, чтобы стать хранительницей.

– Но вы не её дитя!

– И что с того? Я – хранительница!

– А ваши родные? Те, кто любил вас? Ваш брат? Ведь он не устоял перед леди Айрис.

– Какой брат?

Девушка изумлённо повернулась к слуге. О чём он говорит? Старик совсем с ума сошёл. Нет у неё никакого брата, и не было никогда. Леди Айрис приютила её ребёнком, дала ей кров и пищу.

– Ты лжёшь, старик.

– Нет, я не лгу! Вот, смотрите! – Луи достал из-за пазухи маленький свёрток, и протянул Бейрис. – Это было с вами, когда вы впервые появились в Северных Чертогах. Разве вам он ни о чём не напоминает, ни о ком? Ваш брат тоже был здесь! Вы видели его каждый день столько лет, в Тронном зале. Самая последняя скульптура. Скрипач, вспомните, прошу вас, моя госпожа. Леди Айрис любила его, так, как никогда не относилась ко мне, а я… Я никто для неё. Я знаю, госпожа Айрис накажет за то, что я украл его и пришёл к вам. Ну и пусть, но вы должны знать правду! Ваш брат отдал жизнь ради леди Айрис.

Старик задыхался под наплывом эмоций, его голос то резко подымался вверх, срываясь на крик, то снова опадал до полушёпота. Все, что за эти годы накопилось в истерзанной душе, вырвалось наружу.  Робость и страх за ту, кого он любил сменилось желанием сохранить ей жизнь.

– Разве вы не понимаете? Вы убьёте её. И навсегда забудете кто вы и откуда. Забудете, что вы были такой же, как этот Бран, покуда жизнь в Чертогах не изменила вас.

– Леди Айрис?! Любила? Ты сошёл с ума, старик.

– Нет, нет, нет, – затрясся Луи, – я не лгу. Я всё знаю, как было. Сам видел. И если бы моя госпожа могла, она бы ушла с ним.  Но она не могла. Чертоги не отпускают того, кто им принадлежит.  Вот, взгляните, это ваш медальон.

Он полз за ней на коленях и тянул сложенные чашечкой ладони, с лежащим в них медальоном. Бейрис отступала, пока не прислонилась спиной к стене. Ей бы оттолкнуть сумасшедшего старикашку, уйти прочь, а ещё лучше к Наставнице и потребовать, чтобы слугу наказали, но дрожащие протянутые ладони притягивали взгляд. Она разглядела серебряную цепочку, овальную крышечку, украшенную розовым цветком и невольно потянулась к нему.

– Да, он ваш. Был с вами в день вашего приезда.  Вы были совсем ещё дитя. Леди Айрис усадила вас на колени и спросила про него…

– Я… не помню этого, – неуверенно протянула девушка.

– Это из-за чар. Замок предаёт забвению всё, что может ему угрожать. А я принадлежу моей госпоже всем сердцем. Поэтому я не похож на остальных. – предвосхитил Луи новый вопрос.

Он понял, что заставил Бейрис сомневаться. Это было на руку. Луи поднялся с колен, выпустил цепочку, заставив украшение повиснуть на её конце.

–  Видите эту розу? Один лепесток двигается, под ним портрет женщины. И вы на неё очень похожи… Первое время я находился при вас неотлучно. Так приказала госпожа Айрис.   И до того, как вы начали забывать, я узнал, откуда появилась в Чертогах девочка по имени Бейрис. Узнал о вашей тёте, б отце и матери. А потом госпожа отправила Тирса всё разузнать о вас. И он сделал всё как надо.  Да вот только успокоения моей госпоже это не принесло.  В тот день такая вьюга бушевала…

– Хорошо, рассказывай.

Бейрис вздохнула. Слова Луи посеяли сомнения в сердце и, хотя она должна была приказать ему замолчать, и тотчас же отвести к Наставнице, она не сделала этого. Любопытство было сильнее заповедей госпожи Айрис. Девушка отобрала у слуги медальон и сделала то, о чём он говорил, поддела ногтем один из лепестков. Медальон послушно раскрылся и на одной из половинок действительно была изображена миловидная светловолосая женщина с нежной улыбкой и озорным взглядом.

Луи тем временем заговорил. Торопливо, сбиваясь и порой замолкая, он исповедовался той, кого умолял о снисхождении.  Ему было, что рассказать. Взросление Бейрис проходило на его глазах. И он, как никто другой понимал, почему Северная Леди решила искать себе замену раньше срока. Ей бы править и править, свято чтя непреложные законы холодного царства. Да только пусто было в ледяном сердце. И не правда, что хозяйка этих неприветливых для любого человека земель бессердечна ко всему живому. Нет, в этом и есть насмешка природы и самого мира: чтобы справиться со свирепыми ветрами и холодами, Хранительница должна быть сильной.  Силу даёт только любовь.



Анна Ходотай

Отредактировано: 03.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться